Упустил ли Казахстан шанс диверсифицировать экономику?

На этот и другие вопросы обозревателю Forbes.kz ответил вице-президент по развитию бизнеса Международной финансовой корпорации (IFC) Димитрис Цицирагос

Круг вопросов, которыми занимается вице-президент Международной финансовой корпорации (IFC) по развитию бизнеса Димитрис Цицирагос, достаточно широк: от вызовов и перспектив глобальной и региональной экономик до развития частного сектора и МСБ. Обозреватель Forbes.kz решила остановиться на экономической ситуации.

F: Дмитрис, как вы оцениваете влияние низких цен на нефть на инвестиционную привлекательность Казахстана?

- За последнее десятилетие страна повысила свою конкурентоспособность и сегодня занимает 42 место среди 140 стран в Глобальном рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума. Казахстан в 2017 поднялся на 16 позиций в рейтинге Doing Business Всемирного банка и занял 35 строчку из 190 стран мира.

Неопределенность в глобальной экономической ситуации и падение цен на нефть привели к снижению привлекательности многих стран со средним уровнем дохода для международных инвесторов, и с этой точки зрения Казахстан не является исключением. Высокая зависимость от нефти, газа и других полезных ископаемых сделала страну уязвимой к колебаниям цен на сырьевые товары, а низкий уровень цен на них, который стал «новой реальностью», сузил фискальное пространство и поставил долгосрочный рост под угрозу.

Хорошая новость заключается в том, что сейчас страна восстанавливается после экономического спада и последовавшей за ним девальвации тенге. Согласно Докладу о мировых инвестициях ЮНКДАТ, в 2016 приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Казахстан вырос больше чем в два раза и составил $9 млрд. Однако большая часть этих инвестиций была направлена в горнодобывающую промышленность.

Республике необходимо диверсифицировать экономику и использовать свои ключевые активы, в том числе большие площади пахотных земель и географическое положение, для поддержания устойчивого экономического роста на основе не-нефтяных секторов.

F: В одном из своих интервью вы говорили, что большинство стран с сырьевой экономикой так и не смогли диверсифицировать ее. С учетом нынешних цен на нефть есть ли еще у этих стран возможность сделать это?

- Во время сырьевых бумов многим странам, зависящим от ресурсов, сложно разрабатывать и направлять госинвестиции и проводить реформы экономической политики, которые служат основой для диверсификации. Хотя данный фактор имеет особое значение для стран, зависимых от сырьевых товаров, он создает проблемы для большинства развивающихся стран, стремящихся обеспечить свои растущие трудовые ресурсы рабочими местами с более высокой производительностью.

Никакого волшебного рецепта не существует, есть определенные факторы, которые создают основу для диверсификации, а ее движущей силой является частный сектор.

F: Нынешнюю экономическую ситуацию одни называют затянувшимся кризисом, другие – новой экономической реальностью. А как вы считаете, что происходит с мировой экономикой и как долго ее будет штормить?

- После шести лет медленного или почти нулевого роста мировая экономика набирает обороты, и ее циклическое восстановление дает надежду на увеличение количества рабочих мест, рост доходов и большее процветание в будущем. В 2017 темп глобального роста прогнозируется на уровне 3,5%-3,6%.

Перспективы стран с развитой экономикой улучшились благодаря более сильным показателям в сфере производства. Этот рост характерен для многих стран, в том числе и в Европе, хотя некоторые из них по-прежнему испытывают проблемы, связанные с высоким долговым бременем и слабым финансовым сектором. Перспективы развития стран с формирующейся и развивающейся экономикой также сулят хорошие результаты для глобального роста. В последние годы эти страны являлись локомотивом восстановления глобальной экономики, и в 2017 они будут продолжать привносить более ¾ роста глобального ВВП. Несмотря на уязвимость экономики, вызванную снижением цен на нефть в Центральной Азии, в ближайшие несколько лет также ожидается возобновление умеренного циклического роста.

F: Какой выход, на ваш взгляд, есть из сложившейся экономической ситуации в мире и в Казахстане в частности?

- Для дальнейшего улучшения глобальных перспектив требуется применение экономической политики, способствующей инклюзивному и устойчивому росту, устранению финансовой уязвимости, а также созданию рабочих мест и экономических возможностей для всех. Страны должны стремиться к более сбалансированному росту. Для этого им необходимо предвидеть влияние технического прогресса и экономической интеграции, оснастить население инструментами для получения выгод от экономического роста и внедрить внутреннюю политику, обеспечивающую более широкое распределение таких благ.

Во многих отношениях меняющаяся глобальная среда - это своеобразный сигнал к действию. Как и другие страны, Казахстан сталкивается с задачей диверсификации экономики. Страна нацелена на рост, что стимулировалось бы не только сырьем, но и предпринимательством, технологиями и торговлей. Будущее - за процветающим частным сектором, получающим поддержу со стороны эффективных и прозрачных госучреждений.

Чтобы достичь этого, Казахстану необходимо приступить к реформам. Необходимо продвигаться по пути снижения зависимости от монополий и участия государства во многих отраслях, таких как добыча нефти и газа, электроэнергетика или ж/д-транспорт, и содействовать развитию частного сектора. Страна должна принять меры экономической политики, направленные на дальнейшее стимулирование предпринимательства и конкуренции, поскольку, по некоторым оценкам, на МСБ в РК приходится всего 20% ВВП по сравнению с глобальным средним показателем в 47%.

Сельскохозсектор также имеет потенциал для повышения доходов населения, создания рабочих мест и содействия диверсификации. Обладая большой площадью пахотных земель и географическим положением, страна должна сосредоточиться на сельском хозяйстве, животноводстве и переработке сельхозпродукции. Кроме того, существуют возможности для развития перерабатывающих отраслей - нефтехимии, производства химикатов и удобрений. Сектор услуг также предлагает очень интересные возможности: от логистики до финансов, информационных и коммуникационных технологий, от туризма и образования до здравоохранения и профессиональных услуг.

Мы видим большой потенциал для Казахстана в деле поддержания долгосрочного роста в сотрудничестве с правительством, частным сектором и другими агентствами развития. IFC и Всемирный банк находятся в процессе проведения систематического анализа частного сектора, в котором, как ожидается, будут определены ключевые области, в росте которых частный сектор может играть ведущую роль. Этот анализ будет способствовать разработке группой Всемирного банка новой стратегии для страны, которая в настоящее время находится в стадии подготовки.

F: В Казахстане распространены государственные программы по поддержке МСБ, которые включают кредитование под низкий процент. Некоторые эксперты считают, что такого вида поддержка оказывает МСБ медвежью услугу, так как это не дает развиваться бизнесу в максимально конкурентной среде. Вы согласны с этим утверждением?

- Немногие развивающиеся рынки проводят промышленную политику с целью диверсифицировать свою экономику с такой же настойчивостью, как Казахстан. В период с 1997 по 2015 предприятиям были предоставлены различные субсидии на сумму более $79 млрд. Эти субсидии сыграли важную роль в поддержке экономики в период экономических спадов и послужили одним из основных источников новых кредитов после кризиса 2008. Что касается эффективности программ прямого государственного кредитования, факты свидетельствуют о том, что такие программы могут обходится дороже, чем ожидалось, а их эффективность может быть улучшена за счет более качественной подготовки. Также очевидно, что сильные банковские и небанковские институты, которые могут разрабатывать бизнес-модели для достижения оптимального баланса между риском, выгодой и издержками, лучше подходят для предоставления финансовых услуг для МСБ.

Говоря об МСБ в целом, надо отметить: в то время как число таких предприятий продолжает расти, оно остается низким по сравнению с другими странами со средним уровнем дохода. На долю сектора МСБ Казахстана приходится всего 28% от общего числа создаваемых рабочих мест, что намного ниже среднего мирового показателя в 63%. Малые и средние предприятия страны недостаточно развиты и не обладают достаточными экспортными мощностями, и лишь 6% МСБ в стране занимаются экспортом прямо или косвенно.

Для решения этих вопросов я бы предложил правительству постепенно переходить от субсидирования МСБ к созданию условий, благоприятствующих нормальным операциям в банковском секторе, что принесло бы пользу экономике в целом.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте