Сколько на самом деле выделяет государство на антикризисные меры?

Свой ответ на этот вопрос предлагает известный казахстанский экономист Мурат Темирханов

Мурат Темирханов
ФОТО: Андрей Лунин
Мурат Темирханов

8 апреля своим указом глава государства утвердил уточненный республиканский бюджет на 2020 год с учетом наступившего кризиса в Казахстане (далее - РБ или бюджет). К проекту указа шла пояснительная записка (далее ПЗ), подписанная премьер-министром. Пояснения правительства вызвали ряд вопросов, поэтому я решил сам составить таблицу, чтобы по статьям сравнить уточненный бюджет с докризисным вариантом, который был утвержден в декабре 2019 года.

В таблице по указанной ссылке даны для сравнения не все статьи бюджета, а только те, где были значительные изменения (от 1 млрд тенге и больше). В результате такого анализа стало еще больше вопросов к новому бюджету.

Насколько уменьшатся доходы бюджета (без трансфертов из Нацфонда)?

По прогнозам правительства, из-за кризиса налоговые доходы бюджета 2020 упадут на 1 699,6 млрд тенге, или на 21% по сравнению с тем, что было утверждено в декабре 2019. Судя по тому, как развивается экономический кризис в Казахстане и во всем мире, вполне возможно, что налоговые доходы РБ упадут еще больше.

Неналоговые доходы бюджета небольшие по размеру, и они немного вырастут в новом бюджете (см. таблицу). В этом разделе привлекает внимание статья по дивидендам на государственные пакеты акций. Эта строка бюджета в основном относится к нацхолдингам «Самрук-Казына», «Байтерек» и «КазАгро». По уточненному бюджету планируется, что дивиденды вырастут на 11,9 млрд тенге, до 31 млрд.

Сумма дивидендов от госкомпаний очень небольшая, и неизвестно, какой нацхолдинг сколько оплатит. Однако, с другой стороны, правительство собирается вложить в разы большую сумму в капитал этих нацхолдингов (см. раздел «Сальдо по операциям с финансовыми активами» в таблице). Так, капитал «Байтерека» в 2020 будет увеличен на 105 млрд тенге, капитал фонда «Самрук-Казына» – на 26 млрд, и «КазАгро» – на 10 млрд.

Спрашивается, зачем правительство получает такие дивиденды от нацхолдингов, если оно постоянно увеличивает их капитал на гораздо большую сумму?  

Как будут финансироваться упавшие доходы и возросшие расходы бюджета?

В целом расходы бюджета (с учетом бюджетных кредитов и инвестиций) в 2020 вырастут на 1 356,4 млрд тенге, или на 10,6%. С учетом упавших налоговых доходов, в новом бюджете возникает дополнительная дыра (дополнительный дефицит бюджета) на сумму 3 038 млрд тенге. Этот рост дефицита республиканского бюджета будет закрыт увеличением трансферта из Нацфонда на сумму 2 070 млрд тенге ($4,7 млрд по курсу 440 KZT/USD).

В докризисном бюджете трансферт из Нацфонда был запланирован на уровне 2 700 млрд. Таким образом общая сумма трансферта из Нацфонда в госбюджет в этом году будет равна 4 770 млрд тенге ($10,8 млрд по курсу 440 KZT/USD).

Также резкий рост дефицита бюджета будет профинансирован увеличением трансфертов (дотаций) из областных и городских бюджетов на сумму 117,7 млрд тенге (см. таблицу). К сожалению, из официального документа не видно, какие области или города Казахстана будут донорами республиканского бюджета.

Общая сумма таких дотаций в уточненном бюджете на этот год составляет 537,8 млрд тенге. Здесь тоже есть определенное противоречие. Сейчас все области и республиканские города Казахстана испытывают кризис. Каким образом правительство смогло увеличить поступления от доноров республиканского бюджета?

Остаток роста дефицита РБ на сумму 3 038 млрд тенге будет профинансирован за счет увеличения заимствования правительства на рынке – как на местном, так и за рубежом. 

Почему растут госрасходы на антикризисные меры?

В пояснительной записке к новому бюджету говорится, что были оптимизированы расходы республиканского бюджета на 2020 год на общую сумму 432,8 млрд тенге. В результате, с учетом роста расходов бюджета в целом, на антикризисные меры будет направлено 1 789,2 млрд тенге.

Однако, если сравнить докризисный и новый бюджет постатейно, то невозможно выйти на эти суммы. Если считать прямым счетом по таблице, то сумма оптимизированных расходов и сумма расходов на антикризисные меры завышена как минимум на 150 млрд тенге. Однако размер завышенных расходов на антикризисные меры значительно вырастет, если более внимательно присмотреться к корректировкам бюджета.

Например, по разделу «Расходы на жилищно-коммунальное хозяйство» (см. таблицу) правительство программе жилищного строительства в одном пункте снизило расходы на 36,3 млрд тенге, а через пару строк по этой же программе увеличило расходы на 63,2 млрд. В результате на 36,3 млрд тенге оказалось завышенной сумма расходов бюджета, направленная на антикризисные меры.

Подобный пример можно привести и по отношению к росту финансирования сельского хозяйства. Так, по статье «Повышение доступности финансовых услуг» для агросектора (см. таблицу) в бюджете были увеличены расходы на 22,8 млрд тенге (до 179,5 млрд). Вся эта сумма предназначена для кредитования сельского хозяйства через КазАгро.

С другой стороны, в разделе бюджета по операциям с финансовыми активами правительство решило сократить вклад дополнительного капитала в КазАгро на 20 млрд тенге (дополнительный уставной вклад в 2020 году сократился с 30 млрд до 10 млрд). С учетом того, что дополнительный капитал также используется для кредитования сельского хозяйства, становится непонятным, зачем увеличивать объем кредитования на 22 млрд в одном разделе и сокращать его же на 20 млрд в другом разделе бюджета?! 

Аналогичные примеры можно привести и по НУХ «Байтерек», когда в одной строке увеличивается финансирование холдинга, в другой - уменьшается, хотя вся деятельность этого нацхолдинга направлена на рост и развитие экономики Казахстана. Просто происходит перекладывание из одного кармана в другой.

Почему часть возросших расходов бюджета не относится к антикризисным мерам?

Увеличение расходов бюджета на сумму как минимум на 120 млрд тенге не относится к борьбе с кризисом. Такой рост расходов выглядит больше как пир во время чумы.

Например, по статье «государственные услуги общего характера» (по этой статье нет антикризисных мер) Минфин умудрился увеличить свои расходы на 25,7 млрд тенге, а МИД увеличил свои расходы на 6,5 млрд (см. таблицу). Интересно, что такого срочного произошло с декабря 2019 года, когда был утвержден докризисный бюджет? И как образом эти расходы относятся к кризису?

По разделу «прочие» расходы бюджета удивило увеличение расходов бюджета на 35 млрд тенге по статье «Целевое перечисление в АО «Администрация Международного финансового центра «Астана». В результате общее финансирование МФЦА в 2020 году составило 48 млрд тенге. Также по этой статье привлёк внимание рост расходов на 2,9 млрд на «Строительство и реконструкцию объектов Управления делами президента».

В уточненном бюджете также появилась новая статья «Субсидирование ставки купонного вознаграждения по облигациям перевозчика» на сумму 14,6 млрд тенге. Возможно, я ошибаюсь, но, по всей видимости, это относится к субсидированию КТЖ, который сравнительно недавно выпустил большой объем собственных облигаций. Если это так, то почему нужно помогать именно КТЖ? Например, общее состояние в электроэнергетике Казахстане еще хуже, но в уточненном бюджете по статье «Развитие тепловой электроэнергетики» сократили госрасходы на 5 млрд тенге (до 36,3 млрд тенге). Кстати, в авиаперевозках совсем катастрофическая ситуация.

Больше всего удивил большой рост государственных расходов по разделу «Общественный порядок, безопасность, правовая, судебная, уголовно-исполнительная деятельность» (см. таблицу). Так КНБ увеличил расходы по статье «Обеспечение национальной безопасности» сразу на 52,7 млрд тенге. При этом МВД снизил свои расходы по статье «Охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности» на 5,7 млрд.

В целом расходы бюджета на силовые структуры выглядят интересно. Так, в уточнённом бюджете на 2020 год расходы МВД на «Охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности» составили 122,4 млрд тенге. Расходы МО на «Обеспечение боевой, мобилизационной готовности Вооруженных Сил Республики Казахстан» составили 309,8 млрд тенге. А расходы КНБ на «Обеспечение национальной безопасности» - 399,8 млрд.

Насколько прозрачны государственные расходы на антикризисные меры?

Самое больше увеличение расходов бюджета прошло по разделу «Социальная помощь и социальное обеспечение» - рост на 573,8 млрд тенге (см. таблицу). При этом в эту сумму не входит разовая социальная помощь населению в размере 42,5 тыс. тенге в связи с потерей доходов в период чрезвычайного положения. Как было недавно объявлено, 3,7 млн человек получат в общей сумме 147 млрд тенге. Это очень существенная сумма.

Эта социальная помощь выплачивается из Государственного фонда социального страхования (ГФСС). Все поступления и использование средств ГФСС не указаны в государственном бюджете, что является большим недостатком. Данный фонд не предназначен для такой большой одноразовой выплаты, и пока непонятно, как такая выплата повлияет на финансовую устойчивость ГФСС и на дефицит полноценного консолидированного госбюджета.

В этом контексте еще раз повторю то, о чем неоднократно писал. На сегодня государственный бюджет, утверждаемый парламентом, неполноценен, непрозрачен и не соответствует международным стандартам учета и отчетности.

В соответствии с такими стандартами консолидированный госбюджет должен включать в себя абсолютно все государственные доходы и расходы и в нем должен быть использован принцип начисления. В частности, в госбюджет должны включаться поступления и расходование средств по Нацфонду, ГФСС, ЕНПФ, по Фонду медицинского страхования и т.д. Также в него необходимо включать финансирование госрасходов Нацбанком (за счет печатного станка).

Зачем включают печатный станок?

До наступления коронавирусного кризиса за счет печатного станка Нацбанка и средств ЕНПФ уже финансировалась госпрограмма льготного кредитования «Экономика простых вещей». Программа начала действовать с начала 2019, и на неё предполагалось выделить 600 млрд тенге. До кризиса по этой программе было выдано не более 150 млрд кредитов.

В качестве пакета антикризисных мер было предложено расширить программу «Экономика простых вещей» на 400 млрд (с 600 млрд до 1 трлн тенге). Прошлая программа была использована лишь на четверть. Спрашивается, зачем нужно было объявлять о её расширении?

При этом, когда говорилось о выделении 4,4 трлн тенге на весь пакет антикризисных мер, то, по всей видимости, в эту сумму была включена вся расширенная программа «Экономика простых вещей» (1 трлн тенге). Скорее всего, в этом году по этой программе выдадут не более того, что было выдано в прошлом.

Во время кризиса проблема с подобными госпрограммами заключается в том, что решение по выдаче льготного кредита принимает банк. Поскольку риск невозврата выданных денег лежит на банке, он не спешит с выдачей кредита, пока не проанализирует финансовые прогнозы бизнеса и не будет уверен в возврате средств. Во время кризиса банки обычно совсем прекращают кредитование бизнеса, и им не важно, что это специальные льготные кредиты.

Помимо этого, Нацбанк за счет печатного станка профинансирует новую программу льготного кредитования МСБ, пострадавшего от введения ЧП, на сумму 600 млрд тенге. Эта программа однозначно целиком вошла в сумму пакета антикризисным мер. Однако проблемы у нее полностью совпадают с проблемами госпрограммы «Экономика простых вещей». Поэтому использование этой программы во время кризиса будет незначительным, то есть объявленные триллионы тенге кредитов не вольются в экономику во время кризиса.

В целом хотелось бы отметить, что использование печатного станка для кредитования экономики - это очень плохо для экономики. Одно дело, когда печатный станок центрального банка используется как краткосрочный инструмент монетарной политики (например, как это делают ФРС или ЕЦБ). И совсем другое дело, когда печатным станком закрываются дыры в госбюджете. Последствия могут быть печальными.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
24391 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 ноября родились
Канат Нуров
президент научно-образовательного фонда «Аспандау»
Нурлан Онжанов
начальник канцелярии президента РК
Куаныш Тазабеков
первый проректор университета «Туран», президент Казахстанской ассоциации маркетинга
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить