Почему общество Казахстана само хочет решать свои проблемы

10903

Forbes.kz продолжает публиковать выдержки из книги Айдархана Кусаинова «Экономика Казахстана: Мифы и реальность. Новая экономическая политика. Информационное пространство. Национальная идея». Сегодня автор предлагает читателям выдержки из введения в 4 часть «Информационное пространство. Взаимодействие государств и общества»

Фото: © Depositphotos.com/SergeyNivens

Приведу несколько примеров того, как существующее информационное пространство и проводимая информационная политика искажает общественные ценности.

В разгар борьбы с долларизацией акимы и министры заявляют, что себестоимость строящегося жилья не будет превышать 350-500-700 долларов за квадратный метр. Это муссируется, повторяется в выступлениях, фиксируя в сознании общества, что цена недвижимости измеряется в долларах. Как после этого убедить людей, что изменение курса доллара не влияет на их благосостояние? Будучи в Эмиратах, я обратил внимание, что во всех газетных статьях, даже посвященных международным финансовым новостям, при первом упоминании сумм в долларах всегда в скобках указывается сумма в дирхамах, при описании параметров сделки в йенах в скобках индикативно указывается эквивалент в долларах и в дирхамах. Это при том, что там курс дирхама фактически фиксирован и есть свободная конвертация.

В новостях рассказывают о количестве богатства, изъятого у коррупционера, его автопарке, домах и драгоценностях. Понятна попытка показать эффективность борьбы с коррупцией, но у зрителя складывается впечатление, что при таких суммах только найденного и изъятого, можно и посидеть лет десять - все равно за эти десять лет столько честно не заработаешь. Так и получается, что на фоне безжалостной борьбы с коррупцией работа на госслужбе более привлекательна, чем частный бизнес. Здесь же отмечу, что в Китае рассказывается только о том, как расстреливают коррумпированных чиновников, без демонстрации золота-бриллиантов-машин и количества украденных денег. Логика простая: украл – наказан, сколько именно украл и как хорошо жил – неважно.

В новостях очень много места занимает информация о том, как государство заботится об отечественном производителе, дотируя его, субсидируя займы, предоставляя льготы. Понятно стремление правительства показать свою заботу, но, в итоге, в мышлении зрителя и общества фиксируется, что отечественный производитель глубоко болен, практически недеепособен, раз о нем такая забота. Прекрасно, что правительство поддерживает бизнес, но в информационном пространстве поддержка бизнеса начинает вставать в один ряд с поддержкой неимущих слоев населения. Это нонсенс. В такой ситуации естественны и логичны формирующиеся убеждения, что отечественный товар неконкурентоспособен, некачественен, а его покупка становится чуть ли не социальным обязательством, актом благотворительности.

В Казахстане на протяжении пятнадцати лет фактически проводилась импортозамещающая политика, а с 2009 она еще и отяготилась политикой государственного капитализма и государственного финансирования. Такая политика формировала определенное общественное мнение, которое в свою очередь формировало политику. Первые шаги по тропе импортозамещения и избавления от голландской болезни внесли деформации в общественные ожидания, и далее процесс развивался в самоусиливающемся режиме. Я уже рассказывал об объективных, практически неизбежных, системных следствиях политики импортозамещения: размытие функций бизнеса и государства, патернализма – форме взаимодействия государства и общества по схеме родитель-ребенок. Эти тенденции получили огромную общественную поддержку в казахстанском обществе, развились и теперь уже общество требует все большей и большей вовлеченности государства, возлагает на него завышенные ожидания и ответственность. Государство, отвечая на эти требования и ожидания, вовлекается в несвойственные ему функции и процесс усугубляется.

Важно понимать, что государственная информационная политика ни в коем случае не имеет ничего общего с пропагандой или цензурой. Пропаганда и цензура являются только одними и инструментов информационной политики, причем не самыми главными и основными. Остановлюсь подробнее на этом вопросе.

Пропаганда является весьма действенным инструментом воздействия на коллективный разум, но она не является инструментом его формирования, построения ценностей. Это всего лишь временный инструмент для решения локальных задач - его эффективность определяется уже сформированным информационным пространством, без него она вообще не работает. Пропаганда основывается на уже сформировавшихся ценностях и убеждениях, когда все сказанное воспринимается на веру, или хотя бы в формате «что-то в этом есть» - то есть когда передаваемая информация воспринимается. И тогда пропаганда усиливает эти убеждения, укрепляет и развивает их, вовлекая коллективный разум на целевой путь размышлений и восприятия реальности. Без такой базы, без коллективного разума, готового к восприятию пропаганды, без уже сформированных убеждений, созданных рутинной, незаметной, кропотливой и постоянной работой по реализации информационной политики, пропаганда становится пустой болтовней, а пропагандируемые или навязываемые ценности вызывают отторжение.

Я бы сформулировал правильную государственную информационную политику как ежедневное искусное модерирование общественной дискуссии. Хороший, то есть правильный модератор не запрещает высказываться никому из участников, но направляет и развивает дискуссию в определенном русле, подводит к выводам и результатам, которое определяются его целями и задачами. Модератор не только определяет темы для общественного обсуждения, но и управляет обсуждением новых возникающих ситуаций и тем. Управление же заключается в поддержке и развитии одних тем, игнорировании других, или перехвате и трансформации возникающих идей в более выгодные или отвечающие целям дискуссии.

Государственная политика должна таким же образом, не вмешиваясь открыто, без прямых запретов формировать заданное информационное пространство. Лишение какого-то участника дискуссии микрофона является проигрышем модератора – это крайний, но иногда неизбежный способ. Аналогичным образом, цензура является проигрышем государственной информационной политики.

Государство всегда является главным ньюсмейкером страны и официальные заявления или государственные решения являются основой информационного пространства. Я уже приводил примеры, как официальные заявления, не взвешенные и не оцененные с точки зрения фонового информационного наполнения, искажают общественные ориентиры, но проблемы гораздо глубже.

В настоящее время сформировался образ и восприятие Казахстана, как некоей вторичной страны, которая богата от природы всякими полезными ископаемыми, но недоразвита. Есть как бы культура, есть как бы образованные люди, но все равно «все у нас не как в цивилизованном мире». После развала СССР и построения новой экономики, новой страны, действительно важно было сформировать ощущение «ученика» в новом мире. Необходимо было избавиться от гонора, гордости за прошлые достижения и учиться, учиться и учиться - впитывать новые отношения, новый взгляд на мир.

Уже лет десять назад такая парадигма начала исчерпывать себя. Общество изменилось. Новое поколение уже насмотрелось на заграницу, получило образование и поработало там же, поработало с иностранцами здесь, создало свои бизнесы и само нанимает иностранных менеджеров, прошло перестроечную закалку - это «зубастое» поколение, которому важно и нужно определять свой путь. В информационном пространстве же все также предметами гордости является «привлечение иностранных инвестиций», «создание благоприятного инвестиционного климата» - «чтобы иностранцам было хорошо».

Расхождение между потребностями общества, реальностями страны и текущей информационной политикой нарастает, и информационное пространство живет само по себе. Пропаганда так и катится по колее «молодого, нового и неопытного государства», в то время как бизнес и общество уже поняли, что и сами могут учить запад, наши частные компании консультируют иностранцев, нанимают их на работу. Пропаганда продолжает описывать внутренние успехи в заботе государства об обществе и бизнесе, в то время как общество уже давно научилось, готово и хочет решать свои проблемы самостоятельно.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube