Какие профессии сейчас самые востребованные в Казахстане

И в каком формате лучше им обучиться

В начале независимости 55% всех работающих казахстанцев были заняты производством товаров, то есть трудились в сферах промышленности, строительства, сельского хозяйства. В 2000-х было модно учиться на юриста, сейчас почти каждый школьник хочет стать айтишником. Время и развитие технологий меняют не только востребованные профессии, но и способы обучения специальностям. На кого и куда идти учиться, чтобы стать самым нужным сотрудником?

Мобилограф вместо агронома

Профессии, востребованные в стране, зависят от этапов развития, которые проходит государство. В Казахстане с 2010 года из сельского хозяйства ушло 1,2 миллиона человек из-за того, что стали расти города, сократилась самозанятость и повысилась производительность труда в отрасли. Занятость в промышленности за это время, напротив, увеличилась – с 949 тысяч до 1 121 тысячи человек. Выросло количество работников и в строительстве – с 570 тысяч до 659 тысяч.

За годы независимости произошла отраслевая реструктуризация – от производства товаров рынок труда перешел к сфере услуг. Сегодня в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве занят только 31% от числа трудоустроенных казахстанцев. Больше всего по количеству работников выросли сферы финансов, страхования, сдача в аренду квартир, организация точек общественного питания, торговля.

Влияет на смену востребованных профессий и то, как стремительно развивается сфера информационных технологий. Бизнес внедряет в свою работу цифровые платформы, искусственный интеллект, принимает решения на основе аналитики больших данных. В стране появляются разработчики и дизайнеры приложений, мобилографы, контент-менеджеры.

Не IT единым

В IT новые профессии появляются быстрее, чем в остальных сферах. К примеру, совсем свежее, но уже очень востребованное направление – специалист по облачным технологиям, который умеет разворачивать, управлять и обслуживать облачные инфраструктуры и сервисы.

Артур Ким
Артур Ким
ФОТО: личный архив

– Сейчас для любого продукта остро нужны специалисты по кибербезопасности, обеспечению безопасности информационных систем и данных, – говорит Артур Ким, технический директор аутсорсинговой IT-компании qazdev. – Растет потребность в разработчиках программного обеспечения – это веб-разработка, мобильная разработка, те, кто создает продукты, которыми мы пользуемся каждый день. В области финансов, маркетинга, здравоохранения востребованы аналитики данных. Нужны также специалисты, которые могут разрабатывать и обучать модели машинного обучения, создавать алгоритмы и приложения на основе искусственного интеллекта.

В Казахстане острый спрос не только на работников IT-сферы. В 2000-х в стране начался беби-бум, и рождаемость в стране продолжает расти: за последние десять лет численность населения выросла на 17%. Поэтому страна испытывают дефицит воспитателей, учителей, медицинских работников. Растет спрос на специалистов с зелеными навыками, многие компании уже внедряют стандарты ESG, инвестируют в переход на зеленые технологии.

Также Центр развития трудовых ресурсов Казахстана включил в число востребованных профессий до 2030 года бухгалтеров, охранников, фермеров, продавцов магазинов. На этих позициях трудится огромное число казахстанцев, но их труд всё еще дешевле, чем внедрение технологий, которые заменят эти обязанности. К тому же, учитывая достижение работающими казахстанцами пенсионного возраста, спрос на такие кадры пока останется стабильным.

Вуз или курсы?

Рамиз Ахмедов
Рамиз Ахмедов
ФОТО: личный архив

Рамиз Ахмедов, доктор PhD, маркетолог, глава Ассоциации выпускников, работает в сфере высшего образования 18 лет. Говорит, раньше, когда он сам учился в вузе, студенты были больше нацелены на долгосрочную работу в профессии.

– Все старались получить диплом, отработать по специальности два-три года и начать строить карьеру, – говорит Рамиз Ахмедов. – Сегодня молодежь хочет всё и сразу, карьерный рост никак не планируется. Я считаю, что нужно разграничивать тех, кто хочет долго учиться в университете и потом строить карьеру, и тех, кто хочет пройти курсы и начать зарабатывать. Потому что чаще всего на гранты приходят учиться только ради диплома и не собираются работать по этой специальности. Позиции на рынке труда потом остаются открытыми.

При этом, считает эксперт, у университетов до сих пор не сформировалось понимание, что вуз должен не просто давать знания, а сотрудничать с представителями индустрии, знать, что нужно работодателю и своевременно менять учебные программы. Некоторые компании уже привлекают на работу школьников, которые не планируют поступать в вузы.

Зангар Бозтаев
Зангар Бозтаев
ФОТО: личный архив

– Но тенденция касается не всего рынка труда, а только некоторых направлений – например, рынка IT, маркетинга, дизайна и мобилографии, – говорит Зангар Бозтаев, директор компании Genesis CSP, официального партнера YouTube в Казахстане. – Конечно, выросло количество курсов и обучающих программ на любой уровень экспертизы обучаемого – от школьника до директора. При этом в числе поставщиков предложений есть как молодые студенты, так и ведущие бизнес- и технические школы мира, вроде MIT, HBS или Insead. Но для более классических профессий в приоритете остаются люди с профильным высшим образованием. В среднесрочной перспективе обучающие курсы будут скорее дополнением к классическому университетскому образованию.

Универсальный кандидат

Многие организации сейчас сами активно готовят будущих коллег. Арман Шокпаров, партнер HR-консалтинговой компании People Consulting говорит, что обучение кандидатов – не новаторский подход для казахстанских компаний.

Арман Шокпаров
Арман Шокпаров
ФОТО: личный архив

– На самом деле крупные предприятия всегда сами готовили молодых сотрудников под свои задачи в связке с университетами или техникумами, – говорит Арман Шокпаров. – В любой отрасли есть свои курсы по подготовке кадров: в больших организациях горнорудной промышленности, химической промышленности, металлургии, логистике. Особенно в авиации, где есть свои учебные центры у каждой авиалинии, потому что они должны постоянно готовить определенное количество профессионалов на свои позиции.

Технологии не только создают новые профессии, но и меняют требования к уже существующим. Если пять-семь лет назад работодателю была важна узкая специализация сотрудника, то сейчас компании ищут универсальных кандидатов, которые будут выполнять несколько функций.

– В целом идет тренд на кросс-функциональное развитие – от профессии к навыкам, – объясняет Александра Молчановская, независимый специалист по рынку труда. – Это значит, что ценятся специалисты, которые развивают дополнительные компетенции вне своей основной профессии. Два ключевых навыка сегодня для работы в любой сфере – это умение учиться и гибкость.

Сложность навыков

Размер заработной платы зависит не только от выбора профессии, но и от продолжительности карьеры, уровня квалификации, размера компании, отрасли и региона работы.

В горнодобывающей промышленности одни из самых высоких зарплат в стране. У подсобного рабочего, трудящегося в этой сфере, зарплата 247 тысяч тенге. У подсобного рабочего, занятого в строительстве, – 239 тысяч, на той же позиции в организациях государственного управления и обороны человек получает 76 тысяч тенге.

Из-за дефицита специалистов в IT-сфере зарплаты также выше средних: среднемесячная зарплата мидл-бэкенд-разработчика в прошлом году составляла 1,2 миллиона тенге, разработчика уровня сеньор – 1,4 миллиона тенге.

Александра Молчановская
Александра Молчановская
ФОТО: личный архив

При этом среди профессий с самым низким доходом не всегда представлены неквалифицированные позиции. В 2022 году воспитатели в детском саду получали 166 тысяч тенге, а подсобный рабочий – 147 тысяч тенге. Разница всего 19 тысяч тенге, а уровень подготовки и ответственности абсолютно разный.

Согласно статистике, министры, первые заместители и заместители министров страны получают 1 миллион 275 тысяч тенге. Ответственные секретари центральных исполнительных органов – 1 миллион 129 тысяч тенге, депутаты – 554 тысячи тенге. Самые низкие зарплаты в государственной сфере у ведущих специалистов категория D-O-5, они получают 133 тысячи тенге, а также у пресс-секретарей – 86 тысяч тенге.

В образовании самые высокие официальные зарплаты у ректоров – почти 993 тысячи тенге, за ними идут преподаватели, доценты и профессора астрофизики – почти 444 тысячи тенге. Самые низкие зарплаты в сфере у специалистов по методике обучения – 137 тысяч тенге.

В здравоохранении больше всех получает директор поликлиники – 529 тысяч тенге. Врач-стоматолог, к примеру, получает 262 тысячи тенге, врач анестезиолог и реаниматолог – 468 тысяч тенге. Меньше всего в сфере зарабатывает механик-протезист – 167 тысяч тенге.

По прогнозам Всемирного экономического форума, через четыре года 43% всех бизнес-задач в мире будут выполняться машинами. Секретарские должности, кассиры, операторы по вводу данных – это профессии, которые будут автоматизированы в первую очередь.

В 2021 году Казахстан занимал 88-е место из 133 стран в индексе сложности экономики, который показывает, насколько сложна и диверсифицирована совокупность производимой страной продукции. Чем сложнее экономика, тем больше в стране качественных рабочих мест, требующих наличия высококвалифицированного персонала, способного создавать конкурентоспособную продукцию, говорит Александра Молчановская.  88-е место означает, что в экспортной корзине Казахстана до сих пор преобладает продукция с низкой добавленной стоимостью, мы все еще сильно зависим от экспорта сырья и технологически отстаем от более развитых стран.

Валерия Босенок, пресс-секретарь IT-компании

Александра Молчановская, независимый специалист по рынку труда

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте