Арманжан Байтасов: Коррупция убивает талант

Записки с Kazakhstan Growth Forum K17

Фото: Андрей Лунин

Как уже сообщал Forbes.kz, 14 сентября в Астане прошел Kazakhstan Growth Forum K17. На этой площадке традиционно собираются главы различных компаний, организаций и руководители госсектора. В этом году участники много говорили об инновациях, четвертой промышленной революции, зависимости Казахстана от нефти и российской экономики и перспективах развития Казахстана.

Банковский сектор на форуме представлял председатель совета директоров Цеснабанка Даурен Жаксыбек.

- Мы никогда не делали ставку на инвестирование нефтекомпаний, а фокусировались на МСБ, сельском хозяйстве, ретейле, - рассказал спикер. -  С этой точки зрения мы видим определенный подъем в экономике Казахстана, она явно работает лучше, чем раньше. Истерия с последней девальвацией тенге улеглась, и в целом мы чувствуем, что экономика набирает обороты. Но очевидно: сейчас все большее беспокойство у банковского сектора вызывает вопрос, что будет происходить в России и как это будет влиять на курс тенге.

Даурен Жаксыбек.
Фото: Андрей Лунин
Даурен Жаксыбек.

Г-н Жаксыбек рассказал, что банковский сектор не может оставаться в стороне от глобальных преобразований.

- Мы верим в новые технологии, в облака, в big data. Недавно Цеснабанк участвовал в создании нового крупного центра данных, рассчитанный на движение в сторону цифровизации. Мы осознаем, что мир быстро меняется, и нам нужно подстраиваться. Уверен, в ближайшие пять лет рынок изменится невероятно. И тот, кто будет подготовлен к этим изменениям, будет развиваться и расти, - заверил спикер.

Во время сессии поступил вопрос из зала: самый большой партнер Казахстана по ЕАЭС – Россия - ведет недобросовестную торговлю с Казахстаном. Ряд казахстанских товаров годами не могут попасть в РФ – там ставят барьеры в виде нетарифного регулирования, ограничений ветеринарных служб и т.д. В этой связи министра национальной экономики Тимура Сулейменова спросили: как Казахстан собираетесь защитить отечественного товаропроизводителя от такого произвола?

Тимур Сулейменов.
Фото: Андрей Лунин
Тимур Сулейменов.

- В России некоторые явления могут быть не связаны с тем, что там пытаются защитить своих производителей, - отвечал министр. - Некоторые вещи связаны с тем, что там бюрократия в разы больше, чем у нас. Пока я там не начал работать, то думал, что это отговорки. Но такова объективность: чем больше госаппарат, тем хуже он управляется. И то, что легко принято на центральном уровне, на местах реализуется сложнее. Да, это не делает их более правыми. Просто я говорю это для того, чтобы у нашего общества и бизнесменов не складывалось впечатления, что это делается, чтобы нам досадить и своих поддержать.

Наше министерство – координирующий орган в ЕАЭС. Вы говорите нам о таких фактах, а я лично их будут брать под контроль.

Модератор одной из сессий, глава холдинга «Сентрас Капитал» Ельдар Абдразаков вставил реплику: предстоящие в 2018 президентские выборы в России наверняка будут держать курс рубля в относительной стабильности. Но вот что будет с курсом тенге, который нынче прилично волатилен – большой вопрос. А тем временем большая китайская программа «Один пояс и один путь» набирает обороты. Ельдар Советович назвал главу Европейского банка реконструкции и развития Агриса Прейманиса «фанатом» этой программы и попросил ответить: может ли Казахстан получить от нее какие-то выгоды?

Агрис Прейманис.
Фото: Андрей Лунин
Агрис Прейманис.

- Я не фанат, но я реалист, - вставил корректировку г-н Прейманис. - «Один пояс и один путь» затрагивает не только Китай, но предполагает интеграцию Поднебесной с Западной Европой, перемещение капитала и технологий. Что это даст? Более взаимосвязанное пространство, развитую инфраструктуру, сокращенное время поставки товаров и энергии через Казахстан. Вопрос в том, как Казахстан сможет воспользоваться этими возможностями глобального мира. Казахстану нужно активнее внедрять больше инноваций не только в секторе сырья, но и в других.

Агрис Прейманис привел в пример сельское хозяйство. Тут мировые технологии весьма доступны, их можно легко приобрести и применять. Однако ситуация в Казахстане пока не радужная: то, что уже давно внедрено в сельском хозяйстве на Западе, еще не применяется повсеместно в Казахстане. Также спикер напомнил, что бизнес часто жалуется на недостаточность финансирования, однако инвесторы в свою очередь говорят, что им недостаточно возможностей для инвестирования. В этой связи, по мнению спикера, Астана имеет прекрасную возможность стать крупным хабом для привлечения финансирования.

Рандалл Уотерфилд.
Фото: Андрей Лунин
Рандалл Уотерфилд.

Г-н Абдразаков поинтересовался у председателя YPO International Рандалла Уотерфилда: а что будет с Казахстаном, если у Китая вдруг начнутся экономические проблемы?

- Мы ежеквартально проводим исследования среди 25 тыс. первых руководителей компаний, являющихся членами YPO по всему миру (в организацию входят представители 130 стран), - ответил г-н Уотерфилд. - Мы задаем вопросы типа: планируете ли вы наем новых сотрудников? какова средняя зарплата в вашей компании? Так вот, по Китаю есть беспокоящие нас тенденции. Однако инициатива «Один пояс и один путь» может привлечь $100 млрд. И часть этих денег пройдет через Казахстан. Такой поток капитала может динамически влиять на скорость внедрения инноваций в вашей стране.

Ельдар Абдразаков.
Фото: Андрей Лунин
Ельдар Абдразаков.

Ельдар Абдразаков затронул еще одну большую тему – мир машин:

- В августе я был на лекции в Университете Сингулярности в Сан-Франциско. Название саммита звучало так: «Искусственный интеллект поглощает мир». Заметьте, это уже не тема научной фантастики, это реальность. Мы живем в эпоху, когда машины сами обучаются, а потом обучают другие машины, как лучше понимать людей. Также недавно в Казахстане проходила конференция по блокчейну. Ее посетило около тысячи человек. Даже моя теща пытается со мной поговорить на эту тему. Тем временем, когда мы в Казахстане пытаемся решить, как не зависеть от экономики России, в мире идут глобальные сдвиги. Ерлан, какие вы видите перспективы в этом направлении? – обратился модератор к управляющему партнеру Ernst & Young в Казахстане Ерлану Досымбекову.

- Здесь надо смотреть, насколько Казахстан готов работать с новыми решениями, - ответил г-н Досымбеков. – Ведь чем больше автоматизация будет распространяться, чем больше роботов мы будем использовать, тем меньше останется работы для людей. И им придется обучаться другим профессиям. Это будет большая социальная проблема, которую придется решать как правительству, так и корпоративному сектору.

Но большой вопрос, насколько быстро новые технологии придут к нам. Мне жаль об том говорить, но даже Россия и Белоруссия опережают Казахстан в сфере новых технологий. Эти страны имеют больше технических компетенций в этой области. Белоруссия – маленькая страна, которая решила обуздать технологии и инновации, и добилась в этом вопросе большого прогресса. В этой стране правительство оказалось очень адаптивным, и они смогли найти в различных регионах людей, которые смогли продвигать инновации, создать соответствующие платформы. А мы же рискуем не удержать подготовленных людей, поскольку у нас нет экосистемы для инноваций.

Ерлан Досымбеков.
Фото: Андрей Лунин
Ерлан Досымбеков.

По мнению Ерлана Досымбекова, Казахстан не станет мировым центром создания цифровых технологий или искусственного интеллекта. Но мы хотя бы должны быть готовыми к тому, когда новые технологии будут завоевывать мир. Поскольку стране нет смысла становиться Кремниевой долиной, Казахстану нужно хотя бы развивать компетенции и людей. И не в рамках традиционного образования, а каким-то новым способом. Пока же, по мнению спикера, в стране не делается достаточно для того, чтобы готовить людей, которые будут внедрять и работать с новыми технологиями.

Модератор поинтересовался: а где находить таланты и как ими управлять?

Министр национальной экономики Тимур Сулейменов заявил: государственные структуры в отличие от частных компаний не имеют роскоши быстро меняться и премировать своих сотрудников. И такое - не только в Казахстане, но и во всем мире. Ну разве что Сингапур здесь приятное исключение.

- Мы отстаем от корпоративного сектора. Люди многому учатся в правительстве, а потом уходят в квазигосударственный и частный сектор, - посетовал министр. - А нам необходимо держаться за таланты. Потому в программе президента «100 конкретных шагов» 5 и 6 шаги как раз нацелены на это - на меритократию, на премиальные и бонусы для госсектора. Так, в следующем году в акимате Астаны мы совместно с Агентством по делам госслужбы запускаем пробную программу, согласно которой будут предусмотрены дополнительные поощрения тех, кто этого действительно заслуживает. И если пилот будет иметь успех, мы можем подумать о том, чтобы реализовать его в масштабах страны. Но я боюсь, что кроме этого мы ограничены в ресурсах, чтобы что-то еще предпринять для удержания кадров, в отличие от корпоративного сектора.

Арманжан Байтасов.
Фото: Андрей Лунин
Арманжан Байтасов.

Ельдар Абдразаков поинтересовался у издателя Forbes Kazakhstan Арманжана Байтасова: подвержены ли таланты коррупции?

- Коррупция убивает талант, - ответил бизнесмен. – Ему гораздо легче договориться, гораздо легче дать бонус людям, которые принимают решение, чем естественным путем решить свою проблему. То есть, такой человек решает проблему не за счет того, что он талантливый бизнесмен или придумал какой-то выход или технологию, а просто потому что договорился. И с этим надо что-то делать.

Да, у корпоративного сектора больше возможностей поощрить талант, чем у людей, которые работают на государство - мы можем поднять зарплаты, выдать премию. Но я заметил тенденцию: ребята, которые проработали в Астане в госаппарате, очень востребованные кадры в бизнесе. Вы спрашиваете: как управлять талантами? Я думаю, что вопрос стоит по-другому: где найти таланты?

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

3601
просмотров
 
 
Загрузка...