Как антироссийские санкции влияют на экономику Казахстана

Санкционные ограничения против России сказываются не только на этой стране, но и на всех участниках мировой экономики и особенно на странах, тесно интегрированных в торговлю с ней

ФОТО: © Depositphotos/meatbull

Несмотря на то что доля Российской Федерации в глобальном ВВП не превышает 2,0% (или $1,5 трлн), что, например, меньше экономики штатов Техас ($1,8 трлн) или Нью-Йорк ($1,7 трлн), страна занимает ведущие позиции в ключевых производственных процессах, обеспечивает функционирование важнейших транспортно-логистических коридоров, играет лидирующую роль на сырьевых рынках.

Так, если рассматривать только природные ресурсы, то РФ входит в пятерку мировых производителей нефти, газа, палладия, никеля, алюминия, титана, меди, золота и стали.

Страна также экспортирует большое количество редких металлов, без которых мировое производство высокотехнологичного оборудования и полупроводников становится достаточно затруднительным. Помимо же природных ресурсов Россия – крупнейший поставщик удобрений, пшеницы, подсолнечного масла и других ключевых продовольственных товаров.

Казахстан экономически тесно связан с Россией. Соответственно, все внутренние и внешние шоки в российской экономике, к которым в том числе относятся международные санкции, непосредственно сказываются на Казахстане. Однако, вопреки общественному мнению, санкционная изоляция северного соседа не только создает риски и угрозы, но и дает ряд преимуществ для роста отечественной экономики.

Старые болевые точки

Санкции против РФ обнажили хронические болевые точки Казахстана, которые долгое время находились в ремиссии.

Инфляционный удар

Стремительный разгон инфляции – одна из серьезнейших угроз для Казахстана как для импортозависимой страны. Так, на РФ приходится около 40% всего отечественного импорта. При этом доля импорта из России по некоторым жизненно важным позициям превышает 80%.

В этой связи антироссийские санкции и ответные меры российского правительства в первую очередь приводят к инфляционному давлению, эрозии покупательной способности и снижению уровня жизни казахстанцев. Так, при целевом среднегодовом уровне инфляции в диапазоне 4-6% фактический рост цен в июле текущего года составил 15% в годовом выражении.

В разрезе компонентов наибольший вклад в ценовой скачок внесли продовольственные товары, которые за год подорожали на 19,7%. Непродовольственные товары за аналогичный период выросли на 14,2% г/г, услуги – на 9,2% г/г. Цены на внутреннем рынке Казахстана также получили дополнительный импульс к росту из-за неожиданного экспортного эмбарго со стороны России. Напомним, что для стабилизации внутренних цен власти РФ ограничили экспорт ряда ключевых продовольственных товаров на внешние рынки, в том числе страны ЕАЭС и Казахстан.

Валютная уязвимость

В условиях международных санкций рубль стал не просто средством платежа, но и одним из главных геополитических и геоэкономических инструментов России в защите экономики от внешних угроз и продвижения национальных интересов. Курс российской национальной валюты на фоне санкционной блокады определяется не рыночными факторами, а общенациональными приоритетами России. Для крупнейших торговых партнеров РФ, к которым относится Казахстан с товарооборотом $24,2 млрд, чрезмерное удорожание или удешевление российской валюты является дополнительным риском. С одной стороны, при чрезмерном укреплении рубля происходит удорожание критически значимой и труднозаменяемой российской продукции. С другой стороны, нерыночное занижение курса российской валюты и ценовой демпинг могут привести к хищническому завоеванию внутреннего рынка Казахстана российскими компаниями.

Кроме того, Россия стремится смягчить международную санкционную блокаду за счет увеличения взаиморасчетов в национальных валютах. Так, растущая доля российского рубля в валютной корзине Казахстана может представлять новые подводные камни, так как РК фактически использует валюту «токсичной» страны.

Захват внутреннего рынка

Потеряв доступ почти ко всем внешним рынкам, российские товаропроизводители стремятся сохранить и укрепить свои ниши в оставшихся соседских странах. Казахстан может оказаться под угрозой агрессивной экономической экспансии российских товаров и снижения внутренней доли местной продукции на рынке. Такой негативный сценарий весьма вероятен, так как, лишившись возможностей экспортировать товары в большинство стран мира, российские компании будут стараться компенсировать свои потери за счет захватнического расширения на существующих страновых направлениях. Казахстанские товаропроизводители могут не выдержать конкуренции за местного покупателя в условиях агрессивного демпинга и других стратегий российских компаний.

Блокировка транзита

Если разгон инфляции является болевой точкой, то блокировка транзита казахстанских энергоресурсов через территории РФ – ахиллесова пята Казахстана. Казахстан экспортирует более 90% нефти по транспортно-транзитной инфраструктуре России. Только через Каспийский трубопроводной консорциум (КТК) проходит порядка 80% казахстанской нефти на внешние рынки. К примеру, 70% нефти Казахстан экспортирует в страны ЕС, что составляет около 6% общего импорта Европейского союза. С начала года деятельность КТК под разными предлогами останавливалась трижды, что негативно отражалось на социально-экономическом положении страны. Нефть занимает более 50% в структуре экспорта Казахстана, нефтяные доходы обеспечивают порядка 1/3 бюджета РК.

Новые возможности

Парадоксально, но антироссийские санкции не только оголили болевые точки Казахстана, но и «прорубили окно» новых возможностей и создали точки роста для страны.

Передислокация технологических компаний

Конфликт в Украине привел к миграции технологических компаний и специалистов из России, Украины и Беларуси. Казахстан имеет потенциал стать магнитом для IT-индустрии из региона и мира. В особенности это касается международных и региональных технологических стартапов, которые более мобильны в сравнении с традиционными отраслями экономики.

В этом направлении у Казахстана есть конкурентные преимущества. Так, страна начала создавать экосистему для релокации передовых технологических команд из-за рубежа задолго до каких-либо региональных конфликтов. В 2017 году был создан Международный финансовый центр Астана. В стране действуют Astana Hub, бизнес-инкубатор MOST, IT-хаб «Терриконовая долина», а также другие государственные и частные институты поддержки. Этими возможностями уже воспользовался ряд зарубежных компаний. Например, в начале августа на казахстанский рынок вышла украинская IT-компания Treeum, открыв в Алматы региональный хаб.

Санкционная блокада РФ также дала новый импульс переселению «IT-кочевников» в Казахстан. Так, в казахстанскую юрисдикцию полностью или частично переехало несколько международных технологических гигантов с общей капитализацией свыше $27 млрд.

Tinkoff Bank открыл в столице и крупнейшем мегаполисе Алматы центры разработки для создания и развития новых цифровых финансовых услуг. Офисы в Казахстане станут дополнением к существующим 22 центрам Tinkoff в других странах, где работают аналитики, инженеры, разработчики и другие специалисты со всего мира.

Международный сервис перевозок InDriver в рамках развития региональных хабов также объявил о релокации в Казахстан. На сегодня здесь находится ключевой состав команды. Казахстан является крупнейшим рынком компании в СНГ. InDriver поддерживают такие инвесторы, как Insight Partners, Bond Capital, General Catalyst.

Playrix, один из мировых лидеров в области мобильных игр с рыночной капитализацией свыше $17 млрд, тоже обосновался в Казахстане. В республике действуют региональные подразделения компании в Алматы и Нур-Султане. В 2020 году Playrix стал крупнейшим в мире мобильным разработчиком игр, уступив только Tencent.

Кроме того, Казахстан выбрали в качестве основной или одной из главных локаций Type Type, Level Travel, Red Mad Robot, MNG Partners.

При правильном позиционировании и продвижении Казахстана данный список может быть пополнен многими другими технологическими первопроходцами. Приход сильных иностранных технологических игроков также усилит конкуренцию на внутреннем рынке, повысит качество предлагаемых продуктов и услуг, создаст синергетические связи и освободит быстрорастущие технологические отрасли от слабоконкурентных участников.

Однако за привлечение технологических компаний Казахстан вступает в острую борьбу с сильными региональными соперниками в лице Армении, Объединенных Арабских Эмиратов, Кипра, Узбекистана, Грузии и Турции. Так, Yandex перебазировал значительный штат сотрудников в Армению. Компания Miro, которая в декабре прошлого года оценивалась в $17 млрд, также открыла офис в этой закавказской республике. На фоне украино-российского конфликта и санкций белорусский технологический гигант EPAM усилил свое присутствие в Узбекистане, перебазировал в эту страну до тысячи своих сотрудников из России и Беларуси.

Рынок ЕАЭС

Международные санкции против России – это надолго, если не навсегда. Казахстан, вопреки или даже благодаря санкциям, может впервые стать новой главной точкой входа международных компаний на объединенный рынок ЕАЭС и стран Центральной Азии. Ранее эта роль принадлежала России и отчасти Беларуси. Однако после санкционной изоляции Казахстан остается единственной крупной страной в рамках ЕАЭС, имеющей выгодный потенциал для международного сотрудничества. Так, французский концерн Alstom заявил о планах вложить более 50 млн евро в казахстанскую экономику.

ЕАЭС на сегодня формирует порядка 4,0% мирового ВВП. На территории государств экономического блока, который объединяет Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россию, проживает около 185 млн человек.

Усиление конкурентных преимуществ и новые точки роста

Россию вытесняют с европейских рынков, где она традиционно доминировала. В ответ на эти действия Россия переориентирует экспортные поставки с Европы в Азию. Казахстан, будучи одним из крупнейших производителей и экспортеров сырья на мировые рынки, может занять освободившиеся экономические ниши в Европе. Причем европейские страны сами проявляют интерес к диверсификации поставок и расширении базы поставщиков. Так, ЕС в течение ближайших пяти лет планирует удвоить поставки газа из Азербайджана. В целом за январь-февраль текущего года Казахстан увеличил экспорт пшеницы в ЕС в 13 раз, газа – в 4,3 раза, нефтепродуктов – на 40%.

Однако кроме традиционных сырьевых товаров, Казахстан также обладает месторождениями редкоземельных металлов. На сегодня в этом сегменте доминируют всего несколько стран, включая Китай. Развитые страны в условиях нового витка геополитического напряжения и перебоев в глобальных цепочках поставок заинтересованы в получении доступа к сырью у новых поставщиков. Так, 21 июня текущего года прошло первое заседание рабочей группы по торгово-экономическому сотрудничеству в сфере редкоземельных металлов между Казахстаном и США. В ходе встречи стороны обсудили перспективы сотрудничества казахстанского и американского бизнеса в сфере добычи и переработки редкоземельных металлов. Американская сторона по итогам встречи договорилась предоставить Казахстану технологии по добыче и переработке сырья.

Казахстан: новая колея развития Евразии

Санкции против России оказались для Казахстана палкой о двух концах. С одной стороны, общее членство в ЕАЭС, самая протяженная сухопутная граница в мире, совместная инфраструктура, оставшаяся со времен СССР, и экономическая взаимодополняемость вызывают практически моментальное распространение всех негативных проявлений в России на Казахстан.

С другой стороны, помимо озвученных ранее преимуществ, это может стать трамплином для Казахстана: он может стать альтернативной колеей евразийского развития, что будет благоприятно сказываться на устойчивости региона и мировой экономике в целом.

Аналитический материал подготовлен исследовательским центром Jusan Analytics

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15295 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Лилия Рах: Из деревни - к звёздам мировой индустрии моды Смотреть на Youtube