Паевые фонды РК потеряли треть денег инвесторов за год

Но надеются сохранить позиции для роста в 2023 году
ФОТО: © Depositphotos.com/donogl

Отток средств из розничных паевых фондов по итогам 2022 года составил 34%, или 48 млрд тенге, против годового прироста на 61% по итогам 2021-го. Основные риски были реализованы весной 2022-го. Инвесторы на фоне резко возросшей нестабильности выводили средства из финансовых инструментов. К июлю рынки адаптировались и спад прекратился. По результатам первого полугодия управляющие компании (УК) отчитались о приросте активов. Однако ПИФам не удалось закрепить позитив за последующие шесть месяцев. В большую игру вступила макроэкономика. Оптимизм гасили шокирующая инфляция и обесценивание валют. Центробанкам пришлось успокаивать рынки повышением процентных ставок, что негативно сказалось на рисковых сегментах рынка акций и на облигациях с фиксированной доходностью.

«Рынки в 2022 году значительно упали: индекс широкого рынка S&P500 – на 19,44%, а технологический индекс Nasdaq 100 – на 32,6%. Просели даже, на 12,2%, десятилетние облигации правительства США. Это был единственный год в истории, когда на более чем 10% проседали не только рынок акций, но и облигаций. Соответственно, управляющие и фонды повторили тенденцию фондового рынка», – комментирует финансовый директор управляющей компании Harry Qelm Baabsman ltd. Арман Батаев.

Согласно данным Нацбанка, лишь три фонда смогли зафиксировать по итогам 2022 года рост чистых активов. На 55% увеличились активы ИПИФ SAQ Capital, на 21,5% – активы ИПИФ TABYS Capital (обоими фондами управляет УК Forte Finance), на 10,2% – активы ИПИФ Fixed Income (УК «Фридом Финанс»). Валютой всех трех фондов является доллар. Общая нервозность заставляла управляющих искать «тихие гавани». Однако их было не так много. Спасительные до этого момента валютные активы (на начало декабря 2022 года 83,3% совокупного портфеля ПИФов состояло из ценных бумаг, выраженных в иностранной валюте) не помогли управляющим.

Батаев объясняет это тем, что просели все рынки сразу. По его словам, «несмотря на все потрясения 2022 года, тенге себя чувствует вполне комфортно из-за высоких цен на нефть. Обесценение тенге составило всего 7%, что ниже значений прошлого периода». Собеседник отмечает, что положительными были инвестиции в устойчивые и зеленые компании, которые были в тренде. Так, фонд The Steppe Eagle OEIC под управлением Harry Qelm Baabsman ltd. показал +5,15% в годовом выражении с момента запуска осенью 2022-го. А поскольку год «ознаменовался рекордными значениями по инфляции, проблемами по логистике и выпадением из рынка такой сырьевой страны, как РФ, то цены на сырьевые товары – нефть, газ, и другие – били рекорды. Поэтому ETF DBC на сырьевые индексы – единственный показавший доходность, и очень хорошую – в 19,3%».

Выиграли пессимисты

Казахстанские розничные ПИФы в большей степени представлены фондами облигаций с уклоном в смешанную форму (облигации и другие инструменты рынка). В 2021 году, когда только начал раскручиваться тренд на повышение инфляции, многие управляющие в своих комментариях отмечали перенос внимания на облигации с плавающей ставкой вознаграждения в связи с неоднозначностью базовых ставок и ожиданиями по росту инфляции. Но в 2022-м рост ставок происходил с небывалой скоростью и частотой. Только Нацбанк РК шесть раз за год поднял ставку. К тому же в кризис розничный инвестор точно так же решает «спрятать» свои деньги. Пайщики стали покидать фонды в надежде пересидеть сложное время в кеше. Невозможность поступления средств отрезало управляющих от покупок облигаций с рыночными ставками. Статистика показывает, что в конце 2022-го управляющие выходили из позиций по отдельным активам и формировали объемы для реинвестирования в будущем по более привлекательным ценам. Так, отчеты некоторых фондов говорят о покупке акций КМГ в ходе декабрьского IPO компании.

Аналитики УК Halyk Finance в декабрьском отчете отмечали, что рынок наблюдает сокращение шага повышения ставки ФРС и ожидает, что на заседании в феврале ФРС поднимет ставку на 25 пунктов. Далее оценить эффект рекордных процентных ставок в США «поможет сезон квартальной отчетности, который стартует со второй недели января». Замедление темпов снижения ставки ФРС должно позитивно сказаться на рынках и подготовить почву для восстановления. Управляющие смогут активизировать инвестиционный процесс и поэтапно формировать позиции. Внимание инвесторов будет обращено на ценные бумаги, приближенные к своим справедливым значениям или же торгующиеся с дисконтом.

Если обратиться к фондам, показавшим прирост пая, то структура их портфелей на конец прошлого года была консервативной. Так, портфель ИПИФ Fixed Income (прирост пая на 1,1%) состоял из государственных облигаций (24%) и долговых обязательств крупных корпоративных эмитентов (76%). В корпоративном сегменте наибольший объем бумаг приходился на финансовый сектор (31%) и нефтегаз (23%). Долларовые активы занимали 94% портфеля. Свыше 46% вложений были сделаны в Казахстане. Портфель ИПИФ harMONEY (прирост пая – 4,6%) на 76,5% состоял из тенговых бумаг, из которых на обязательства Минфина приходилось 76%. Еще 14% активов были инвестированы в ETF на акции индекса Nasdaq 100. Портфель также включал ETF на акции и денежные средства.

Доллар все так же в почете

Интересно отметить, что, несмотря на сложности прошлого года, выросло количество розничных паевых фондов. Казахстанский рынок коллективного инвестирования достаточно узкий, и новые игроки появляются нечасто. Предложение по розничным фондам полностью сформировано, и найти место в плотном присутствии крупных УК не так-то просто. Тем не менее попытки сделаны. ИПИФ BCC Elite (УК BCC Invest) сформировал активы в конце мая 2022-го. Он стал первым денежным фондом – его средства будут направляться в инструменты репо и на покупку краткосрочных облигаций тенгового рынка. Цель инвестирования активов фонда – получение держателями паев инвестдохода за счет дивидендов. С момента запуска стоимость чистых активов фонда выросла на 50%, однако стоимость пая не избежала общего падения. Если в первый месяц работы ИПИФ BCC Elite цена пая выросла, то к началу 2023-го – сократилась.

Линейку фондов также запустила компания UD Capital (получила лицензию на осуществление деятельности на рынке ценных бумаг в апреле 2022-го). В ноябре регулятор выдал ей разрешение на открытие ИПИФ UDC Progress и ИПИФ UDC Safe+. Расчет стоимости пая проводится в долларах, а сами фонды ставят в качестве цели переиграть инфляцию США. По словам директора департамента управления активами UD Capital Дамира Сейсебаева, УК зашла на рынок, так так ПИФы – один из неотъемлемых продуктов инвестиционной компании, так как являются «выгодным и надежным средством вложения сбережений инвестором». Он соглашается, что для финансовых рынков «год был действительно непростой, однако видит хорошие перспективы, в частности, на рынке международных облигаций, доходности которых существенно выросли».

Согласно инвестиционной декларации, фонд UDC Safe+ вкладывает средства в надежные валютные облигации международных эмитентов с кредитным рейтингом не ниже «A-» по шкале S&P Global Ratings, в то время как в Казахстане максимальный рейтинг БВУ, предлагающих депозиты, находится на уровне BBB-. Целевая доходность по этому фонду составляет 5%. По фонду UDC Progress целевая доходность повышена до 10% годовых и соответственно расширен риск. Декларация увеличивает долю производных инструментов в портфеле, а также разрешает покупку ценных бумаг с рейтингом не ниже BBB-.

Сейсесбаев объяснил выбор в пользу валютных фондов, притом что к моменту выхода на рынок ПИФов UD Capital предложений по ним было предостаточно. По его словам, в Казахстане многочисленны категории инвесторов, предпочитающих сбережения в валюте, поскольку инвестиции в валютный ПИФ – хороший способ диверсифицировать свои риски. Целевая доходность валютных фондов превышает 1% годовых, которые предлагают банковские депозиты в валюте. «Розничные инвесторы в основном предпочитают высокую доходность. Это, наверное, главный критерий, на который они обращают внимание, зачастую забывая о рисках. Между тем важна не только доходность, но и то, при каком уровне риска она формируется. К примеру, можно таргетировать доходность хоть 50%, но риски при этом будут очень высокими. Фонд, инвестирующий в менее рисковые инструменты, при доходности 5% может иметь более высокую доходность на единицу риска», – поясняет собеседник.

Анализируя линейку фондов UD Capital, можно отметить их высокий порог входа, тогда как в 2022-м многие управляющие доступность снижали. В частности, сокращался минимальный объем покупки паев, который ранее мог доходить до сотен тысяч тенге. Кроме того, УК ВСС Invest снизила номинал пая ИПИФ «ЦентрКредит-Валютный» с $1000 до $100. Сейсебаев замечает, что на данном этапе для УК целевой группой являются юридические лица и физические лица с высоким уровнем сбережений. «Возможно, в будущем мы будем предлагать продукты с более низким порогом вхождения», – говорит собеседник.

Все готовы к худшему?

Отвечая на вопрос о перспективах наступившего года, Сейсебаев говорит, что интерес к рынку коллективного инвестирования остается и он вырос за последние несколько лет. «Если пару лет назад количество пайщиков розничных фондов в Казахстане не превышало 2 тыс. человек, то в октябре прошлого года их количество выросло до 7 тыс. И все равно эта цифра является низкой», – считает эксперт. По его мнению, потенциально она может быть «в десятки, если не в сотни раз выше». Основным препятствием для развития коллективных инвестиций является недостаточное доверие к этому рынку и невысокая финансовая грамотность населения, полагает Сейсебаев: «Потенциал может быть реализован по мере роста благосостояния граждан, повышения уровня финансовой грамотности, популяризации фондового рынка».

Батаев говорит, что 2022-й был тяжелым и восстановление будет уместным. Если развитые экономики не впадут в рецессию, «то 2023-й может стать как нейтральным, так и принести двухзначную доходность». В случае скатывания в рецессию прогнозы по доходности, по словам собеседника, будут от нейтрального, около 0%, до негативных 7–14%». «Свой фонд мы готовим на долгую дистанцию, с основными показателями достижения в 2024–2025 годах. The Steppe Eagle OEIC инвестирует в компании, ориентированные на охрану окружающей среды (Environment and Sustainability) и соблюдение принципов шариата в финансах. Это сильные долгие тренды, результаты по которым выражены в двух- и трехзначных доходностях, но это потребует терпения и времени от двух до пяти лет», – уточняет Батаев.

Как считают аналитики компании «АТОН», в 2023 году мировую экономику ждет замедление. Инфляция в США превзошла все ожидания, и ФРС решилась на радикальное увеличение процентной ставки. По этой причине долговые проблемы мира станут еще актуальнее в 2023-м. Центральные банки стоят перед вопросом: как победить галопирующую инфляцию и при этом не навредить экономическому росту? В «АТОН» отмечают, что схожая динамика наблюдалась в начале и середине 2000-х. Это были годы сырья, развивающихся рынков, акций стоимости и компаний малой капитализации. В акциях выделялись нефтегазовый, сырьевой и банковский секторы. Есть основания ожидать «похожую абсолютную и относительную динамику в ближайшие годы, хотя нельзя забывать о том, что каждый следующий цикл не похож на предыдущий».

Аналитики Bank of America, в свою очередь, пишут о переоценке инвестиционных тем, которая может занять годы. По их мнению, начался процесс переоценки секторов и отдельных компаний, которые ранее были чемпионами. Сейчас этот процесс можно видеть на примере выхода инвесторов из технологического сектора. Выводом для сказанного выше может служить начало этого тренда в Казахстане. УК придется еще быстрее искать недооцененные инструменты и растущие сектора, чтобы опередить конкурентов.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте