Почему мировые центробанки должны перейти на новый формат работы

В мире продолжается затяжной период непредвиденной инфляции, вызванной экономическими и неэкономическими шоками последних четырёх лет, и поэтому пришло время для честного пересмотра роли центральных банков и монетарной политики

Пришло время признать, что именно мы сделали правильно, а где поступили неправильно, признать пределы возможностей наших данных и нашего понимания, а также признать слабость наших моделей и систем. Но прежде всего пришло время быть скромными и вернуться к базовым целям.

Центральные банки не могут излечить все болезни нашей экономики. Не следует ожидать от них решения проблем, которые лучше решать другим организациям, например, достижение коллективных глобальных целей, находящихся за пределами компетенции центробанков. Вместо этого центральные банки и их руководство должны сосредоточить внимание на трех задачах: ценовая стабильность, финансовая стабильность, макроэкономическая стабильность. Уже эти три цели являются весьма трудными для достижения. Нам следует умерить ожидания общества, будто центральные банки могут или должны делать что-то еще.

Что на практике означает скромный подход к работе центральных банков? Прежде всего центробанки должны реалистичней оценивать свою способность прогнозировать макроэкономические результаты с высокой точностью. Достаточно посмотреть на их последние результаты в этой сфере. Если мы взглянем на Федеральный резерв и соответствующий график, то увидим, что после резкого повышения инфляции штатные экономисты ФРС постоянно прогнозировали возврат к инфляции 2% вне зависимости от ее текущих значений. Вновь и вновь их прогнозы оказались ошибочными, причем в обе стороны.

Другие центробанки совершали схожие ошибки в своих прогнозах, потому что возврат к целевому уровню инфляции 2% «вшит» в большинство моделей прогнозирования. Центробанки развитых стран и их руководство неправильно оценили первые сигналы всплеска инфляции (с которым они не могут справиться до сих пор) из-за ошибочного убеждения, будто начавшийся рост цен – это временное явление. Это привело к задержке в принятии ответных мер монетарной политики, усугубило масштабы инфляционного всплеска и вызванной им экономической боли, а в конечном итоге потребовало рекордно резкого повышения процентных ставок.

Планирование и принятие решений дополнительно осложнялось переходом к новым или скорректированным принципам монетарной политики в предыдущий затяжной период низкой инфляции. В этих моделях содержались допущения, которые замедляли реагирование в ситуациях, когда экзогенные шоки (пандемия), шоки на стороне рыночного предложения (сбои в торговле), а также бюджетные шоки (крупные размеры и длительный характер стимулов, которые внезапно потребовались) стали усиливать инфляционное давление.

Начать с главного

Ключевой элемент перехода к скромности в работе центробанков требует от властей возврата к фундаментальным и проверенным временем принципам макроэкономики и монетарной экономики. В частности, власти не должны излишне полагаться на конкретные модели прогнозирования инфляции. В идеале центробанкам следует разработать такую систему, которая позволяет получать разумные прогнозы вне зависимости от природы конкретного шока, бьющего по экономике. И им следует информировать рынки и общество об имеющейся степени неопределенности. Тем самым они смогут сохранить возможность изменения политики в случае изменения обстоятельств, а не давать основанные на проблематичных допущениях обещания продолжительного периода неизменной монетарной политики.

Скромный подход требует также, чтобы центробанки оберегали пространство для будущих решений. В ходе нынешнего цикла не очень оптимальной политики мы все увидели, как ведущие центральные банки зафиксировали себя в позиции, которая ограничивала их способность быстро действовать с помощью долгосрочных политических обязательств в ситуации, когда экономическая ситуация внезапно изменилась, в частности, когда подняла голову инфляция. Мы уверены, что центробанки должны придерживаться более простых и прозрачных правил, а не предпринимать радикальные долгосрочные дискреционные меры, грозящие сократить их возможности для будущих действий.

Критически важно, что скромные подходы требуют от центральных банков сохранения акцента на достижении целевого уровня инфляции, который обычно равен 2%. Все крупнейшие центральные банки – Федеральный резерв, Европейский центральный банк, Банк Японии, Банк Англии и другие – сошлись на целевом уровне 2%. И сейчас не время ставить эту цель под сомнение или игнорировать ее. Будет ошибкой предлагать переход к более гибким доктринам или повышать целевой уровень инфляции в период, когда темпы роста цен повысились и сохраняются тревоги по поводу долгосрочных инфляционных ожиданий. Центробанки обязаны придерживаться своих обязательств не допускать бесконтрольного роста инфляции, а их убедительная приверженность целевому уровню инфляции является главным способом достижения этой цели.

Репутация похожа на акционерный капитал. Центробанк может временно позволить инфляции подняться выше целевого уровня, если он опасается, что последствия повышения ставок окажутся слишком суровыми, однако при этом пострадает его репутация как компетентного органа. Если отношение общества к центробанку станет достаточно негативным, тогда инфляционные ожидания могут сильно оторваться от целевого уровня, что способно привести к безудержному росту цен. Это ужасно, и такого исхода можно и нужно избегать.

Уклоняться от финансового доминирования

Некоторые эксперты сегодня уверены, что худшее уже позади, и мы можем расслабиться. Мы не согласны с этим мнением. В странах мира уровень госдолга сейчас очень высок, а поскольку процентные ставки растут и долговые платежи увеличиваются, на первый план вышли проблемы с долговой устойчивостью. Соответственно, будут возникать и усиливаться противоречия между необходимостью ужесточения монетарной и бюджетной политики и желанием правительств уменьшить экономическую боль.

Правительства могут решить оказать политическое давление на центробанки, чтобы те удерживали процентные ставки на низком уровне и даже более низком, чем необходимо. Поскольку население и правительства ожидают роста издержек, несомненно, начнутся игры в «поиск виновных», при этом политики будут пытаться уклониться от вины за инфляцию. Мы должны ясно понимать абсолютную необходимость установления контроля над инфляцией, даже несмотря на политические атаки. Лишь так центральные банки смогут обеспечить себе поддержку общества и сохранить свой авторитет.

Учитывая высокий уровень долга в частном секторе, нас тревожит появление нового режима «финансового доминирования». В подобной ситуации центробанки могут не желать ужесточения монетарной политики из-за опасений по поводу рисков для стабильности финансовых рынков, которые, судя по всему, стали слишком зависимы от поддержки, оказываемой центральными банками. Банкротства банков в США и Европе в первой половине 2023 года демонстрируют эту связь, а из-за длительного характера оказываемой центробанками помощи могут обнаружиться и иные, замаскированные сейчас источники финансовой нестабильности в ситуации, когда власти, наконец-то, свернут поддержку привыкших к помощи фирм и отраслей.

Руководство центральных банков справедливо тревожится по поводу этих рисков, которые отчасти возникли из-за их собственных действий в прошлом. Чтобы не поддаться такому финансовому доминированию в будущем, центробанкам нужно поручить сотрудникам банковского надзора заняться выявлением негативных побочных последствий прежней щедрой монетарной политики по мере того, как повышаются ставки.

Независимость – это всё

Для достижения ключевых целей центробанкам нужна независимость от политического вмешательства. А с независимостью связано тяжелое бремя ответственности, и это главная причина, почему центробанки должны иметь такой сознательно узкий мандат, который предполагается скромным подходом.

Независимости идет на пользу четкое и эффективное информирование центробанками о принимаемых решениях, и в этой сфере наблюдается прогресс в США, Европе и других странах. Кроме того, руководителям центробанков следует выступать перед законодателями и отвечать на вопросы, возникающие у избранных народом официальных лиц. Общество и участники рынка должны понимать, почему и когда центральные банки принимают решение действовать.

Настоящим тестом на независимость центральных банков является ситуация, когда необходимое ужесточение монетарной политики приводит к росту уровня госдолга и долговых платежей. Когда правительствам необходимо принимать трудные бюджетные решения, угроза для независимости центробанков возрастает. Мы знаем, как выглядит и ощущается отсутствие такой независимости. Спросите любого жителя Аргентины или Турции о заоблачно высокой инфляции, ставшей болезненным фактом их повседневной жизни. Экономические последствия реальны, они приводят к обнищанию и социальному разрушению. Те из авторов этой статьи, которые работали в странах с небольшой открытой экономикой (например в Израиле), помнят о разрушительных экономических последствиях инфляции, а также о сильном позитивном эффекте возврата к ценовой стабильности.

Стоит особо отметить, что, как только инфляции позволили укорениться, тогда отсутствие независимости и авторитета центробанка негативно влияет на будущие инфляционные ожидания населения, и результаты могут оказаться крайне печальными. Лишь обладая операционной независимостью, центробанки способны выполнять свой мандат на поддержание ценовой стабильности и все остальные мандаты, могут делать выводы из допущенных ошибок, справляться с сохраняющимся инфляционным давлением и прокладывать путь вперед, помня о новых и меняющихся рисках.

И здесь мы могли бы поучиться у центральных банков развивающихся стран. Повышенная устойчивость и улучшение показателей в развивающихся странах отчасти объясняются теми уроками, которые они выучили после тяжелых долговых и макроэкономических кризисов в предыдущие годы. Пока центральные банки развитых стран тянули с мерами реагирования на новый всплеск инфляции, полагая, что он является временным (тем самым они повысили издержки и усилили боль монетарных мер, которые в итоге пришлось принимать), центробанки развивающихся стран начали действовать сразу, как только стал различим инфляционный импульс, агрессивно повышали ставки и сумели быстро остановить рост инфляции и развернуть его вспять.

Сегодня, когда центробанки развитых стран оценивают свои последние решения, ошибки и выученные уроки, им следует признать, в каких случаях они действовали неправильно, пока другие страны поступали верно. Именно этого требует скромность.

Статья написана на основе нового исследования G30 «Центральные банки и монетарная политика: Принципы и путь вперед».

В написании статьи участвовал Маркус Бруннермайер – профессор экономики в Принстонском университете.

Якоб Френкель, управляющий Банком Израиля в 1991–2000 годах

Рагурам Раджан, управляющий Резервным банком Индии в 2013–2016 годах

Аксель Вебер, президент немецкого Бундесбанка в 2004–2011 годах

© Project Syndicate 1995–2023 

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте