Скрытая угроза

Интерес казахстанцев к страхованию имущества не повысило даже разрушительное землетрясение в Турции
Фото: © Depositphotos.com/casanowe1

Затронувшее Сирию и Турцию февральское землетрясение стало крупнейшим международным убытком в страховании от катастроф с начала года. Отраслевые убытки составили $5 млрд. Турецкие власти оценили общий ущерб в $103,6 млрд, и значит, свыше $98 млрд непокрытого страхованием ущерба легло на плечи местных властей и владельцев активов.

Казахстан с сейсмически неспокойным югом внимательно следил за развитием трагических событий. Однако они мало повлияли на отношение казахстанцев к страховой защите. После бурных обсуждений в социальных сетях о необходимости иметь в жилище «тревожный чемоданчик» дискуссия сошла на нет и не материализовалась в поток договоров страхования недвижимого имущества.

Продукт с покрытием риска землетрясения СК предлагают давно на добровольной основе. Но уровень его проникновения очень низок, хотя и выше, чем 5–10 лет назад. Сегодня катастрофические риски страхуются на добровольной основе – в основном средним и крупным бизнесом. Население, как правило, страхует недвижимость в 70% случаев по требованию банка при оформлении ипотеки.

Председатель правления СК «Номад Иншуранс» Даурен Иманжанов отмечает, что после трагических событий в Турции в компании наблюдали кратковременный интерес к страхованию со стороны населения, «поступало много звонков и обращений». Но в итоге «прирост портфеля был крайне незначительным», и в данный момент спрос на продукт вернулся к прежним показателям. Компания предлагает продукты добровольного страхования жилья как с полным пакетом рисков (поименованные риски с обязательным покрытием землетрясения), так и риск землетрясения отдельно. По портфелю в СК видят, говорит Иманжанов, что спрос на полный пакет рисков гораздо выше. Однако «основной портфель формируется за счет залогового имущества, то есть вмененных продаж через каналы БВУ».

«Безусловно, события в Турции сильно подняли интерес к страхованию недвижимости на случай землетрясения, мы получили сотни обращений. Однако до реальных договоров дошли лишь несколько десятков клиентов», – делится информацией первый заместитель председателя правления СК «Евразия» Самат Кабдолов.

По мнению страховщиков, причина пассивности казахстанцев носит комплексный характер. Это общая инфантильность населения, которое считает, что в случае каких-либо потрясений государство обязательно поможет. Хотя понятно, что поддержка будет точечной. «Если от удара стихии пострадает крупный мегаполис и сотни тысяч людей, никаких внутренних ресурсов не хватит для устранения последствий», – замечает Кабдолов. Кроме того, оказывает влияние на ситуацию низкий уровень реальных доходов граждан, хотя есть пример стран Латинской Америки или Юго-Восточный Азии, жители которых обладают сопоставимыми доходами, но при этом доля страхования в ВВП там кратно выше, чем в Казахстане. Также фактором является отсутствие законодательной базы и слабая страховая культура. Массовые страховые продукты в Казахстане развиваются лишь последние 20 лет, в то время как у других стран за плечами столетие развития рыночных отношений, а вместе с ними и РЦБ, банковского и страхового секторов.

Кабдолов говорит, что не видит рисков в развитии добровольного страхования недвижимости, учитывая, что «для нас открыт глобальный рынок перестрахования, способный абсорбировать любые катастрофические убытки». Он ставит в пример урегулирование в Турции колоссальных убытков международным перестраховочным рынком, когда за разрушенные и поврежденные дома платили компании из США, Европы, Азии и Латинской Америки. «Международный рынок давно выстроил механизмы: землетрясение, да и любая другая катастрофа – стандартный страховой риск, с которым работают каждый день», – поясняет собеседник.

Нужны правила игры

Многие страховщики уверены, что проблему повсеместного страхования недвижимости можно решить, приняв соответствующий законопроект. Мало того, в 2014 году рынок уже обсуждал проект закона «Об обязательном страховании недвижимого имущества граждан». Однако регулятор, страховые компании и Ассоциация финансистов Казахстана (АФК) тогда не пришли к пониманию, как должна выглядеть модель обязательного страхования от катастрофических явлений. Возникли противоречия по концентрации рисков, величине страховых тарифов, объему гарантированных выплат. С тех пор законодательное решение поставлено на паузу. В данный момент на площадках АФК и Ассоциации страховщиков Казахстана (АСК) такого вопроса в повестке нет.

Кабдолов полагает, что обязательное страхование на случай землетрясения или другого стихийного бедствия не реализовано из-за того, что такой закон, «скорее всего, будет восприниматься населением как очередной косвенный налог, взимаемый даже не государством, а страховыми компаниями». Тем не менее рынок периодически возвращается к теме, «когда где-то в мире происходит масштабное стихийное бедствие – наводнение, пожар или землетрясение». По мнению собеседника, в случае возвращения к обсуждению законопроекта должны быть застрахованы все объекты недвижимости, которые могут подвергнуться влиянию стихийных бедствий, в том числе находящиеся в государственной собственности. Что же касается частной собственности физлиц, если это делать по примеру Турции, то «необходимо устанавливать лимиты и тарифы в зависимости от региона и категорий актуальных рисков». Можно «интегрировать Единую страховую базу данных (ЕСБД) с кадастровой картой земельных участков, так как все легальные объекты недвижимости оцифрованы и занесены туда».

Страховщики выражают готовность массово страховать катастрофические риски в случае принятия соответствующего закона. Есть IT-системы, позволяющие онлайн заключать сотни тысяч полисов страхования. Создана и успешно работает ЕСБД, которая администрирует массовые классы страхования. Немаловажно, отмечает Иманжанов, что рынок предлагает аналогичные продукты в добровольном сегменте и наработал статистику актуарных расчетов. Дело за тем, чтобы «тарифы обязательного вида были рассчитаны актуариями и одобрены рынком». Очень важно, по словам собеседника, сделать закон понятным для всех заинтересованных сторон, включая обычных граждан. Закон должен учитывать все возможные ситуации, «касающиеся обязательного страхования имущества, и предлагать специфические решения, а также устанавливать ясные требования к минимальному уровню страхового покрытия». Кроме того, полагает Иманжанов, участие общественности в обсуждении законопроекта «поможет обнаружить потенциальные недостатки и внести необходимые изменения для его улучшения».

А главное, по мнению страховщиков, – страхование должно происходить на рыночных условиях. Ключевой причиной непринятия закона об обязательном страховании недвижимого имущества в 2014 году стало разногласие по модели. Рассматривались три варианта. Первый – с созданием государственного фонда, который по примеру Фонда обязательного медицинского страхования работал бы с населением напрямую, без участия страхового рынка. Второй, когда страховщики выступали бы агентами фонда и собирали для него премии. Третий – рыночная модель без создания госфонда и с полным включением страховщиков в процесс страхования и перестрахования рисков. Против третьего варианта приводились аргументы, что страховые компании недостаточно капитализированы, премии аккумулируют крупные игроки, что будет противоречить необходимости рассредоточения рисков по компаниям и перестраховщикам. Однако страховщики поддерживают именно третий вариант.

Кабдолов замечает, что в Турции обязательным страхованием недвижимости занимается специализированная государственная компания, но говорит, что не видит особого смысла в создании аналога в Казахстане, «тем более что это потребует дополнительных расходов со стороны бюджета». Он уверен, что действующим игрокам вполне по силам самим справиться с этой задачей и при необходимости обратиться к международным перестраховочным емкостям.

Страховка для риска

Компании по общему страхованию (КОС) с 2019 по 2023 год увеличили размер собственного капитала с 419 млрд до 601,5 млрд тенге. Это не так много для покрытия при необходимости масштабных рисков, если сравнивать их капитализацию с крупнейшими мировыми страховщиками. Между тем существуют варианты повышения выплатной емкости для катастрофических рисков в рамках национального рынка. Это передача премий в перестрахование за границу, создание внутри Казахстана перестраховочной емкости в виде пула, а также увеличение капитала страховых компаний.

Крупнейшая по активам (470 млрд тенге на начало апреля 2023 года) СК «Евразия» имеет многолетний опыт участия в международном перестраховании (в этом году заплатила свыше 4,3 млрд тенге после землетрясения в Турции) и считает, что на страховом рынке достаточно работающих механизмов, которые позволят запустить систему обязательного страхования недвижимости. «Можно выставить дополнительные регуляторные требования к капиталу компаний, которые хотят заниматься данным классом страхования. Небольшие игроки могут организовать страховые пулы. Для каких-то регионов будет достаточно внутренней перестраховочной емкости. А международный рынок всегда может помочь с предоставлением дополнительных емкостей», – комментирует Кабдолов.

В свою очередь, Иманжанов отмечает, что получение перестраховочной емкости на катастрофические риски у зарубежных перестраховщиков зависит от ряда факторов, в первую очередь – от оценки риска и возможных убытков. «По нашей оценке, такие риски будут приняты, так как это нормальная мировая практика», – говорит собеседник. Но какой объем и на каких условиях – сейчас сказать сложно, так как на данном этапе перестраховщикам необходимо собрать статистические данные и провести глубокую аналитику. В любом случае, уверен Иманжанов, проблем с зарубежными перестраховщиками у казахстанских страховщиков не будет: «Каждый из нас имеет индивидуальный опыт работы с зарубежными партнерами по облигаторному исходящему перестрахованию, в том числе по катастрофическим событиям. Например, «Номад Иншуранс» (активы на начало апреля – 44,5 млрд тенге. – Прим. авт.) имеет перестраховочную емкость по катастрофическим событиям в размере 12 млрд тенге, для нашего портфеля пока достаточно». Собеседник также полагает, что в определенных ситуациях эффективным шагом может быть создание местных страховых пулов по обязательному страхованию имущества. Потенциальным преимуществом пулов он называет локальную ориентированность: пулы позволяют адаптировать страховые услуги к конкретным локальным рискам.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте