Справедливость за вознаграждение

С 1 января 2016 года судоисполнение в пользу юридических лиц в Казахстане станет полностью частным

Такая норма содержится в принятом в этом году Законе «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам совершенствования исполнительного производства».

По прогнозам Минюста, это порядка 250–300 тыс. исполнительных документов ежегодно на многомиллиардные суммы.

В Национальной палате предпринимателей (НПП) говорят, что «нововведение направлено на развитие института частного судебного исполнителя и снижение нагрузки на государственных судебных исполнителей, что является актуальным на сегодняшний день и должно поспособствовать увеличению количества исполненных судебных актов».

Энтузиазма нет

Однако у самих частных судебных исполнителей новость особой радости не вызвала. «Это хорошо в том плане, что нам не придется, как сегодня, искать потенциального клиента. Но нельзя сказать, что все эти 300 тыс. документов будут реально исполнены и мы сможем на них заработать», – говорит Багдат Калиева, председатель Региональной коллегии частных судебных исполнителей Астаны, к которой Forbes Kazakhstan обратился за комментариями. По ее прогнозам, из всего потока дел могут быть исполнены примерно 50 %.

фото: Kevin O’Keefe/Ikon Images RM/Fotobank.ru

Еще менее оптимистично настроен ее коллега, частный судебный исполнитель Мендигали Сарбасов. Он считает, что с учетом нынешней экономической ситуации в стране и мире могут быть исполнены лишь 10–20 % от общего числа исполнительных документов. «Большинство ТОО, которые сегодня существуют, либо «пустышки», за которыми нет вообще никакого имущества и с которых, соответственно, нечего взыскать, либо «однодневки», которые открываются ради одной сделки и ликвидируются сразу по ее завершении. Они, как правило, уже имеют долги по зарплате, налогам и т. д. Так что взыскать с них что-либо также представляется маловероятным», – констатирует он.

В реальности же пока расклад еще хуже. В 2013 году у столичных частных судоисполнителей было 6643 исполнительных производства о взыскании в пользу юрлиц на общую сумму более 92 млрд тенге. Из них исполнено в полном объеме лишь 1070 дел на 6 млрд тенге.

Урезанная оплата

Планы Минюста о полной передаче этого вида судоисполнения в конкурентную среду «частники» называют трудноосуществимыми - при существующем уровне оплаты и условиях работы. В первую очередь - из-за плавающего тарифа: их услуги будут оплачиваться в размере от 3 до 25 % в зависимости от суммы взыскания или стоимости имущества (чем выше сумма, тем меньше процент вознаграждения), тогда как раньше была фиксированная ставка в 10 %.

По словам зампреда Комитета по исполнению судебных актов Республиканской коллегии частных судебных исполнителей (РКЧС) Сергея Ли, судоисполнители пытались возражать против установленной законом тарифной политики. «Учитывая возражения РКЧСИ на оперативном совещании Министерства юстиции, – рассказывает Ли, – было принято решение о проработке вопроса о внесении поправок в проект постановления в части изменения тарифов, в канцелярию премьер-министра было направлено письмо о принятии во внимание внесенных уточнений в проект постановления с приложением соответствующих материалов. Однако в этот же день, ввиду ограниченности сроков, на заседании правительства был принят первоначальный проект постановления без учета внесенных изменений».

Все же Ли считает, что принятый правительством проект постановления также является приемлемым, так как «свыше 86 % находящихся на исполнении у ЧСИ документов составляют суммы не более 3,7 млн тенге, по которым предусмотрена ставка в 10 %». Чиновники при этом обещают по итогам девяти месяцев провести анализ деятельности «частников» в части применения на практике принятых тарифов и в случае необходимости внести соответствующие изменения в постановление.

Однако те категорически не согласны с предложенной дифференциацией и считают, что до становления института вообще не надо было вносить какие-либо изменения в отраслевой закон. «Нам невыгодно будет брать большие суммы при утвержденной правительством дифференциации оплаты. Мы и при фиксированной ставке в 10 % кое-как существовали, – говорит Калиева. – Ведь кроме исполнительного производства мы имеем и другие расходы – аренда офиса, налоги, зарплата, интернет, обслуживание программы. А они нигде не заложены и никем не учитываются». По ее словам, именно за счет исполнения средних дел, сумма взыскания по которым составляет от 5 до 100 млн тенге (до 50 МРП), частные судоисполнители возмещали свои расходы и получали прибыль. «За счет этой прибыли мы могли без ущерба для себя нести все риски и убытки по мелким или бесперспективным делам, – объясняет она. –  Исключение этой прибыли в итоге может привести к банкротству ЧСИ».

По этой причине уже три астанинских частных судоисполнителя сложили свои полномочия. «Конечно, на их место придут другие – Минюст планирует до конца года увеличить количество ЧСИ до 800. Но каков будет их качественный состав?» – задается вопросом Калиева.

Пять «частных» процентов

На сегодня в стране осуществляют деятельность 469 частных судебных исполнителей, выдано 1116 лицензий. В начале июня Минюст планирует провести еще один конкурс. Ряды «частников» в основном формируются из числа бывших государственных судоисполнителей, сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры и судей.

Больше всего ЧСИ в Алматы, Астане и Караганде, то есть в самых экономически развитых регионах страны. В других городах значительно меньше. Так, в Павлодарской области на одного частного судоисполнителя приходится 1504 исполнительных документа.

Число документов, находящихся у «частников» на исполнении, растет: 20 тыс. в 2012 году против 60 тыс. в 2013-м на сумму более 471 млрд тенге. По итогам же первого квартала текущего года в производстве ЧСИ находилось уже 

86 514 документов на 465 млрд тенге. Правда, реально исполнено лишь 7340 документов на 6 млрд тенге.

Рассматриваемые сегодня «частниками» документы – это всего около 5 % от всего объема, находящегося на исполнении у судебных исполнителей страны (свыше 

1 млн 384 тыс. документов на общую сумму 1,7 трлн тенге с начала года, из которых исполнены 531 тыс. на более чем 72 млрд тенге).

Посему говорить о том, что этот институт состоялся и представляет реальную конкуренцию государственным судоисполнителям, рано.

Для развития частного судоисполнения в прошлом году был упрощен порядок получения лицензии. «Частников» также наделили правом исполнять документы по всем категориям дел за исключением тех, где должником является государство. Расширена и территория их деятельности – до областей.

«Все полномочия и рычаги, которые есть у государственных судебных исполнителей, имеются у частных. Единственное – все ограничительные меры, например наложение ареста на имущество, запрета на выезд за рубеж, последними осуществляются с санкции суда», – поясняет руководитель Управления по организации деятельности частных судебных исполнителей Даурен Исмаилов.

Не соответствуют действительности, по его словам, и озвученные в свое время опасения экспертов относительно возможной криминализации этого института (тогда многие прогнозировали, что без должного надзора государства частные судоисполнители могут превратиться в вымогателей и рэкетиров).

«Если посмотреть по количеству обжалований действий частных судебных исполнителей, самый минимальный процент – о признании их незаконными. Потому что у нас, во-первых, есть конкретный стимул – доход, во-вторых, личная материальная ответственность, в-третьих, риск лишиться лицензии», – в свою очередь отмечает Сарбасов.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте