Три «всадника апокалипсиса» для зернопереработчиков Казахстана

Проблемы мукомолов напрямую отражаются на стоимости продуктов и ставят под угрозу развитие всей отрасли, говорят специалисты
ФОТО: Depositphotos/ studio_diva.mail.ru

По данным Бюро национальной статистики РК, в сегменте хлебобулочных изделий и круп за 2022 год наблюдался резкий скачок цен - на 33,6%. Вызван он ростом стоимости ингредиентов, используемых в производстве. Хлеб в стране за год в среднем подорожал на 25%, а годовые темпы роста цен на макаронные изделия и вовсе побили все рекорды, составив 43,3%. Как объяснил президент Союза зернопереработчиков Казахстана Алихан Талгатбек в интервью Forbes.kz, для этого было несколько причин.

Три буквы на миллиарды

НДС. Три буквы, которые уже набили оскомину казахстанским зернопереработчикам. По словам Алихана Талгатбека, возврат, а точнее невозврат НДС, – сейчас одна из главных проблем местных мукомолов, а значит, и всей зерноперерабатывающей отрасли РК. По закону, если производитель экспортирует свою продукцию, то он имеет право вернуть НДС. Но этого не происходит. Как говорит глава союза, по подсчетам производителей, государство задолжало им уже около 40 млрд тенге, на которые мукомолы очень рассчитывали, составляя бюджеты на 2023 год.

- Экспортеры ведут расчеты, планируют прибыль, ориентируясь на цену продажи и на возврат НДС. Но теперь все расчеты нарушены и непонятно, как рассчитать цену готовой продукции. Из оборота производителей эти деньги ушли, они «висят» в дебиторской задолженности, и их не возвращают. Из-за этого предприятиям не хватает денег на закуп зерна, на выплату зарплат. Они вынуждены обращаться в банки за кредитами, но ставки тоже сильно выросли. Это всё влияет на себестоимость произведенной продукции, на муку и наносит ущерб зерноперерабатывающим предприятиям и всей отрасли в целом, - сетует Алихан Талгатбек.

Алихан Талгатбек
Алихан Талгатбек
ФОТО: личный архив

Как объясняет собеседник, сейчас почти половина от всей произведенной муки в Казахстане идет на экспорт - из-за профицита мощностей муки хватает и на Казахстан, и на другие страны. Экспортировать муку действительно необходимо: это позволяет так или иначе удерживать цены внутри страны, а из-за недозагруженных мельниц стоимость муки была бы значительно выше. Но вернут ли мукомолам НДС – большой вопрос. И дело вот в чем.

- В соответствии с новыми правилами, которые утвердили в апреле 2022 года, перед возвратом НДС запускают специальную программу по принципу пирамиды и проверяют всех поставщиков товаров, которые оказывали услуги казахстанским экспортерам муки. И если где-то выявляют нарушение в поставках, то экспортеру деньги уже не возвращают. Например, логистическая компания «Астык Транс» оказала услуги по перевозке нашим мукомолам. А госорганы нам говорят, что у них по документам что-то не подтверждается и компании-производителю НДС не вернут из-за этой ошибки. Получается, что экспортер отвечает за действия третьих лиц, к которым не имеет никакого отношения - они могут быть вообще не связаны с зерном, - разводит руками собеседник.

При этом, как говорит Алихан Талгатбек, у экспортеров нет никаких правовых оснований, чтобы при обнаружении нарушений по части какого-то поставщика прийти к нему и взыскать с него сумму ущерба или как-то повлиять на него. В союзе считают, что своими силами тут уже не справиться и нужно вмешательство государства, а именно облегченный вариант возврата НДС и внесение изменений в перечень товаропроизводителей и правила возврата НДС, которые утверждает министр торговли и интеграции.

- Мы просим для казахстанских производителей сделать облегченную процедуру возврата НДС. В этом плане вроде понимание есть, но враз изменить сложившуюся ситуацию невозможно - говорят, на это нужно около четырех месяцев. В этом направлении мы сейчас движемся, готовим предложения, отрабатываем формулировки. Но хотелось бы, чтобы это все решили в ускоренном порядке, потому что мы уже год ждем выплат и неизвестно, сколько еще будем ждать, а для отрасли ситуация уже катастрофичная, - объясняет Алихан Талгатбек.

Там пусто, тут густо

Вторая и не менее серьезная проблема – транспортная. От трудностей с логистикой сейчас страдают все: и производители зерна, и его переработчики. По словам Алихана Талгатбека, если раньше средняя мельница на юге Казахстана могла привезти зерно с севера страны всего за неделю, теперь тот же путь занимает как минимум месяц. Выходит, что раньше мукомол во всех точках держал всего месячный запас зерна, а теперь он должен увеличить его в три раза: на предприятии должен быть запас на 30 дней, такой же объем в дороге и на складе на севере. А это снова большое отвлечение оборотных ресурсов. Причина тому - нехватка зерновозов и крытых вагонов для отгрузки муки.

- Парадокс в том, что в Туркестанской области мельницы стоят, потому что не могут привезти себе зерно, и у них пустые склады; в Костанае мельницы стоят, потому что у них склады полные и они не могут выгрузить готовую продукцию. Это очень плохо, даже критично, так как мука – это продукт ежедневного пользования и высокого спроса. Помимо экспорта нужно, в первую очередь, обеспечить внутренний рынок. Казахстан ежемесячно потребляет около 180 тысяч тонн муки, или 6 тысяч тонн муки в день. Их же надо производить, обеспечивать регионы, а если мельницы стоят, то это уже проблемно, - объясняет Алихан.

Почему вообще возникла такая проблема? Дело в том, что сейчас многие вагоны используют на транзитных перевозках через Казахстан в Китай и Европу, этот коридор пока в приоритете, говорит Алихан Талгатбек, а вагоны с казахстанскими товарами идут уже во вторую и даже третью очередь.

- За границу отправлять муку тоже проблематично: то станция забьется, то вагонов не хватает, то локомотивов нет. Петропавловск вообще находится в сложной ситуации, потому что там железнодорожная станция и ж/д дорога принадлежит России (она находится в управлении Южно-Уральской железной дороги - филиала РЖД - F) и по ней идет много транзитных грузов с Дальнего Востока на запад России. Много вагонов идут из РК в РФ и наоборот, и здесь тоже приоритет идет в сторону российских грузов. Также наблюдается несоответствие мощностей: условно, РФ отправляет 100 вагонов, а Казахстан может принять только 80. Станции перегружены, но так как управление не находится в руках КТЖ, то эту проблему нам решить очень сложно и мельники от этого страдают, - говорит глава союза.

Сейчас КТЖ пытается решить проблему с нехваткой вагонов, закупая новые, но на это тоже нужно время. По словам собеседника, в ближайший год на увеличение парка рассчитывать не приходится, а проблему нужно решать здесь и сейчас.

- Например, в январе на 10 дней остановили все отгрузки на Сарыагаш, так как там «зависло» 12 тыс. вагонов, из которых 10 тыс. – зерновозы. Получается, что зерновозы «забивают» пути, а страдают все. Здесь необходимо расставить приоритеты, потому что кроме зерна есть много других грузов, уже переработанных, а зерно — это сырье. Поэтому мы предлагаем в первую очередь грузить переработанную продукцию, затем менее переработанную и потом уже сырье. Нужно четко прописать эти приоритеты, и тогда все будет справедливо, - считает Талгатбек.

Проблемы с логистикой приводят к ее удорожанию. Но логистические компании можно понять, говорит собеседник, ведь если раньше они перевозили муку из Костаная до Сарыагаша за 10 дней, то сейчас на это уходит месяц. Перевозчик теряет время, за счет чего и увеличивает стоимость услуг. А это влияет на цену готовой продукции.

Почему нельзя отправлять зерно и муку автотранспортом? Ответ прост – это дорого. А так как мука - товар относительно дешевый, то перевозить ее машинами невыгодно, в противном случае придется значительно повышать цену. Поэтому мельники не могут себе позволить такое «удовольствие» и выбирают самый дешевый вид транспорта.

Зерно - белое, схемы - серые

И третий «всадник апокалипсиса» для мукомолов – контрабанда зерна из России. Причем транзитная.

- «Серое» зерно завозится автомобильным транспортом из России из-за большой диспропорции в ценах. В России зерно на 25-30% дешевле, чем в Казахстане: там оно стоит 70 тенге, а у нас - 100 тенге за килограмм. При этом между РФ и РК беспошлинная торговля. Поэтому для контрабандистов становится большим соблазном купить зерно по 70 тенге в России, привезти его в Казахстан и продать в тот же Узбекистан под видом казахстанского, но дешевле. Это большие деньги - с тысячи тонн можно заработать миллионы. И естественно, многие начали этим баловаться. Они придумывают разные схемы. Мы их вычисляем, но они придумывают новые, - рассказывает Алихан Талгатбек.

Из-за этого в первую очередь страдают казахстанские фермеры, которые либо не могут продать свое зерно, либо вынуждены снижать цены и терять существенные суммы.

- Казахстан экспортирует 6 млн тонн зерна в год, и из-за снижения цены мы теряем большие деньги. Если бы не было контрабанды, то мы могли бы продавать каждую тонну зерна на $50 дороже. Соответственно, в страну пришло бы на $300 млн больше, - подсчитывает Алихан Талгатбек.

Если Узбекистан официально закупает зерно у России и оно едет через Казахстан, то продавец должен заплатить таможенную пошлину по $60 за тонну и еще $40 - за транзитный тариф. Это уравнивает стоимость зерна из РФ и из РК. Но контрабандисты обходят эти затраты. Получается и для экономики РК ущерб, и для фермеров, и для самой России.

- Официальных цифр, сколько завозится контрабандного зерна в РК, нет, но по подсчетам союза – не менее 1,5 млн тонн в год. Это огромные объемы. Весь Таджикистан столько зерна не потребляет, сколько к нам заходит контрабандой, - приводит пример собеседник. - Как бороться с этим? Четко контролировать границу.

Военные корректировки

В разговоре с Алиханом мы также обсудили и главный пункт повестки последнего года – российско-украинский конфликт и его влияние на зерноперерабатывающую отрасль Казахстана. Безусловно, это внесло свои корректировки в деятельность казахстанских мукомолов.

- У нас есть отгрузки в некоторые страны Европы, и с этим сейчас проблема. Потому что транзит через РФ до европейских портов затруднен. И дело не только в логистике. Нужно доказывать, что в перевозке не участвуют российские ж/д вагоны, перевозчики, потому что они тщательно за этим следят. Европейские компании говорят: мы купим казахстанский товар, но только если он будет перевезен на казахстанских вагонах, то есть без какого-либо участия России. А так как с транспортом сейчас в принципе проблемы, то это все сильно тормозит экспорт наших товаров. И, конечно, наблюдается удорожание логистики, - рассказал Алихан Талгатбек.

Не остался незамеченным для отрасли и трехмесячный запрет России на вывоз зерна в страны ЕАЭС в марте 2022 года: он сильно отразился на ценах на продукты, которые буквально за три месяца выросли на 50%. Но, как отмечает Алихан, это стало уроком для отрасли, впредь Казахстану нужно быть готовым к подобным действиям со стороны северного соседа и иметь свои запасы.

- В целом сейчас для мукомольной отрасли нет глобальных рисков со стороны логистики через РФ, тем более что Казахстан традиционно ориентирован на рынки Центральной Азии (в основном это Афганистан и Узбекистан - F), но кто знает, что будет завтра? Мы уже прорабатываем разные маршруты для выхода на более отдаленные рынки вроде Пакистана, Ближнего Востока – в этих странах тоже есть перспективы для развития, - поделился планами Алихан.

На вопрос о том, ожидать ли Казахстану дефицита муки, спикер ответил отрицательно и даже заверил, что объемы производства вырастут.

- В 2022 году у нас были проблемы с наличием зерна, но в этом году сырья у нас с избытком, поэтому мы должны увеличить объемы продукции. Мы по-прежнему производим необходимые объемы зерна, обеспечиваем Казахстан мукой и выступаем гарантом продовольственной безопасности в Центрально-Азиатском регионе, - заключил спикер.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте