Рахим Ошакбаев назвал тормоз развития экономики Казахстана

На прошедшем в Алматы ежегодном CFO Summit были обсуждены риски и возможности для Казахстана на фоне глобальных политических и экономических изменений

Фото: Андрей Лунин

Форум позволил сопоставить точки зрения на этот счет государственного, банковского, страхового, инвестиционного секторов и аналитического сообщества. В частности, были подняты вопросы развития технологий, торговых партнерств, человеческих ресурсов, экономических реформ.

По мнению Руслана Погорелова, председателя правления СК «Сентрас Иншуранс», глобальная трансформация, которая происходит в мире сегодня, представляет для Казахстана больше угроз и рисков, чем возможностей.

- Если, условно говоря, в популярных социальных платформах, например Facebook, сделать кнопку «Получить кредит», возникнет вопрос: а зачем нам банки? – приводит он пример. – То же самое со страхованием. Таким образом можно целые отрасли вывести из страны. И если ничего не менять, то нам останется только местный бизнес – рестораны и магазины.

Погорелов считает ожидающийся в недалеком будущем массовый выпуск Tesla и подобных разработок «убийцей традиционного автопрома».

- Когда на рынок выйдет первый миллион электромобилей, произойдет эффект домино, все автопроизводители будут вынуждены следовать за трендом. Это означает, что нефть им станет не нужна. Поэтому Казахстан должен максимально эффективно использовать ближайший временной промежуток в 10–15 лет, – заявляет он.

Однако председатель наблюдательного совета ТОО «SB Capital» Анвар Сайденов полагает, что технологический риск во многом преувеличен.

- Когда только были созданы платежные системы, тоже говорили о том, что банкам придет конец. Такие же опасения возникли с внедрением систем платежей телекоммуникационными компаниями и операторами связи, – напоминает он. – Думаю, что банки используют финтех как инструмент. Возможно, они и изменятся по сравнению с нынешним видом, в том числе в Казахстане, но как финансовый институт останутся.

На взгляд главы аналитического Центра экономической политики Рахима Ошакбаева, для того чтобы успешно конкурировать с постоянно генерируемыми инновациями, в том числе управленческими и технологическими, Казахстан прежде всего должен обратить внимание на человеческие ресурсы.

- Нам нужно подстраиваться, открываться, быть привлекательными для креативного класса, стимулировать свободу творчества, снижать правовые риски. Следует понимать, что ключевым драйвером нашего роста должен быть не рост цен на нефть и прочие ресурсы, а человеческий капитал, – подчеркивает он. По словам эксперта, он «совершенно точно ощущает», как качество человеческого капитала ограничивает органический рост и экономическое развитие Казахстана. Можно взять практически любую сферу: везде есть проблемы с компетентностью кадров.

Солидарна с ним в этом вопросе председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова, которая видит большой потенциал в человеческом капитале. Она считает, что многое можно сделать в выстраивании корпоративного управления – не только в государственном, но и в частном секторе. Что касается рисков, то наибольшими из них Шаяхметовой все же видится то, что происходит внутри страны – начиная с политических и экономических реформ, изменения законодательной базы, обеспечения стабильности и заканчивая некоторыми инициативами, которые иногда приводят к непредсказуемым результатам. Она сравнивает нынешний период истории Казахстана с 1990-ми и уверена, что при принятии правильных шагов страна может оттолкнуться от этой точки для дальнейшего развития.

Глава Visor Holding Айдан Карибжанов указывает на такую внутреннюю проблему, как сохраняющаяся неопределенность вокруг транзита власти.

- Эта ситуация является некомфортной как для самих жителей страны, так и для внешних инвесторов. Мы понимаем, что что-то там происходит, но мне кажется, мы должны видеть, как это происходит, какой имеется план, – отмечает бизнесмен. Он не видит какой-то цельной картины и определенного плана действий и в отношении экономических реформ. – Есть ощущение, что те меры, которые принимались в последнее время, это некое подкручивание рычагов: тут налоги уменьшены, там увеличены, тут отменены, там введены. Но это уже не работает.

15 лет остается Казахстану на то, чтобы эффективно исполь-зовать нефтяные доходы, пока технологи-ческий прогресс не привел к критичес-кому спаду спроса на нефть

Сомнения по поводу принимаемых решений выражает и Ошакбаев.

- Совершенно маргинальная точка зрения, но мне кажется, что переход на инфляционное таргетирование был серьезной ошибкой, поскольку мы должны учитывать специфику нашей экономики. Казахстан, даже в большей степени, чем Россия, зависим от очень широкого круга экспортных товаров, и, соответственно, даже по официальному признанию, на курс тенге влияет цена на нефть и другие ресурсы. Эти индикаторы очень волатильны. В итоге мы имеем очень большую волатильность тенге. То есть если на минимуме тенге к доллару был 310, то после серьезного ослабления курс достиг 380. Что будет завтра, никто не знает, – говорит эксперт.

Шаяхметова в свою очередь выступает против фиксированного курса, обосновывая это тем, что такая политика будет работать, только если закрыть границы.

- Тогда нужно будет выходить из ЕАЭС. Кстати, все еще большой вопрос, насколько он оказал на нас позитивное или негативное влияние. Те цифры, которые мы сегодня имеем, указывают скорее на негатив, – говорит банкир. – Если мы можем выйти из союза и закрыть границы, то можно и нужно будет вводить фиксированный валютный курс. Но если останемся открытыми в рамках ЕАЭС, где у России плавающий курс, то в этом случае каждый раз будем запаздывать, терять и вынуждены будем делать заметные девальвации.

О рисках, являющихся следствием внешних связей Казахстана, рассказал министр экономики Тимур Сулейменов.

Будучи достаточно открытой и глобализированной экономикой, Казахстан будет чувствовать на себе все эффекты и последствия решений, принимаемых в странах-партнерах. Это касается как действий наших близких партнеров, таких как КНР и Россия, так и неопределенности политики нынешней администрации США, ее взаимоотношений с Китаем, в частности протекционистских мер по отношению к американским компаниям. Очевидно, что если КНР будет испытывать определенные проблемы со сбытом своей продукции, предназначенной для огромного рынка США, мы обязательно получим поток очень дешевых товаров в нашу страну как сосед, – рассуждает Сулейменов.

В мире нарастает тенденция протекционизма, считает министр, идет переход от многосторонних форматов к двухсторонним, отдельным групповым регио­нальным объединениям.

- Казахстан же выбрал для себя сбалансированную модель и, являясь законопослушным членом ВТО и активным участником создания ЕАЭС, пытается воздерживаться от протекционистских мер, – говорит Сулейменов.

Еще одним вызовом для Казахстана он считает Узбекистан после Ислама Каримова.

Мы видим пробуждающийся и либерализующийся Узбекистан. Это амбициозная страна, вероятно обладающая большими возможностями, которые пока сложно точно определить из-за формирующегося политического курса. Тем не менее укрепление соседа будет определенным вызовом для нас. Мы привыкли, и думаю, с большой долей объективности, что Казахстан – региональный экономический гегемон. Но сейчас ситуация может начать меняться. Усилится борьба за инвестиции, борьба за ниши, борьба за рынки, – заявляет Сулейменов.

Карибжанов также затронул вопрос инвестиционной привлекательности Казахстана и государственных активов в свете текущей приватизации.

- Если сегодня посмотреть с точки зрения инвестора, будущее Казахстана – это нефть, газ и металлы. И если верить в Казахстан как инвестор, то следует верить в будущее сырьевой экономики. Если же ты не веришь в будущее сырьевой экономики, а больше веришь в технологии и инновации, то логично возникает вопрос: стоит ли покупать в Казахстане? – отмечает бизнесмен. По его словам, он не видит конкурентных преимуществ Казахстана в нынешней ситуации: с той ценой на нефть, которая есть, и тем перепутьем, на котором стоят мировая экономика и политика.

- Что касается приватизации, тот, кто знаком со списком этих предприятий, знает, что там нет никаких интересных объектов. И никакой очереди из бизнесменов, которые мечтали бы что-то купить, – говорит Карибжанов. На его взгляд, могут быть интересными, отдельные «дочки», «внучки» крупных монопольных, квазигосударственных компаний, которые встроены в эти структуры, но только если будет огромный дисконт, в чем имеются сомнения. На заявленных же условиях никто не станет их покупать.

В целом же в качестве резюме дискуссии можно вынести слова бывшего главы Нацбанка Анвара Сайденова:

- Неразвитость страхового и всех остальных секторов – я считаю, что это вопрос государственного управления. В модернизации 3.0, где все очень красиво расписано, не хватает одного главного момента – модернизации госуправления.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

7071
просмотров
 
 
Загрузка...