Сколько стоят данные о пациентах?

Здоровье человека – главное богатство, а охрана общественного здоровья – важнейшая из услуг государства. Сумма затрат на здравоохранение в Казахстане в последние десятилетия составляет ежегодно более 2% ВВП – и это если учитывать только бюджетные затраты в период до пандемии. В расчете на одного казахстанца в 2020 году затраты составляли около $225 – вдвое меньше, чем в России, и примерно в 20 раз меньше, чем в Великобритании. Они обеспечивают гарантированный объем бесплатной медицинской помощи в виде стационарного и амбулаторного обслуживания, включая около 1,7 тыс. наименований лекарственных средств и медицинских изделий для приблизительно 3,5 млн пациентов.

Сегодня для повышения качества медуслуг учреждения здравоохранения стремятся использовать подходы доказательной медицины, основанные на постоянном сборе данных о лабораторных тестах, диагнозах, назначениях и результатах терапии при помощи специализированных информационных систем, а в перспективе и с носимых устройств. Например, такая система, как канцер-регистр, является единым источником данных о пациентах с онкологическими заболеваниями и используется всеми участниками процесса их лечения. Медицинскому персоналу необходима информация о результатах применения методов терапии для сопоставления их эффективности в различных ситуациях, фармацевтическим компаниям – для анализа побочных эффектов, совместимости, разработки более эффективных и менее токсичных лекарств, а регуляторам – для совершенствования применяемых методов.

То есть эти данные имеют ценность для всех – и ее можно оценить. В Великобритании стоимость данных о пациентах оценивается в $125 за электронную медицинскую карту, в России эксперты называют в 5–10 раз меньшие цифры. Можно сомневаться в правомерности использования персональных медицинских данных технологическими компаниями, однако ясно, что они имеют ценность в десятки и сотни миллионов долларов. Какова их потенциальная ценность в Казахстане, как реализовать этот потенциал и повысить его ценность для общества?

Во-первых, ценность данных о пациентах лишь отчасти связана с уровнем экономического развития или уровнем затрат на здравоохранение. Данные о результатах дорогостоящих тестов могут стоить дороже, но лишь в том случае, если имеют значение для состояния здоровья или идентификации побочных эффектов. Ценность данных в гораздо большей степени зависит от их унификации и интеграции – например, она повышается, если медицинские записи ведутся непрерывно, при этом год от года используются те же самые принципы и подходы. По этим причинам данные о пациентах в Казахстане могут быть ничуть не менее ценными, чем в Великобритании, но в текущей ситуации из них пока нельзя извлечь сопоставимую ценность из-за менее высокого качества, полноты и чистоты.

Во-вторых, для получения экономического эффекта важно сотрудничать с ведущими технологическими компаниями и научными центрами. Не стоит отказываться от международных партнерств, однако в долгосрочной перспективе национальные данные – важный актив для выращивания именно казахстанских компаний.

Наконец, пора задуматься о более системном подходе к управлению данными как активом. В Великобритании запрос ИТ-гигантов на сотрудничество в сфере работы с данными стал мотивом для создания в структуре Национальной службы здравоохранения специального центра по повышению эффективности такого сотрудничества и для разработки методических рекомендаций по партнерствам в области данных, адресованных всем организациям здравоохранения.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте