Вливали ли в Qarmet деньги государства? Ответ Шарлапаева

Речь идёт в том числе о средствах БРК
Канат Шарлапаев
Канат Шарлапаев
Фото: архив пресс-службы «Байтерека»

27 марта журналисты «пытали» в кулуарах Мажилиса министра промышленности и строительства РК Каната Шарлапаева вопросом: «Использовались ли при покупке Qarmet средства Банка развития Казахстана?» И вообще – государственные деньги. Министр отвечал отрицательно и не сдавался под натиском СМИ.

«Для приобретения пакета акций Qarmet не использовались государственные деньги. Это были полностью частные инвестиции. Простой вопрос – простой ответ, – сказал он, когда вопрос прозвучал в первый раз. – Если у предприятия возникла необходимость в оборотном капитале, если оно привлекает – после приобретения [новым акционером] – кредиты, то это нормальный ход деятельности бизнеса. Мы говорим о предприятии, на котором работает более 30 тыс. человек, объем выручки которого составляет более $2 млрд в год. Поэтому если эта компания привлекает деньги у «Халыка», у каких-то других банков или у Банка развития Казахстана, то это коммерческое ведение бизнеса. Я еще раз говорю, что на покупку 100% пакета акций государственные деньги не привлекались. Если есть финансовое привлечение на нормальное ведение бизнеса, на улучшение экологической ситуации в городе Темиртау, на инвестиции в расширение продуктовой линейки этого предприятия, то, я считаю, это нормальное ведение бизнеса».

Новая волна интереса к сделке, в результате которой в декабре 2023 года акционером АО «Qarmet», бывшего «АрселорМиттал Темиртау», стал автопроизводитель Андрей Лаврентьев, вызвала публикация ProTenge. 26 марта этот проект написал о том, что обнаружил в открытых источниках «ряд документов, из которых понятно, что государственный Банк развития Казахстана (БРК) открыл, как минимум, две кредитные линии для АО «Qarmet». Авторы поста уверяют, что каждая кредитная линия представляет собой 25% от стоимости активов Qarmet, что открыты они были за день до даты смены акционера и что ставка вознаграждения по ним составляет 8,41%.

Журналисты спросили Шарлапаева о ставке: вероятно, это льготный кредит, исходя из ее размера. «А вы спросили себя, в какой валюте [кредит]? – парировал министр. – Если вы приводите мне ставку, то, как человек, задающий вопрос, я полагаю, вы подготовились и оперируете проверенной информацией. Если вы задаете вопрос про ставку, вы уточнили, в какой валюте кредит? Потому что если кредит не в тенге, а, например, в юанях...»

Закончить мысль представители СМИ министру не дали, намекнув, что он уходит от ответа. «Я не лукавлю. Я не могу комментировать информацию, которую вы прочитали где-то на Telegram-канале. У журналистов всегда есть возможность обратиться с официальным запросом в БРК и получить соответствующее разъяснение. Хочу повторить: на покупку 100% пакета акций Qarmet и трубного завода в Актау – на два предприятия – государственные деньги не были задействованы. Если предприятие в будущем получает финансирование и привлекает на это кредиты в рамках синдицирования с другими банками Казахстана, то я в этом ничего предосудительного не вижу. Потому что предприятие нужно развивать. Экологию в Темиртау… Вот я не знаю, кто из вас был в последний раз в Темиртау (это министр обратился к присутствовавшим журналистам – F)… Мы сейчас продолжаем инвестировать деньги в развитие этого предприятия. Если мы их не привлекаем из наших финансовых институтов, я говорю о широком спектре сейчас, не только о БРК, например… Кредитные линии у Qarmet открыты в пяти или шести банках».

После министр попытался поделиться мнением о качестве интерпретации данных, журналистских расследований и качестве экономического анализа, но журналисты не позволил ему это сделать. Поэтому главе Министерства промышленности и строительства пришлось повторять фразу о том, что при покупке «Qarmet» средства государства не задействовались. «В том числе – деньги Банка развития Казахстана. На приобретение пакета акций деньги государственного банка использованы не были. Это четкая и понятная позиция, она прослеживается по документам, вы можете их официально запросить, – предложил журналистам министр. – Я, к сожалению, не могу вам предоставить информацию от лица Банка развития Казахстана, потому что это другие люди работают. Но то, что я вам говорю, как человек, который внимательно за этим всем следил, я еще раз повторяю: никаких государственных денег на покупку 100% пакета акций использовано не было».

О новом собственнике «АрселорМиттал Темиртау» объявили 8 декабря 2023 года. Временным владельцем стал государственный фонд прямых инвестиций – АО «Qazaqstan Investment Corporation» (QIC). Затем все акции металлургических предприятий ArcelorMittal Temirtau JSC и ArcelorMittal Tubular Products Aktau JSC (трубный завод в Актау) перешли к новому инвестору – компании Qazaqstan Steel Group (QSG) Андрея Лаврентьева. Компания создана в октябре 2023 года, имеет «прописку» в Астане и зарегистрированную в МФЦА холдинговую компанию – QSG Holding Limited. Условия сделки таковы: QSG выкупит активы АМТ за $286 млн, а также осуществит гарантированные отсроченные платежи в размере $450 млн (четыре равных ежегодных взноса). Кроме того, еще $250 млн должны быть выплачены при закрытии сделки в качестве выплаты непогашенной внутригрупповой задолженности AMT.

Андрей Лаврентьев – председатель совета директоров и акционер группы компаний «Аллюр», №26 в рейтинге самых влиятельных бизнесменов Казахстана – 2023 по версии Forbes Kazakhstan.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте