Алматинский завод будет производить оборудование для мировых нефтегазовых компаний

В 2023 году Алматинский вентиляторный завод заключил партнёрство со всемирно известным производителем климатических систем Hi Air Korea

– Эти кондиционеры мы делаем для гражданского сектора. Аналогичные, но из других материалов, будем производить и для нефтегазовой отрасли. Принцип их производства один и тот же, но по стоимости разница стократная, – наглядно объясняет Марат Баккулов, основатель и владелец Алматинского вентиляторного завода (АВЗ), один из влиятельнейших бизнесменов страны по версии Forbes Kazakhstan.

Фото: архив пресс-службы

Договориться об экскурсии на АВЗ и интервью с его основателем редакции Forbes не составило труда – на наш запрос Марат Сатыбалдиевич ответил коротко: «Приезжайте в любое время, я каждый день на заводе». Как говорит Баккулов, он фанат своего дела. На предприятие бизнесмен приезжает к восьми утра и чуть ли не до ночи ежедневно работает над улучшением своего производства и автоматизацией рабочих процессов.

– Мы готовим автоматизированную линию, которая подает металл. Сейчас это делают трое работников, а я хочу линию, которая сама будет брать и вставлять металл в станок. Как раз перед вашим приходом я рисовал новые чертежи для этого… Вот здесь у меня будет автоматизация, – показывает Баккулов на громоздкие станки, которые в скором времени заменят роботы.

Марат Баккулов
Марат Баккулов
Фото: архив пресс-службы

– А сколько у вас здесь станков? – оглядываясь на «армию» железных установок, спрашиваю я.

– Точно и не скажу, сбился уже со счета, но много. Будет еще больше, – заверил владелец предприятия. – Вот стоит измерительный стенд  – это эксклюзивное оборудование, которое мы привезли из Англии. Он нужен, чтобы испытывать изделия на качество. Это единственное в СНГ подобное оборудование.

Фото: архив пресс-службы

Пройдя достаточно шумные цеха, где вовсю кипит работа, мы притормозили у стеклянного помещения, напичканного приборами, экранами, схемами, компьютерами и прочей техникой.

– Здесь у меня сидят самые творческие, самодостаточные и вредные сотрудники – айтишники. Вот, построил им офис отдельный. Здесь они производят системы управления для нашего оборудования, программы для них пишут. Представляете, сколько я денег вбухал, чтобы этим товарищам здесь было уютно и красиво?! – по-доброму смеется Марат Баккулов, попутно приветствуя коллег-программистов.

Фото: архив пресс-службы

За 15 лет существования АВЗ из гаража перерос в крупнейший и единственный в Казахстане завод по разработке и производству климатической техники, вентиляционного и противопожарного оборудования. Ему находят применение как в гражданском секторе (для жилых комплексов, бизнес-центров, ТРЦ и т. д.), так и в промышленном – на предприятиях, в больницах и пр. Системы, произведенные на АВЗ, также устанавливают на нефтегазовых предприятиях. При этом заказчики находятся не только в Казахстане, но и далеко за его пределами.

В 2014 году АВЗ заключил соглашение о долгосрочном сотрудничестве с корейской LG Electronics для разработки и производства современной системы кондиционирования с экономией электроэнергии. В 2018-м АВЗ стал партнером английской North Sea Ventilation Ltd (NSV) – благодаря этому сотрудничеству удалось освоить новую для завода продукцию – электрическую противопожарную заслонку для нефтегазовых предприятий. В 2021-м завод Баккулова получил международный сертификат Американского общества инженеров-механиков (ASME), что также является «входным билетом» в нефтегазовый сектор. А через два года АВЗ заключил партнерство с еще одной корейской компанией – Hi Air Korea, крупнейшим мировым производителем систем вентиляции и кондиционирования для кораблей, в том числе военных, а также для нефтегазового сектора, включая морские платформы. Компания является одним из крупнейших поставщиков для «Тенгизшевройла» (ТШО) и других нефтегазовых компаний по всему миру.

«Не мы решили с ними сотрудничать»

Как говорит Марат Баккулов, представители компании Hi Air Korea еще в 2022-м начали поиски партнера в Центральной Азии для локализации производства и разгрузки своих заводов в Корее.

– Им нужен был партнер, которому они передадут чертежи и технологии, и он займется производством продукции в Центральной Азии. Причиной такого решения стала проблема с логистикой, потому что товары из Кореи идут через Китай, и доставка может затянуться на два-три месяца. Второй вопрос – площадь производства. Мы были на их заводах и видели, что  предприятия в Корее перегружены. Сейчас у них очень большие объемы заказов для военной индустрии: мир вооружается, кораблей строится много, растет сфера морской логистики и т. д., – объясняет Баккулов.

Фото: архив пресс-службы

Но почему выбор пал именно на АВЗ? Как сказал наш собеседник, другие варианты корейцы тоже рассматривали и в поисках потенциального партнера объездили весь Казахстан, Узбекистан и другие страны Центральной Азии. Но в пользу АВЗ сыграло наличие опыта работы с предприятиями из нефтегазового сектора и косвенного сотрудничества с Hi Air Korea.

– Шесть лет назад мы работали с Великобританией, у нас был покупатель – компания NSV, которая, как выяснилось, поставляла нашу продукцию в Hi Air Korea. То есть получился некий круговорот: мы поставляли продукцию англичанам, они поставляли ее корейцам, а корейцы поставляли ее на ТШО. И когда корейцы узнали о том, что мы работали с NSV, что у нас есть американский сертификат общества инженеров-механиков,  то остановили свой выбор на нашем заводе, – объяснил Баккулов. – Не мы решили с ними сотрудничать, а они с нами. А мы были не против.

Фото: архив пресс-службы

Решение о локализации производства на территории АВЗ корейцы озвучили в начале 2023 года, после чего начался долгий путь взаимного обмена документами, подготовки цеха, обучения сотрудников и т. д. В общей сложности, по расчетам партнеров, на запуск проекта уйдет не меньше трех лет. Документы на регистрацию нового предприятия на территории АВЗ под названием Hi Air Kazakhstan партнеры уже подали в соответствующие органы.

– У нас есть график развития предприятия. Он длинный. Как и у любых основательных проектов. В 2023 году мы ничего не произвели, потому что только открывали компанию. В 2024-м у нас начнется обучение и первый реальный контракт, который уже будет заключаться с Hi Air Kazakhstan. У корейцев все расписано пошагово в перспективе трех-четырех лет. По плану завод выйдет на полную производственную мощность в 2026 году.

«Производим мотоциклы, а будем делать «феррари»

За время интервью Марат Баккулов неоднократно заявлял, что «такое сотрудничество — это очень выгодная сделка». По его словам, корейцы полностью передают все свои чертежи в распоряжение АВЗ, по которым уже казахстанское предприятие будет собирать оборудование для нефтегазовых предприятий. Например, приточные установки для вентиляции, чиллеры, или так называемые системы охлаждения воды для кондиционирования и т. д.

– Из Кореи ни одной железки не приедет – всё сырье мы будем закупать в Казахстане. Сталь будет резаться, собираться и свариваться на нашем заводе. Это будет стопроцентная локализация, – заверил Марат Баккулов. – Мы фактически готовы к производству. То, что Hi Air Korea поставляет для нефтегазового сектора, мы уже производим, но для гражданского сектора. Нам придут чертежи, мы докупим станки и будем переориентироваться на нефтегазовые предприятия.

Фото: архив пресс-службы

Также в задачи корейской стороны входит предоставление документации на изделия и сбыт готовой продукции.

– Hi Air Korea работает на всех месторождениях, которые есть в мире, – от африканских до американских, они работают в Северном море, в Малайзии, в Саудовской Аравии, Катаре. Если взять их портфолио, то они охватывают все мировые нефтегазовые предприятия. У нас идет разделение: мы не лезем в Европу, но охватываем все государства Центральной Азии. Контракты уже есть. Первый контракт у нас казахстанский, по нему мы начнем реализацию продукции уже в марте 2024-го, – поделился планами собеседник.

Фото: архив пресс-службы

На вопрос о том, какая выгода от этого корейцам, Марат Сатыбалдиевич с улыбкой ответил: «Как какая? Я же всё произвожу, а они получают от этого долю». Как именно будут распределены эти самые доли, бизнесмен рассказывать не стал, но уточнил, что для него самого выгода от этого сотрудничества намного больше, чем просто заработок.

– Я получаю новые знания, новый опыт. Когда мы работали с NSV, мы тоже не зацикливались на ценнике, потому что понимал, за сколько я эти знания смогу продать в будущем. Мало того, что нас обучают бесплатно, так нам еще и долю дают.

Фото: архив пресс-службы

Однако и финансовая выгода для АВЗ тоже не на последнем месте.

– Оттого, что я теперь работаю с корейцами, я получаю «вкусные» заказы, очень маржинальные по деньгам, потому что всё, что связано с нефтью, стоит в разы дороже из-за технологий. Условно, я делаю оборудование для гражданского сектора за $300, а для нефтегаза подобное будет стоить $30 тысяч. Железо у всех одинаковое, вопрос в том, что ты можешь из него произвести. Сейчас, условно, я произвожу мотоцикл, а буду производить «феррари». Вся разница только в знаниях, – объяснил Баккулов. – Мне интересно сделать то, что немногие смогут. А производителей вентиляционного оборудования для нефтегазового сектора в мире немного, порядка десяти компаний.

Таким образом, подытожил собеседник, для себя и своего предприятия он видит как минимум три выгоды. Первая – получение новых знаний и технологий. Вторая – финансовая. Третья – повышение уровня качества всей продукции, производимой на АВЗ.

– Мы не сможем внутри завода работать по разным схемам. Поэтому всё, что есть для гражданского сектора, будет такого же качества, как для нефтегазового, включая системы контроля, мониторинга, испытаний и т. д. У нефтяников тройной уровень контроля, потому как, например, противопожарный клапан, не сработавший в сарае, это не то же самое, если клапан не сработает на нефтяном заводе.

Фото: архив пресс-службы

Называть сумму инвестиций в новое предприятие наш собеседник не стал, но сказал, что все затраты они делят пополам с корейскими партнерами. Понятно одно: вложения в Hi Air Kazakhstan будут существенные, ведь для реализации проекта требуется докупить новое оборудование, в том числе лабораторное, разработать эксклюзивное ПО для расчетов, так как нужно будет адаптировать новые чертежи под уже существующие станки, отправить сотрудников на обучение в Корею и т. д.

Санкционные перспективы

Нефтегазовый сектор – хороший рынок для сбыта продукции, но развивать свое производство исключительно в этом направлении не входит в планы бизнесмена.

– Я сейчас достраиваю новое помещение для Hi Air Kazakhstan, потому что не собираюсь сокращать объемы производства оборудования для гражданского сектора Казахстана, Узбекистана, России и других стран. Просто у нас появятся дополнительные мощности. Тем более что из-за антироссийских санкций для нас открылись новые рынки. Появляется достаточно российских клиентов, потому что они отрезаны от многих технологий. Вся Центральная Азия получала большое количество оборудования из России, теперь это, по сути, свободный рынок. Например, в Узбекистан мы сейчас не то что заходим, мы туда влетаем и работаем там как люксовый бренд. Индийцы на завод приезжали – сейчас будем с ними работать, я им образцы вентиляторов уже отправил, – говорит Баккулов.

Фото: архив пресс-службы

По словам директора АВЗ, ведутся переговоры и по выходу на китайский рынок.

– Сейчас в СУАР собираются строить гигантский город, мы туда уже закинули заявку, опять же из-за того, что у одного узкоспециализированного немецкого бренда, который китайцы хорошо знают, производство было в России, но они оттуда ушли. Мы сейчас у этого немецкого бренда покупаем франшизу, комплектующие, технологии и будем под этим брендом делать изделия, – поделился планами бизнесмен. – Когда китайцы узнали об этом, они сами вышли на нас с предложением продавать им нашу продукцию.

Но самый главный плюс, говорит Баккулов, который не связан с продажами продукции, – возможность общаться с европейскими и американскими поставщиками оборудования и программного обеспечения напрямую.

– Например, я смог купить одного робота только из-за санкций, потому что раньше на производителя этого оборудования нужно было выходить через Москву и делать много лишних телодвижений. Плюс у россиян были свои накрутки. К примеру, мне предлагали робота за $150 тыс., а я купил его за $20 тыс. напрямую у производителя. Но появилась проблема – нам теперь нужно англоязычными становиться, поставщики по-русски не понимают, – смеется Баккулов. – Это тяжелее, но интереснее, потому что приходится включать мозги, все изучать самим. Зато теперь мы всё получаем из первоисточников, сами ездим на заводы в Европу, обмениваемся опытом.

Фото: архив пресс-службы

Как подчеркивает предприниматель, развитие любого направления, открытие нового предприятия и выход на новые рынки должно происходить постепенно и планомерно. Баккулов уверен, что быстрое наращивание оборотов может навредить бизнесу, поэтому главная стратегия бизнесмена – не бежать впереди паровоза, а шаг за шагом двигаться к поставленным целям. Даже если на это потребуется не один год.

– С корейцами в этом плане всё очень хорошо складывается. Когда они сказали, что на запуск Hi Air Kazakhstan нужно три года, я полностью их поддержал. Многие ошибочно думают, что можно вырасти быстро, а я говорю, что больше чем на 30% роста в год нельзя. Мы в 2022 году выросли на 60% и чуть не порвались. В 2023 году немного притормозили и сейчас будем держать уровень роста на плюс 30%, иначе ни денег не хватит, ни сил, ни людей, – заключил бизнесмен.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Ошибка в тексте