Свернет ли экономика Казахстана с «греческого пути»?

Главный вопрос, который стоит сейчас перед экономическими властями РК: какие меры нужно предпринять, чтобы вернуть рост экономики и благосостояния населения. К сожалению, четких ответов с их стороны пока нет

Фото: focus.ua

Нынешний кризис в ярком свете обнажил самую главную проблему нашей экономики – отсутствие диверсификации. Сильная сырьевая зависимость привела к тому, что состояние экономики РК и уровень благосостояния населения напрямую зависят от цены на нефть.

Пока негативное влияние низких цен на нефть на казахстанскую экономику сглаживается за счет средств Нацфонда. Однако если цены останутся на нынешнем уровне на долгий срок, Нацфонд в конце концов истощится. А как только закончится наша нефтедолларовая «заначка на черный день», правительство будет вынуждено пойти по греческому пути, используя такие непопулярные меры, как сокращение социальных расходов, зарплат госслужащих, пособий и пенсий.

О текущей экономической ситуации

Прежде всего, отмечу, что для нашей сырьевой экономики переход на плавающий курс тенге был абсолютно верным решением. Фиксация курса нацвалюты для поддержания благосостояния населения приводит лишь к ускоренному сжиганию средств Нацфонда, что означает более быстрый переход на греческий вариант борьбы с кризисом.

Девальвация и достижение равновесных значений курса тенге резко снизили давление на бюджет и Нацфонд. Однако сильно упал внутренний спрос, что начало оказывать серьезное давление на развитие ненефтяной части экономики (нефтяная часть уже давно «просела» вместе с ценами на нефть).

Снижение спроса произошло по следующим причинам:

· Двукратная девальвация тенге с августа 2015 и высокая импортозависимость страны привели к росту инфляции и резкому снижению покупательской способности населения.

· Из-за сокращения расходов произошло снижение спроса на товары и услуги со стороны государства, госкомпаний, и сырьевых экспортеров, которые занимают большую долю в нашей экономике.

Помимо этого, крайне негативное влияние на развитие бизнеса в Казахстане в целом оказывают недостаток тенговой ликвидности и высокая стоимость финансирования в национальной валюте.

Причины этого следующие:

· Недоверие к денежно-кредитной политике Нацбанка привело к высоким девальвационным и инфляционным ожиданиям населения и бизнеса, которые стали переводить свои сбережения и свободные средства в валюту. На конец 2015 валютные депозиты составляли 69% в целом и 79% - у населения.

· Высокие девальвационные и инфляционные ожидания вынуждают Нацбанк проводить жесткую денежно кредитную политику. Какое-то время он не предоставлял банкам ликвидность в тенге, а сейчас предоставляет её под 19%.

Недостаток и дорогое фондирование банков в тенге привели к резкому удорожанию кредитов для бизнеса и населения. За этим последовало снижение спроса на кредиты и сокращение кредитования экономики в целом. Уменьшение кредитования практически напрямую означает снижение роста экономики, а затем и переход к её падению.

При этом базовая ставка Нацбанка в ближайшее время сильно не упадет, - это связано с текущим высоким уровнем инфляции и продолжающимися девальвационными и инфляционными ожиданиями. В таких условиях вливание «дешевых» денег в экономику приведет к новому витку девальвации и росту инфляции.

О госбюджете

Правительственный бюджет на 2016 был утвержден в конце 2015 и основывался на цене нефти на уровне $40 за баррель, стоимости доллара США 300 тенге и ожиданий по инфляции в коридоре 6-8%. Сейчас правительство думает о пересмотре бюджета, поскольку нынешняя ситуация уже существенно хуже запланированных допущений.

Дефицит бюджета на 2016 запланирован на уровне 1,6% к ВВП (3,0% в 2015). Судя по сокращению прогнозного показателя по отношению к прошлогоднему, ситуация неплохая, однако в действительности это ни о чем не говорит. Фактически дефицит госбюджета гораздо выше. Так, на 2016 запланированы трансферты из Нацфонда в размере 3 трлн тенге, что составит 36% от доходов бюджета. По мере падения цен на нефть доля трансфертов в бюджет увеличивается – например, в 2013 она составляла 22%.

То есть расходы госбюджета всё в большей мере покрываются за счет накопленных ранее денег. А из-за падения цен на «черное золото» поступления нефтяных доходов в Нацфонд стали меньше сумм использования Нацфонда.

Благодаря девальвации тенге трансферты из Нацфонда в долларовом эквиваленте удалось сократить. При запланированном курсе 300 тенге за доллар трансферт в 3 трлн тенге был бы равен $10 млрд, а при текущем курсе понадобится потратить $8,1 млрд.

Дефицит бюджета, который не покрывается Нацфондом, будет закрываться в основном за счет внешних заимствований, а также внутренних заимствований от ЕНПФ. Недавно было объявлено, что в ближайшее время деньги Единого накопительного пенсионного фонда будут использоваться только для этой цели. Отмечу, что финансирование дефицита бюджета за счет покупки госбумаг игроками корпоративного и банковского секторов крайне ограничено. Это связано с тем, что ЕНПФ покупает эти бумаги по доходности существенно ниже рыночной, что делает их непривлекательными для других участников рынка.

Таким образом, из-за низких цен на нефть ситуация становится хуже не только для нефтяных экспортеров, но и для всего населения и бизнеса. Упавшие нефтяные доходы бюджета заменить нечем, и страна достаточно быстро проедает свою заначку (Нацфонд), несмотря на то, что девальвация позволила несколько притормозить этот процесс.

Что делать?

В краткосрочной перспективе при сохранении низких цен на углеводороды не видно никаких драйверов для роста нашей экономики. Ситуация отсутствием доверия к экономической политике, из-за чего Нацбанк и правительство вынуждены проводить жесткие меры, снижая ликвидность тенге, поддерживая высокие процентные ставки и сокращая госрасходы.  

В среднесрочной перспективе при низких ценах на нефть снижение инфляции и девальвационных ожиданий со стороны населения и бизнеса возможны только при условии проведения экономическими властями разумной монетарной и фискальной политики. Это должно привести к снижению долларизации депозитов, смягчению денежно-кредитной политики Нацбанка и появлению возможности увеличить государственные расходы. Все эти факторы, в свою очередь, будут стимулировать рост ненефтяной части экономики, поддержки спроса со стороны государства и увеличения объема и снижения стоимости кредитования.

Однако даже если Нацбанк и правительство будут проводить толковую фискальную и монетарную политику, существенно снизить ставки по кредитам в ближайшие два года всё равно не получится. Для этого снижения ставок нужны низкая инфляция и снижение инфляционных ожиданий. Это, в свою очередь, может произойти только при наличии доверия к экономической политике властей и при условии, что низкая инфляция продержится достаточно долго.

В долгосрочном плане к росту экономики должны привести структурные реформы, проводимые правительством. Однако фактически они начались только сейчас и в ближайшие несколько лет не окажут влияния на рост экономики. В целом результаты таких реформ зависят от целого ряда факторов, многие из которых в настоящее время не вызывают оптимизма. Однако это отдельная большая тема.

Ключевая проблема – отсутствие ясности

В конце каждого года правительство и Нацбанк выпускали совместное заявление об основных направлениях экономической политики на следующий год. Подобное заявление на 2015 год было выпущено в декабре 2014. Я специально привожу ссылку на этот документ, так он показывает: несмотря на падающие цены на нефть и пессимистичные прогнозы по ним, наши экономические власти в то время продолжали витать в облаках. Одно только заявление документа о том, что Нацбанк и правительство не будут допускать резких колебаний обменного курса тенге, уже говорит о многом. К сожалению, такой несерьезный подход к фундаментальным проблемам экономики очень дорого обошелся стране.

 Уже наступил февраль, а мы так и не увидели заявления об экономической политике на 2016 (а лучше на ближайшие три года). А ведь именно сейчас нам как никогда важно понимать, какие меры собираются предпринимать наши власти, чтобы переломить ухудшающуюся экономическую ситуацию. Прежде всего, это касается того, при каких условиях Нацбанк и правительство будут готовы смягчить свою экономическую политику и что они делают для создания этих условий.

Прозрачность и подотчетность

В дополнение к сказанному о государственном бюджете необходимо добавить, что он не отражает всех доходов и расходов государства. То есть часть госдоходов и расходов находится вне контроля парламента.

Так, в бюджете не отражаются поступления в Нацфонд, а также внебюджетные расходы, сделанные из него. К примеру, часть внебюджетных госрасходов в 2015 была профинансирована Нацбанком. В частности, из Нацфонда были выделены средства на покупку облигаций холдингов «Байтерек» и «КазАгро»; вне бюджета были профинансированы некоторые другие госпрограммы и госрасходы.

Но больше всего поразило то, что в 2015 Нацбанк и Нацфонд неожиданно для всех «живыми деньгами» вне бюджета профинансировали ФНБ «Самрук-Казына» на сумму 1,5 трлн тенге (каждый по 750 млрд). До сих пор никто не объяснил целесообразность такого использования государственных денег. Для сравнения, в 2015 правительство в целом потратило 1,7 трлн тенге на социальную помощь и социальное обеспечение, а это крупнейшая статья расходов госбюджета.

С этой точки зрения необходимо, чтобы правительство как можно быстрее перешло на консолидированный бюджет, как уже много лет рекомендует МВФ. В этом случае в госбюджете, утверждаемом парламентом, будут учитываться все поступления и использование денег Нацфонда, что сделает его прозрачным и подотчетным всему обществу. Кстати, эта мера вполне укладывается в рамки обещанного усиления роли парламента. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

14932
просмотр
5
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

5 комментариев

Бауржан Насимуллин

«Спасибо, очень толково и простыми словами.»

9 февраля 2016 в 10:33

«B 2015 Нацбанк и Нацфонд неожиданно для всех «живыми деньгами» вне бюджета профинансировали ФНБ «Самрук-Казына» на сумму 1,5 трлн тенге (каждый по 750 млрд). До сих пор никто не объяснил целесообразность такого использования государственных денег. »

9 февраля 2016 в 16:06
Batik

«Интересно, почему наши экономисты , госчиновники за 25 лет суверинитета страны, так любящие перенимать "передовой" мировой опыт , не перенимают положительный опыт экономического развития Канады? У нас очень много схожих моментов- низкая плотность населения, большая сухопутная граница с Россией (в Канаде с США), богата углевоводородами, сельскохозяйственная направленность. Тем более до кризиса, наши чиновники , депутаты очень любили ездить по заграницам перенимать передовой опыт и внедрять , без адаптации к местным условиям , в Казахстане. Пока не будет прозрачности формирования доходной и расходной части, так дальше и будут уводить за границу в различные офшоры нечистоплотные чиновники. За 10 лет, по отчету Ген прокурора , из Казахстана было вывезено 140 млрд.долларов и это только те средства , которые удалось отследить. Наверное, нужно ужесточить финансовую дисциплину, валютную политику?»

9 февраля 2016 в 20:47
Nurken Akhmetzhanov

«С этой точки зрения необходимо, чтобы правительство как можно быстрее перешло на консолидированный бюджет, как уже много лет рекомендует МВФ. В этом случае в госбюджете, утверждаемом парламентом, будут учитываться все поступления и использование денег Нацфонда, что сделает его прозрачным и подотчетным всему обществу. А это невыгодно для наших верхов, чтобы народ знал куда уходят деньги государства»

10 февраля 2016 в 00:57
Kengir Gezdin

«казнокрадство основная причина нынешнего состояния экономики Казахстана; законодательная зарегулированнасть и безудержно-безумное законотворчество другая(причина),третья немаловажная причина безответственность,при принятии решений на всех уровнях власти.»

10 февраля 2016 в 16:40