Сахарная отрасль Казахстана под угрозой: кто виноват и что делать?

Комплексный план развития сахарной отрасли страны, принятый осенью 2022 года, не работает

В 2022 году, когда Россия запретила экспорт сахара, Казахстан столкнулся с жестким дефицитом продукта, а цены на него ощутимо взлетели. Так, в марте 2022-го сахар в среднем по стране стоил около 395 тенге за килограмм, но уже к маю его продавали по 600-800 тенге, в зависимости от региона. И с ограничениями – не более 5 кг в одни руки. Тогда правительство Казахстана экстренно стало разрабатывать меры поддержки местных производителей. Так, в сентябре 2022 года был утвержден комплексный план по развитию сахарной отрасли на 2022-2026 годы. Этим планом предусмотрено расширение посевных площадей сахарной свеклы до 38 тыс. га (в 2022 году было засеяно 12,6 тыс. га); увеличение валового сбора сахарной свеклы до 1,8 млн тонн (в 2022 году свекловоды сдали 281 тыс. тонн); увеличение производства сахара из отечественного сырья до 250 тыс. тонн (в прошлые годы в среднем производили до 40 тыс. тонн); обеспечение страны сахаром за счет переработки отечественного сырья с 7% до 43% - и, соответственно, снижение доли импорта сахара белого с 58% до 17%.

Для реализации этих амбициозных планов правительство поставило 33 задачи, включая использование по максимуму потенциала подземных вод для полива полей, развитие транспортно-логистической системы, защиту рынка от импорта и многое другое.

- Многие из этих задач, согласно плану, должны были быть выполнены уже в первом квартале 2023 года, но ни один из прописанных пунктов до сих пор не реализован, хотя уже завершился второй квартал 2023-го, - констатировала в интервью Forbes.kz президент Ассоциации пищевой и сахарной промышленности Айжан Наурзгалиева.

Она уверена, что поставленные задачи и в текущем году не реализуются. А сахарные заводы уже оказались в сложной, если не тупиковой, ситуации.

Замкнутый круг

О сложном положении сахарных заводов Айжан Наурзгалиева может говорить долго. Проблемы, с которыми столкнулись производители сахара, завязаны одна на другой.

Айжан Наурзгалиева
Айжан Наурзгалиева
ФОТО: личный архив

И основная - серый импорт, или ввоз сахара автомобилями из России. Продукт продается за нал, оседает на базарах и никем не фиксируется. Эти поставки перекрывают кислород местным производителям сахара и ставят под сомнение развитие всей отрасли в целом.

Дело в том, что в России сахар продают по 62 рубля (эта цена установлена законом), что по текущему курсу составляет около 309 тенге. Когда российский продукт везут в Казахстан, то продают его тут по 360-375 тенге за килограмм. Себестоимость же казахстанского сахара – 460 тенге, и, конечно, продать его по такой цене в то время, когда рынок завален дешевым сахаром из России, весьма проблемно.

Но и продавать местный сахар дешевле невозможно - заводы разорятся.

- В 2022 году СПК (социально-предпринимательские корпорации - F) выделили деньги сахарным заводам на закуп сырья в виде сахара-сырца. Это здорово, но проблема в том, что когда 12 октября 2022 года производители подписывали с правительством меморандум о том, что цены на сахар зафиксируются на уровне 460 тенге в течение следующих 12 месяцев, цена на сырье была $400 за тонну, а когда стали выделяться средства, то цена подскочила почти на $100. Мы пытаемся «влезть» в эту цену, и заводы говорят, что готовы продавать по 460, но нашу продукцию никто не берет. Мы просили правительство закрыть ввоз сахара автомобильным транспортом, но там опасаются, что из-за этого производители начнут задирать цены. А мы не планируем их поднимать, нам бы по утвержденной цене продать товар, - заверила Айжан. - Например, Таразский сахарный завод для разгрузки складских запасов попытался реализовать сахар по 390 тенге, но, тем не менее, не смог продать ни одной тонны.

Склад забитый сахаром на Меркенском сахарном заводе, лето 2023 года
Склад, забитый сахаром, на Меркенском сахарном заводе, лето 2023 года
ФОТО: личный архив

Теперь производители получают от СПК «письма счастья» с требованиями начать частичный возврат заемных средств, которые выделили заводам на закуп сахара-сырца. «Но как это сделать, если заводы не могут реализовать товар?» - задается вопросом Айжан.

- Склады заводов забиты сахаром, и если производители не реализуют товар, то они не смогут вернуть заемные средства и рассчитаться с фермерами осенью, когда придет свекла. Это значит, что текущий год будет для сахарников либо убыточным, либо вовсе приведет к развалу отрасли, - «вангует» Наурзгалиева.

Склад забитый сахаром на Меркенском сахарном заводе, лето 2023 года
Склад, забитый сахаром, на Меркенском сахарном заводе, лето 2023 года
ФОТО: личный архив

Далекие от реальности цифры

В числе проблем, с которыми также сталкиваются производители сахара, – недостаток собственного сырья.

- В Жамбылской области, по данным Минсельхоза, посеяли 11 тысяч гектаров сахарной свеклы, но на самом деле хорошо, если там будет хотя бы семь. В Алматинской области, опять же по оценке МСХ, засеяли 8 тысяч гектаров, но эти цифры тоже не совсем соответствуют реальным. Если сравнивать с Кыргызстаном, который по площади значительно меньше Казахстана, то там посеяли 17 тысяч гектаров свеклы. При средней урожайности 350 центнеров с гектара они получат 595 тысяч тонн свеклы, из которой произведут примерно 71 тысячу тонну сахара. И полностью обеспечат сами себя. В то же время в Казахстане засеяно, по нашим оценкам, 15 тысяч гектаров, на которых, по самым оптимистичным прогнозам, должно вырасти 525 тысяч тонн свеклы, из которой произведут всего 63 тысячи тонн сахара, - подсчитала Айжан. - И даже это будет на грани фантастики, потому что в 2022 году, к примеру, мы произвели всего около 29 тысяч тонн сахара из казахстанской свеклы. 

Ежегодное потребление сахара в Казахстане составляет около 500 тыс. тонн, а, согласно комплексному плану, производство сахара из отечественного сырья должно быть увеличено, напомним, до 250 тыс. тонн. Но еще раз отметим: в 2023 году из казахстанской свеклы произведут в лучшем случае только 63 тыс. тонн - в четыре раза меньше амбициозных планов правительства.

- Возможно, это обусловлено тем, что в комплексном плане мероприятий прописано ежегодное увеличение посевных площадей, но ничего не делается для того, чтобы их увеличивать, - вздыхает собеседница.

Бизнес и власть

Все эти проблемы должен был решить комплексный план мероприятий, принятый в 2022 году. Но почему ни одна из прописанных в плане мер до сих пор не реализована?

- Когда приняли комплексный план мероприятий, мы сразу подняли вопрос: кто его будет мониторить? Ведь в этом процессе задействовано не только МСХ, но и Министерство экологии, Министерство финансов и т.д. Один раз они провели с нами встречу по видеосвязи, где присутствовали все причастные к отрасли лица, и получился базар. Мы предложили Минсельхозу разбить встречи по темам и собирать по ним заинтересованных и ответственных лиц, но этого не произошло. На этом весь «мониторинг» и закончился, - говорит Айжан.

И дело здесь не только в мониторинге, но и в любимом казахстанском «футболе», когда для решения той или иной проблемы все пытаются найти крайнего, говорит собеседница. Бизнес ждет помощи от государства, а государство - действий от бизнеса.

- Например, завод «Аксу кант» в 2017 году провел модернизацию, вложил в это колоссальные деньги, а акимат обязался решить вопрос с газификацией завода и подвести к нему железную дорогу. Обещали все сделать к 2020-му. Но эти вопросы не решены до сих пор, и «Аксу кант» по сей день остается единственным заводом, который работает на мазуте и у которого нет подъездной железной дороги. Всё это увеличивает себестоимость производимого там сахара, - приводит пример Айжан Наурзгалиева. – Эти же вопросы прописали теперь уже в комплексном плане, но как они решатся – не понятно. Нам объясняют, что не могут решить вопрос с госэкспертизой по газификации. Что касается ж/д путей, их тоже включили в план, а теперь говорят, что это дорого и денег на это нет, - мол, решайте вопрос сами.

ФОТО: личный архив

Чтобы как-то решить проблему обеспечения заводов местным сырьем, Ассоциация пищевой и сахарной промышленности обращалась к госорганам с просьбой выделить производителям орошаемые земли, чтобы они сами выращивали сахарную свеклу. Но и тут стороны не пришли к консенсусу.

- Нам говорят, что у того же «Аксу кант» есть земля, почему они не сеют? Да, у них есть около 3 тыс. га, из них поливной земли только 210 га, это меньше 10%. Мы уже молчим про то, что это не единая земля, а нарезанные небольшими лоскутами поля в сотне километров друг от друга, и гонять от поля к полю технику элементарно невыгодно. Но основная проблема - все же в орошении земель. Там есть водохранилище, в прошлом году в нем даже была вода, но оросительные сети от этого водохранилища не проложены. И кто должен их прокладывать – тоже непонятно. Нам говорят – пусть этим занимается бизнес, но невозможно все подряд повесить на бизнес! – восклицает Айжан. - Сахарные заводы и так сами обеспечивают фермеров семенами, дают деньги на весенне-полевые работы, платят за транспортировку сырья от поля до завода и т.д., и т.п.

Как разорвать замкнутый круг?

На вопрос о том, что необходимо сделать «здесь и сейчас», чтобы разорвать замкнутый круг проблем, Айжан Наурзгалиева говорит: в первую очередь дать земли заводам и решить вопрос с их орошением, чтобы фабрики могли обеспечивать себя сырьем самостоятельно. Либо же создать кластеры на базе заводов. 

- Такие кластеры, с заводами во главе, объединяют фермеров, сеющих сахарную свеклу. Завод предоставляет технику, агрономов, закупает и устанавливает дождевальные установки, решает вопросы с уборкой и транспортировкой свеклы. Это реально сделать, но для этого требуется внесение изменений в правила субсидирования. Кроме того, необходимо участие науки для выведения семян собственной селекции. И чем оперативнее и мобильнее будет работать отраслевой госорган, тем лучше будет для отрасли, - уверена Айжан. 

Во-вторых, принять срочные меры по ограничению ввоза белого сахара автомобильным транспортом из России, определив один пограничный переход с жестким контролем и мониторингом ввозимого продукта. 

В-третьих, утвердить минимальные оптовые цены и организовать биржевую торговлю сахаром, в том числе ввозимого на территорию РК.

В-четвертых, пролонгировать договор с СПК по возврату денежных средств как минимум на три года.

Станут ли сладкие мечты производителей реальностью? Вопрос остается открытым.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Ошибка в тексте