Как молодая казахстанка повышает эффективность урановых производств

Лучший молодой ученый Казахстана, имеющая дело с грозными радиоактивными металлами, реагентами и сложными химическими реакциями, оказалась хрупкой 28-летней девушкой с хорошим чувством юмора

Айгуль Садуакасова — победительницей Республиканского молодежного конкурса инновационных проектов NURINTECH-2016 в номинации «Лучший молодой ученый».
Фото: Сергей Батурин
Айгуль Садуакасова — победительница республиканского молодежного конкурса инновационных проектов NurInTech-2016 в номинации «Лучший молодой ученый».

Мы встретились с ­Айгуль Садуакасовой, победительницей республиканского молодежного конкурса инновационных проектов NurInTech-2016 в номинации «Лучший молодой ученый», в холле главного корпуса Восточно-Казахстанского государственного технического университета им. Д. Серикбаева, где она учится в докторантуре и преподает на кафедре «Химия, металлургия, обогащение». Лучший молодой ученый Казахстана, имеющая дело с грозными радиоактивными металлами, реагентами и сложными химическими реакциями, оказалась хрупкой 28-летней девушкой с хорошим чувством юмора.

- Все так навалилось сразу, – делится она с улыбкой, пока мы идем в одну из лабораторий вуза по гулким вечерним коридорам. – Конкурс, подготовка к защите докторской – буду уже этой весной защищаться. Очень волнуюсь, но надеюсь, что победа в NurInTech поможет.

Айгуль Садуакасова разработала технологию, которая позволяет повысить экономическую эффективность и экологическую без­опасность урановых производств в мире.

- Сейчас уран извлекают из руд гидрометаллургическими методами или с помощью подземного скважинного выщелачивания. Но переработка руд такими способами требует значительных капитальных вложений для получения урансодержащих растворов. Расходов можно избежать, если использовать техногенные отходы урановых химико-металлургических производств и гидроминеральное урансодержащее сырье, – рассказывает Айгуль. – В Казахстане имеются крупные месторождения таких природных материалов, как шунгит и цеолит. Обладая сорбционными свойствами, они могут быть использованы как матрица для получения более емких по отношению к урану сорбентов после их модификации гидроксидами металлов.

К техногенным урансодержащим растворам относятся сбросные растворы десятков заводов, разбросанных по разным странам. На всех этих предприятиях возможно применение технологии Садуакасовой.

Лучшие умы

О конкурсе NurInTech, который проводила партия «Нур Отан», Айгуль узнала от специалистов отдела коммерциализации своего университета.

- Сомневалась, на какую из пяти номинаций подавать. Я ведь не одна проект свой разрабатывала, а вместе с научными консультантами. Одной такое не осилить, – признается собеседница. – Мой научный руководитель посоветовал подавать на номинацию «Лучший молодой ученый». Документы отправила организаторам конкурса по электронной почте еще в середине ноября 2016-го. После этого забыла о нем. Конечно, выиграть хотелось, но особо я не надеялась. И вот в начале декабря звонок из Астаны: «Приезжайте послезавтра на финал, вы прошли!»
Ученые из всех регионов страны прислали на NurInTech около 700 работ в пяти номинациях, на финал же пригласили только 30 человек. Награды получили и того меньше: всего два десятка авторов инновационных проектов. Был Гран-при, а в каждой номинации определили по три призовых места, также вручали специальные призы.

- Побывав на конкурсе, я удивилась: в стране-то, оказывается, наука не стоит на месте! Были представлены такие интересные проекты, – вспоминает Айгуль. – Когда мне дали слово, поблагодарила за внимательное отношение к науке и за хорошие призы, потому что часто молодым ученым не хватает средств для своих изысканий.

Садуакасова уже нашла применение своей премии в 900 тыс. тенге. После защиты диссертации она хочет продолжить свои исследования: проект, полное название которого «Сорбционная технология извлечения урана из техногенного и гидроминерального сырья с применением природных модифицированных сорбентов», еще нуждается в доработке.

Хорошо быть химиком

«Как вы пришли в науку?» – задаем традиционный вопрос. Айгуль говорит, что физика и химия ее интересовали, еще когда училась в школе поселка Ауэзов Жарминского района ВКО.

- Я хотела быть круглой отличницей, – рассказывает ученый. – Но у меня не получалось – физика хромала. Когда заканчивала школу, посоветовалась с мамой, куда пойти учиться дальше, и она привела множество аргументов, почему женщина должна быть химиком: такая найдет себя и в школе, и в лаборатории, и в сельском хозяйстве, и в производстве лекарственных препаратов. Оказалось, мама далеко смотрела…

Айгуль послушала совета и поехала учиться в Восточно-Казахстанский государственный университет имени С. Аманжолова по специальности «химия», со специализацией «химическая экспертиза». Дипломную работу писала по Бакарчикскому горнодобывающему предприятию, которое находится в ее родном поселке. Увлеклась металлургией. Получила диплом с отличием, самостоятельно освоила ряд дисциплин.

Работая учителем химии в школе, она поступила в магистратуру ВКГТУ по специальности «обогащение полезных ископаемых», а затем и в докторантуру по специальности «металлургия». Параллельно прошла краткосрочный курс по изучению науки о ресурсах в Международном университете Акита (Япония), курс практической газовой хромато-масс-спектрометрии в Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии. Начала заниматься своими исследованиями по урану, писать докторскую диссертацию.

Отходы – в дело

Один из ее научных консультантов – доктор технических наук Виктор Зеленин, ученый Уральского федерального университета имени первого Президента России (Екатеринбург). Также среди помощников – Валерий Самойлов, доктор технических наук РФ (Усть-Каменогорск), Талант Рыспаев, хабилитированный доктор технических наук, приват-доцент TU Clausthal (Германия). Большое содействие в проведении исследований оказала руководитель научно-производственного лабораторного комплекса «Металлургия» ВКГТУ Наталья Куленова.

- Когда Зеленин приехал в Казахстан, мы рассказали, какие у нас запасы шунгита, цеолита, и Виктор Иванович предложил взять эти природные материалы за основу, внедрить в их структуру гидроксиды, получать более дешевое вещество для извлечения урана из отходов. Затем мы пришли к выводу, что гидроксиды можно получать не из чистых солей, а брать отходы производств, – объясняет Садуакасова. – Также мы использовали для своих сорбентов фосфогипс. Это отход производства фосфорной кислоты из апатита и минеральных удобрений. На юге Казахстана, в Жамбылской области, он лежит целыми отвалами. По сути, мы берем малопригодные материалы – ими могут быть отходы медного, цинкового, гальванических производств – и из всего этого делаем наши сорбенты.

У вуза Айгуль нет лицензии для работы с радиоактивными элементами. Для этого она дважды ездила в Екатеринбург, в Физико-технологический институт Уральского федерального университета. Там есть закрытая спецчасть, где ведутся такие работы. После получения положительного результата продолжила исследования на Ульбинском металлургическом заводе, где действует урановое производство, подготовила статьи о результатах.

Наука занимает огромную часть жизни Айгуль. Скоро она будет преподавать для магистрантов ВКГТУ металлургию на английском языке – полученный прош­лым летом сертификат IELTS дает такое право. А после защиты первым делом… запишется в спортзал.

- Люблю быть в движении, быстро принимаю решения, еще быстрее срываюсь с места, – улыбается ученый. – Когда-то услышала хорошую фразу: «Жизнь – это движение. Но одни шевелят извилинами, а другие хлопают ушами». Не хотелось бы прохлопать свое счастье.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Ольга Ушакова

Татьяна Трубачева, журналист

 

Статистика

5704
просмотра