Макроэкономика, девальвация, курятина и естественный отбор

Бизнесмен Маргулан Сейсембаев оценил позиции сторон в дискуссии между экономистами и Национальной палатой предпринимателей РК «Атамекен» по поводу экономической политики Казахстана

Фото: pcwalls.ru

Наблюдаю за дискуссиями, развернувшимися в интернете между классическими учеными-экономистами, не нюхавшими навоза, и критиками бизнеса, никогда не бравшими кредита и ничего не построившими, с одной стороны, и защитниками бизнеса в лице НПП - с другой.

И те, и другие приходят к выводу, что надо детальнее изучить ситуацию. Им нужна конкретика.

Я решил вставить свои «пять копеек» от имени тех, кого критикуют и кого защищают.

Сейчас складывается ситуация, когда консилиум врачей спорит у постели больного, который умирает. Одни говорят: ему надо то-то, другие их опровергают. У всех на руках цифры,аргументы. А больному всё хуже и хуже. И если дальше рассуждать, то больной попросту умрёт, и уже будет не важно, что явилось причиной его смерти и кто всё- таки был прав. Как говорили древние, истинное знание очевидно.

Теперь о сути спора и аргументах сторон. В этой компоненте несколько элементов:

1. Налоговый режим.

2. Таможенный режим.

3. Режим субсидий.

4. Валютный курс.

5. Масштаб коррупции.

6. Конкурентоспособность самих предприятий.

У макроэкономики много лиц. Давайте упростим задачу и рассмотрим ситуацию только в контексте проблем птицеводства: чей производитель кого «убивает», Россия vs Казахстан. Птицеводство я беру, поскольку эта отрасль в нашей стране просела больше всего (-37%), да и сам я в этой отрасли не чужой человек. Так что же такое макроэкономика в рамках одной отдельно взятой отрасли?

В данном случае это совокупность действий правительств РФ и РК для создания более благоприятного режима для своих производителей.

Что у нас с налоговым режимом?

На конкурентоспособность предприятий большее влияние оказывает НДС и соцналог, поскольку они напрямую влияют на себестоимость и денежный поток. НДС в Казахстане - 12%, в России - 18%. Здесь казахстанские производители имеют небольшую фору. Соцналог в обеих странах более или менее сопоставим. Режим КПН, как правило, больше влияет на инвестиционную привлекательность отрасли, нежели на конкурентоспособность, поскольку налог возникает только тогда, когда есть прибыль. КПН регулирует, сколько денег государство изымет у собственников из прибыли предприятия. В России и в Казахстане сельхозпроизводители пользуются особым льготным налоговым режимом. Попросту говоря, платят по минимуму.

Итак, казахстанский налоговый режим сопоставим и конкурентоспособен с российским.

Что с таможенным режимом?

Мы вступили в ЕАЭ и ВТО. Свободное перемещение товаров что в ту, что в другую сторону обеспечено. Здесь условия равны. Таможенные режимы Казахстана и России сопоставимы и конкурентоспособны.

Что с режимом субсидий?

Вот тут начинаются первые кардинальные различия. В Казахстане самые низкие объемы субсидирования по сравнению со странами ЕАЭС. Уровень субсидий к ВВП в Белоруссии - 17% (!), в России - 6,7%, в Казахстане - 4,3%. В России это только субсидии федерального уровня. Есть еще субсидии каждого отдельного субъекта федерации. Что почти удваивает размер субсидий в России. В период 2006 -2008 в России действовал Приоритетный национальный проект «Развитие АПК». В 2008 – 2012 в рамках Государственной программы по развитию сельского хозяйства отрасль получала инвестиции, направленные на обновление основных фондов и строительство новых птицефабрик. В результате Россия вышла на четвертое место в мире по производству мяса птицы и, полностью отказавшись от импорта, перешла в режим экспорта. По итогам 2013 в России было произведено 3,83 млн тонн мяса птицы, что в 6 раз больше, чем в 1997, и вдвое больше, чем в 1990.

Казахстан отстает от России как по темпам, так и по размерам поддержки. Сегодня отечественное птицеводство покрывает около 65% собственного потребления. 35% покрывается за счет импорта. Вывод: режим субсидирования и поддержки птицеводства в Казахстане даже близко не сравним российским.

Что у нас с валютным курсом?

Это основное поле битвы между экономистами. Не вдаваясь в детали и цифры, скажу, что дорогая валюта однозначно отрицательно сказывается на внутреннем производителе. Дешевая валюта стимулирует экспорт и повышает конкурентоспособность своего производителя. С этим, я думаю, спорить никто не будет. Достаточно просто почитать отчетность любой американской компании (кстати, в США как раз заканчивается сезон отчетности), где они жалуются на высокий курс американского доллара ставящего их в невыгодные конкурентные условия. Либо вспомните вечную войну США с Китаем по поводу слабости китайской валюты. Либо возьмите многолетнюю практику японцев, когда они девальвируют йену в целях стимулирования экспорта. Или вообще возьмите недавнюю валютную войну центробанков мира. Так что, удерживая курс тенге, мы однозначно наносим ущерб нашим производителям и стимулируем импорт, что ведет к отрицательному внешнеторговому балансу и сокращению ЗВР. Конечно, экономисты-эксперты покажут нам, что не всё сейчас так драматично. Но ключевое слово здесь – «сейчас». В макроэкономике существует эффект временного лага между действием/бездействием и его последствиями. Настоящую цену бездействия с курсом вы увидите только через месяцев.

Что касается потребителей, которым выгоден дорогой тенге, то это - страусиная политика. Поскольку после падения внутренних производителей неизбежно упадут доходы потребителей, так как зарплаты напрямую зависят от доходов предприятий. От сильного тенге выигрывают работники импортирующих предприятий, но это тоже временно. Потому что после падения зарплат на рынке труда компании-импортеры тоже понизят зарплаты своим сотрудникам.

Вывод: искусственно поддерживая сильный курс тенге мы субсидируем экономику России, «убиваем» своих производителей, поддерживаем российских экспортеров, временно делаем хорошо для потребителей, истощаем свой ЗВР.

Что с масштабом коррупции?

Здесь у нас с Россией ситуация - почти равная. За исключением отдельных конкретных ситуаций. Например, недавно МСХ РК ввел временный запрет на продукцию нескольких российских и украинских производителей курицы. Однако эта мера не затронула основного российского поставщика шприцованной некачественной продукции - АО «ГАП Ресурс», аффилированного с высокопоставленным российским чиновником. Продукция этого производителя на специальном оборудовании шприцуется рассолом, что повышает содержание воды в мясе на 25-35%. Потом замораживается и продается на наших прилавках – естественно, дешевле, так как это мясо накачано водой. И как прикажете конкурировать с ними? Тоже накачивать водой и обманывать потребителя?

Что с конкурентоспособностью предприятий?

Здесь как раз нет больших проблем. Все производители птицеводческой продукции работают с одинаковыми высокопродуктивными европейскими породами кур - что в России, что в Казахстане. Все используют одинаковые рецепты комбикормов. Все пользуются единым международным показателем эффективности бройлеров, который учитывает выводимость цыплят, падеж, привес, микроклимат, конверсию корма и т.д. По всем этим показателям казахстанские производители сопоставимы с российскими, а некоторые наши птицефабрики имеют мировой уровень эффективности бройлеров - 320-350. Во всём, что касается конкурентоспособности непосредственно птицефабрик, россияне не умнее нас.

Взвесив все компоненты, увидим, по каким направлениям в птицеводстве мы можем работать. Это:

1. Выравнивание уровня субсидирования.

2. Выравнивание валютного курса.

3. Одинаковое отношение ко всем недобросовестным российским поставщикам.

Из всех этих мер выравнивание курса (девальвация тенге) является ключевой. Не выровняв валютный курс, наши субсидии не будут давать эффекта, потому что просто пойдут на поддержание «на плаву» убыточных не по своей вине предприятий, а все субсидии постепенно перетекут в Россию. Гораздо эффективнее будет отпустить курс тенге и поддержать социально уязвимые слои населения. Или в долгосрочном периоде правильнее перестать поддерживать трудоспособных потребителей и отпустить курс тенге, при этом точечно поддержав нетрудоспособных потребителей и отечественных производителей.

А того чиновника с его «ГАП Ресурсом» мы как-нибудь прокормим, если наш Минсельхоз ничего не может с ним поделать на своей территории: и не таких кормили.

После всего этого я брошу камень в любого, кто скажет, что отечественные предприятия столкнулись с естественным отбором в результате честной конкуренции. Это не естественный отбор, а борьба ягнят против волков при полном попустительстве пастухов.

Источник: страница Маргулана Сейсембаева в Facebook. Публикуется с письменного разрешения автора.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


управляющий партнер хедж-фонда Асадель Капитал SPC

 

Статистика

7592
просмотр
1
комментарий
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

1 комментарий

Argentum

«Лично я, как потребитель, не вижу ничего страусиного. Но я вижу и знаю что после проведения девальвации цены на практически все группы товаров вырастут и даже не на размер девальвации а выше (опыт показал). И зачем мне это надо??? Покупательская способность однозначно снизится, в одночасье. И это в угоду спасения отечественного бизнеса??? Моей семье это не подходит. Тот же американец или европеец даже не ощущает колебания своей валюты. А может нам подходит валютная политика ОАЭ? Там курс не меняется. Как то живут, мучаются....»

10 августа 2015 в 14:07