Сможет ли казахстанское правительство стать «невидимым государством» для граждан?

57219

Независимый эксперт проанализировал попытки цифровизации госуправления в стране

ФОТО: © Depositphotos/konstantynov

Правительство РК разработало проект концепции цифровизации госуправления «Invisible Government». О новых подходах «невидимого государства» премьер-министр Алихан Смаилов заявил в феврале 2023 года в рамках форума Digital Almaty 2023. В документе отмечается, что в Казахстане стремительно развивается цифровизация, о чем свидетельствует перевод госуслуг в электронный формат, широкий охват населения интернетом, внедрение мобильных технологий. Благодаря этому Казахстану удалось подняться до 28 места в мире по уровню развития электронного правительства в рейтинге ООН, заняв при этом 8 место в категории официальных онлайн-сервисов. Не умаляя этих успехов Казахстана, вместе с тем следует отметить необходимость концептуальной доработки проекта «Invisible Government» по следующим направлениям.

Планы правительства усиливают несбалансированное развитие государственных услуг.

Если по отдельным услугам наблюдается высокий уровень цифровизации на международном уровне (к примеру, регистрация сделки покупки-продажи автомобиля через приложение Kaspi), то по другим до сих пор требуется сбор справок и ходьба по инстанциям. Так, сегодня одной из наиболее востребованных госуслуг является выдача документов, удостоверяющих личность (ежегодно около 2,5 млн граждан обращаются за данной услугой). При получении этой госуслуги необходимо оплатить госпошлину, которую многие граждане оплачивают заранее на портале электронного правительства и зачастую ошибочно (не по месту получения услуги). Для возврата ошибочно либо излишне уплаченной госпошлины гражданин должен получить архивную бумажную справку из территориального подразделения Комитета миграционной службы и предоставить ее в ЦОН.

Автор статьи Олжас Жораев
Автор статьи Олжас Жораев
ФОТО: личный архив

В то же время наиболее несбалансированно развиваются услуги между городом и селом. К примеру, для получения ветеринарного сертификата гражданин должен взять одну справку у частного ветеринара, отвезти ее в службу ветеринарного сервиса при акимате, получить там другую справку, которую затем необходимо доставить в территориальное подразделение комитета МСХ, где заявитель в итоге получит необходимый ему сертификат. Поэтому сельские граждане не ощущают городского уровня доступных благ. В концепции следует предусмотреть сбалансированное развитие услуг в регионах и селах, с постепенным охватом менее востребованных услуг, спрос на которые растет.

В концепции заявлено широкое развитие мобильных и цифровых решений. Однако мобильные и цифровые решения – не панацея.

На практике процессы отстают от цифровизации: даже при наличии цифровых решений, закупленном оборудовании и автоматизированных процессах до сих пор между госорганами циркулирует большой объем справок и документов, наблюдаются излишние бизнес-процессы. К примеру, казахстанские государственные вузы до сих пор запрашивают бумажные документы у абитуриентов при поступлении, хотя казахстанские школы и вузы подключены к единой электронной системе Министерства науки и высшего образования РК. Возникает парадоксальная ситуация: в Казахстане, не выходя из дома, онлайн можно подать документы и поступить в любой зарубежный университет (американский, британский, континентальный европейский, австралийский, японский, китайский и др.). Но невозможно поступить в казахстанский государственный вуз, в который гражданин должен предоставить документы нарочно.

Кроме того, не ясно, какой эффект дает цифровизация с точки зрения анализа benefit-cost. Какова цена созданного цифрового решения в условиях повсеместных простоев так называемого цифрового оборудования? При этом некоторые имеющиеся решения нельзя назвать цифровыми и даже автоматизацией, так как они требуют наличия сопровождающих специалистов. Именно здесь кроется потенциал обеспечения «невидимости» государства.

Документ не охватывает вопросы повышения качества государственных функций и рассмотрения обращений граждан, фокусируясь на госуслугах.

Напомним, что по Закону РК «О государственных услугах» государственная услуга – это одна из форм реализации государственных функций... направленных на реализацию прав, свобод и законных интересов услугополучателей и предоставление им соответствующих материальных или нематериальных благ. Сегодня государство оказывает 1324 такие услуги населению и бизнесу. Это только часть государственных функций, количество которых превышает 7,5 тыс. Помимо внутренних административных функций, они включают, например, такие важные государственные функции, направленные на реализацию потребностей человека, как озеленение населенных пунктов, обеспечение безопасной окружающей среды, создание спортивных и детских дворовых площадок и т.д. Именно в реализации государственных функций мы видим конфликты между государством и населением за последнее время.

Другой важный аспект взаимодействия государства и общества – это канал обращений граждан. Ежегодно в госорганы поступает более 2,5 млн обращений. Многие обращения не доходят до адресата, рассматриваются формально, без решения сути изложенных в обращении проблем, отписываются в нижестоящие органы либо в органы, на которые жалуются население и предприниматели. В этой связи концепция должна быть более масштабной, не ограничиваться только госуслугами и предусматривать механизмы эффективного диалога и разрешении конфликтных ситуаций и проблем общества.

Открытость госорганов – основа конструктивного взаимодействия населения и экспертного сообщества с государством.

Цифровая открытость госорганов должна начинаться с обеспечения доступа населения к ведомственной статистике и административным данным. Однако сегодня не вполне доступны даже официальные статистические данные Бюро национальной статистики РК (БНС), не говоря об административных данных. К примеру, в отличие от зарубежных стран, БНС не размещает публично такие важные статданные, как опросы домохозяйств, на основе которых эксперты делают анализ рынка труда, неформальной занятости, доходов населения, покупательской способности и т.д.

При отсутствии открытых данных невозможно выработать качественные экспертные решения. Открытость госорганов будет способствовать эффективной обратной связи, развитию общественного контроля, формированию рекомендаций по улучшению каждой сферы как со стороны предпринимателей, населения, так и научного сообщества.

Как бы тривиально это ни звучало, концепция, как и любая государственная стратегия и программа, должны быть понятны обществу.

На данный момент текст документа пестрит специфической терминологией: система BPMN (Business Process Model and Notation), карта CJM (Customer Journey Map), C2G/B2G и др. Госорганам надо понимать, что программы и концепции пишутся не только и не столько для госслужащих и экспертов в отрасли, сколько для широкого круга населения. Не донеся суть концепции и реформ до населения, невозможно добиться их одобрения и поддержки.

И последнее, но концептуально наиболее важное. Исходя из текста документа, «невидимое государство» должно стать следующим этапом в реализации концепции «слышащего государства». А к ней у населения есть претензии, поскольку концепция «слышащего государства» реализуется местами декларативно и многие госслужащие не слышат население вообще, дискредитируя тем самым концепцию и госаппарат в целом.

Таким образом, правительству необходимо провести анализ реализации принципа «слышащего государства» и смело признать, что в этом направлении есть проблемы, предложив действенные пути их решения. Если не провести работу над ошибками, то Invisible Government будет воспринят обществом и станет в реальности очередным неработающим документом с красивым названием.

Олжас Жораев, независимый эксперт, член международной Ассоциации анализа и управления государственной политики (Вашингтон)

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube