Бегом за тарифами. Часть 2

Член экспертного совета по тарифообразованию НЭПК «Союз «Атамекен» Петр Своик : «Электроэнергетика в Казахстане - это «государство без государства»

Продолжение. Начало см. здесь.

Электроэнергетика: «государство без государства»

Петр Своик.

F: Почему правительство не включило электроэнергетику в «Программу модернизации ЖКХ до 2020 года», а выделило ее, скажем так, «в отдельное производство» и приняло специальную «Программу развития электроэнергетики на 2010-2014 годы»? И наличие каких проблем признали в этой сфере?

- Электроэнергетика - это высший класс и квинтэссенция естественного монополизма, «белая кость», так сказать. Поэтому она может позволить себе (и ей позволяют) много больше, чем каким-нибудь «тепловикам» или «водопроводчикам». Зато всё то, что энергетики сначала пробивают для себя, потом распространяется на монополии «попроще». К примеру, именно для электростанций правительство утвердило так называемые «предельные» тарифы - сразу на семь лет вперед. Причем с конкретным ежегодным ростом, опережающим им же запланированную инфляцию. Другой пример - это «бенчмаркинг», подведение сразу нескольких распределительных сетевых компаний под некий единый тариф - как бы «образцовый» для них. Тоже, кстати, «многолетний». И тоже с заранее заложенным ежегодным ростом.

Повышенные тарифы для «сверхлимитного» потребления, дифференцированные, двух- и трехставочные тарифы - этот передовой (в кавычках и без) опыт тоже распространяется, например, на тарифы водоснабжения и т.д., именно из электроэнергетики.

Если хотите еще энергетического «эксклюзива», то эта такая привилегия, как вывод электростанций из сферы естественного монополизма на якобы конкурентный рынок, в форме так называемого «оптового». Вещь совершенно искусственная, голимая выдумка коммерсантов-посредников, однако хорошо налаженная и кормящая (за наш с вами, рядовых потребителей, счет) целый ряд «уважаемых» компаний и просто физических лиц. Сюда же запишем и искусственно выдуманные, не производящие и не доставляющие электроэнергию, а просто «сбывающие» ее ЭСО - «электроснабжающие организации», которых много больше, чем физических сетей.

Все знают выражение «государство в государстве». Так вот, наша электроэнергетика, самая главная в стране национальная инфраструктурная естественная монополия, - это «государство без государства». Минэнерго нет, «руководство» со стороны Министерства индустрии и новых технологий - чисто номинальное: не чиновники Мининдустрии руководят энергетическими монополистами, а монополисты - чиновниками.

Что же до накопившихся проблем, то их даже поболее, чем в ЖКХ. В «Программе развития электроэнергетики» к слабым сторонам отрасли было отнесено следующее:

1. Значительная выработка паркового ресурса генерирующего оборудования (на ТЭС национального значения остаточный парковый ресурс составляет от 18%-30%; около 41% генерирующих мощностей отработало более 30 лет).

2. Дефицит маневренной генерирующей мощности для покрытия пиковых нагрузок, связанный с низкой долей гидроэлектростанций (около 12%) в структуре генерирующих мощностей.

3. Неравномерность распределения генерирующих мощностей (42% установленной мощности единой энергетической системы Казахстана сконцентрировано в Павлодарской области).

4. Высокая степень изношенности электрических сетей (при общей протяженности сетей 10/0,4 кВ по республике 199,5 тыс. км требуют ремонта - 73%, или 145,6 тыс. км; кроме этого, требуют ремонта трансформаторные подстанции 10/0,4 кВ, внутридомовые распределительные устройства и сети).

Что же касается того, на сколько и кому придется раскошеливаться, то общий объем финансовых ресурсов для поддержания и развития энергетики до 2015 года определен в Программе в сумму 951 млрд 656 млн тенге, в том числе республиканский бюджет выделит 290 млрд 447 млн тенге, собственные (то есть - тарифы) и заемные средства составят 661млрд 209 млн тенге.

То есть, тут государство «поделилось» с потребителями уже в другой пропорции: бюджет взял на себя меньше трети, остальное (через тарифы) - доля населения и экономики.

F: Законодательную базу изменяли в связи с принятием Программы?

- Да, изменяли. Тогда в нормативную базу и практику были введены предельные (они же долгосрочные) - для электростанций и инвестиционные (они же расчетные и индивидуальные) - для субъектов естественной монополии (СЕМ) тарифы.

Так, Законом «Об электронергетике» установлено, что:

- Энергопроизводящая организация (ЭПО) самостоятельно устанавливает отпускную цену на электрическую энергию, но не выше предельного тарифа соответствующей группы ЭПО. Предельный тариф утверждается по группам ЭПО на срок не менее семи лет с разбивкой по годам и ежегодно корректируется с учетом необходимости обеспечения инвестиционной привлекательности отрасли.

- Базой для определения предельного тарифа на первый год его действия является максимальная фактическая цена, сложившаяся в соответствующей группе ЭПО в течение года, предшествовавшего году введения предельных тарифов.

- Для реализации электрической энергии по ценам, не превышающим предельный тариф, ЭПО заключает с уполномоченным органом соглашение. Соглашение предусматривает инвестиционные обязательства ЭПО по реализации мероприятий, направленных на создание новых активов, расширение, обновление, поддержку, реконструкцию и техническое перевооружение существующих активов.

- Кроме того, в случае, если инвестиционные обязательства ЭПО не могут быть осуществлены за счет средств, получаемых от реализации электрической энергии в рамках предельных тарифов, ЭПО вправе применить для реализации инвестиционной программы расчетный или индивидуальный тариф при условии утверждения уполномоченным органом технического задания и заключения инвестиционного договора.

F: Петр Владимирович, к предельным тарифам мы еще вернемся. А пока расскажите, что за экспертный совет по тарифообразованию создан при НЭПК «Союз «Атамекен», и какова ваша роль в нем?

 - «Союз «Атамекен» представляет интересы предпринимателей и поэтому вплотную занялся тарифами: ситуация остро требует. Потому и я согласился войти в совет по тарифам. В нем почти два десятка человек, все с серьезным опытом. На меня возложены несколько тем, которые в целом можно определить, как «сделать тариф прозрачным». Совет уже рассмотрел и принял за основу первую тему, посвященную элементарному выполнению антимонопольных норм, исключающих всякую «коммерческую тайну» в сфере естественных монополий и подразумевающих обязательные проверки и отчетность монополистов. Почему эти нормы не работают? В основном - потому, что тарифный процесс построен на междусобойчике «госрегулятор – монополист», а потребителю даже «свечку держать» не приходится. Теперь мы имеем пошаговый план - как хотя бы Закон исполнять. Уже подписали меморандум с АРЕМ на этот счет и уже выходим на составление городских и областных меморандумов в регионах - с конкретными монополистами.

Вторая тема, тоже уже рассмотренная и принятая за основу, - это переход от назначения тарифа «наперёд» (по предполагаемым расчетам на один, а то и на семь лет вперед) к утверждению его по результатам ежегодной фактической деятельности (при обязательном независимом техническом и финансовом аудите).

И, кстати, на заседании 27 марта мы будем рассматривать и третью тему - о тех самых «предельных» тарифах. Совет пройдет - и можно будет поговорить о его итогах…

Продолжение читайте здесь.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте