Досым Сатпаев - о Тюркском альянсе и геополитическом балансе

Визит президента Касым-Жомарта Токаева в Турцию отличается от предыдущих встреч с руководством этой страны так как проходит на фоне жесткой геополитической трансформации на постсоветском пространстве

Досым Сатпаев
ФОТО: © Андрей Лунин
Досым Сатпаев

Географическая судьба

После 24 февраля 2022 года Центральная Азия вошла в зону новых геополитических, репутационных и экономических рисков. Геополитический риск связан с агрессивной и непредсказуемой внешней политикой России, которая грозит нарушить сложившийся геополитический баланс в регионе. Репутационный риск связан с тем, что большинство стран Центральной Азии являются партнерами России в рамках ЕАЭС и ОДКБ. И это партнерство становится все более токсичным. Экономические риски имеют прямую связь с более жесткими антироссийскими санкциями и финансово-экономической изоляцией России, что уже создает большое количество экономических, финансовых и социальных проблем для стран Центральной Азии.

С точки зрения географии Казахстан зажат внутри континента между Россией и Китаем, двумя государствами с постимперским синдромом, имеющими серьезные геополитические амбиции. Но затяжная война в Украине и, судя по всему, долгая изоляция России рано или поздно приведет к ее финансово-экономическому и военно-политическому ослаблению на постсоветском пространстве, что может создать вакуум силы, который постарается заполнить Китай, что также имеет риски для Центральной Азии.

При этом, как отмечают эксперты, ставка России на Китай после начала войны в Украине также полностью не оправдалась. Понятно, у Москвы и Пекина есть общий противник в лице США, и в Китае при Си Цзиньпине также сильно выросли ура-патриотические настроения, как в России при Путине. Но в отличие от России, Китай также не забывает про свои экономические интересы, учитывая, что основной рынок для китайских товаров - это США и ЕС. В результате китайские компании и финансовые организации, опасаясь вторичных санкций, отказываются от сотрудничества с Россией в разных сферах. Более того, Китай рассматривает транспортно-логистическую альтернативу в обход России и уже запустил тестовый железнодорожный маршрут в Германию через Казахстан, Азербайджан, Румынию, Венгрию, Словакию и Чехию.

В отличие от России, Китай больше делает акцент на геоэкономику и «мягкую силу». Но, как гласит старая геополитическая пословица, «Сначала приходит священник, потом купец, а затем солдат». Это значит, что после бурной инвестиционной активности в Центральной Азии со временем произойдет более активное военно-политическое усиление Китая в регионе, как это уже происходит в Таджикистане.

Конечно, сейчас у Москвы и Пекина разный театр для конфронтации. Для Китая приоритет - Тайвань. Для России – Украина. Но Казахстан и другие страны Центральной Азии важны Китаю не только как источники сырья и партнеры по транзиту китайских грузов, но и с точки зрения обеспечения региональной безопасности в Синьцзяне и в Афганистане.

Турецкий щит

В своей статье «Как Казахстан стал заложником геополитической игры России против Украины», которая вышла 24 февраля 2022 года на Forbes.kz во время начала войны в Украине, я сделал акцент на том, что: «Одной из основ безопасности Казахстана также должна быть постоянная поддержка и сохранение геополитического баланса сил в регионе, как по отношению к России, так и к Китаю. И одним из таких балансов может быть более тесное военно-политическое сотрудничество тюркских государств».

Интересно то, что во время визита Токаева в Турцию президент Реджеп Тайип Эрдоган не только сделал акцент на том, что взгляды Казахстана и Турции «на мирное разрешение кризиса на основе суверенитета и территориальной целостности Украины совпадают» и что «эта война еще раз подчеркнула важность сотрудничества и сплоченности тюркских государств на двустороннем уровне и под шаныраком тюркских государств», но также подчеркнул тот факт, что Турция «готова нести ответственность за стабильность, спокойствие и безопасность наших казахстанских братьев», в том числе продолжая сотрудничество в политической, торговой, военно-экономической и культурной сферах. И это явный сигнал той же России, что Турция готова оказать поддержку Казахстану в случае появления явных угроз территориальной целостности страны. Кстати, в рамках государственного визита президента Казахстана в Турецкую Республику состоялась встреча министров обороны двух стран и подписан ряд документов, регулирующих двустороннее военное сотрудничество между Казахстаном и Турцией. В том числе было заявлено, что Казахстан и Турция планируют совместно собирать ударные беспилотные летательные аппараты ANKA, а также турецкая сторона также собирается передать Вооруженным силам Казахстана технологии и обучить персонал для технического обслуживания и ремонта БПЛА. Кроме этого, данное заявление Эрдогана с привязкой к оценке январских событий в Казахстане также должно было поддержать легитимность Токаева внутри казахстанской политической и бизнес-элиты, чтобы исключить появление любой новой фронды.

Что касается внешних угроз, то в конечном счете после начала войны в Украине следует более внимательнее относиться к словам бывшего помощника российского президента Владислава Суркова, который в конце прошлого года в своей очередной статье написал, что Россия как наследница империи имеет право экспортировать хаос на другие территории, в том числе чтобы снизить внутреннее напряжение в связи с накопленными собственными проблемами.

Не стоит забывать и про 2024 год. К следующим президентским выборам Путину нужно поддерживать высокие рейтинги. При тотальной пропаганде это можно сделать, но только если медийный зомбоящик будет продолжать побеждать холодильник. Если будет наоборот, то рано или поздно рост социально-экономических проблем в России потребует от ее руководства поиска новых врагов.

Но пока неясно, будет ли Казахстан следующим объектом для экспорта хаоса? Ведь, с другой стороны, отсутствие военных успехов в Украине и помощь ей со стороны Запада в рамках ленд-лиза будет оттягивать на себя серьезные военные, финансовые, информационно-пропагандистские и прочие ресурсы России, не давая Кремлю более серьезно сконцентрироваться на Казахстане. А если эта концентрация и произойдет, то, опять же, России в любом случае уже придется учитывать геополитические и геоэкономические интересы Китая в Казахстане и в Центральной Азии.

Но Казахстан должен быть готов к любым возможным негативным сценариям, укрепляя военно-политические связи с Турцией, рассматривая это как важную часть мер по выстраиванию геополитического и экономического баланса по отношению к России и Китаю. Тем более что Казахстан по многим уязвимым зонам сильно напоминает Украину 2014 года: от слабой системы безопасности до негативного влияния российских пропагандистских каналов, которые делают гигантские дыры в информационной безопасности страны, увеличивая раскол в обществе и еще больше провоцируя кризис идентичности у части населения.

Я уже не раз отмечал в своих предыдущих публикациях, что главным гарантом нашей безопасности является не только геополитический баланс, но также долгосрочная политическая стабильность в Казахстане на основе политических реформ, эффективные социально-экономические изменения для повышения уровня жизни населения и наращивания человеческого капитала, а также самоидентификация граждан Казахстана только со своей страной, чтобы не было никакой «пятой колоны», которую могли бы использовать внешние игроки. Ведь тот же медийный провокатор Тигран Кеосаян недавно как шут озвучил лишь то, что в голове царя и его приближенных, у которых традиционная казахстанская многовекторная политика уже не вписывается их в черно-белую картину мира. И рано или поздно перед руководством страны поставят вопрос ребром: «Ты с кем?». А это уже конфронтация между разными внешнеполитическими моделями Казахстана и России.

Организация тюркских государств

В то же время можно согласиться с мнением тех экспертов, которые считают, что, неся на себе исторический груз бывших империй, Турция и Россия чем-то похожи, так как пытаются закрепить за собой роль субрегиональных держав, в том числе за счет расширения зоны своих стратегических интересов. Отличие заключается лишь в том, что турецкий лидер активно использует в качестве скрепляющего материала религиозный фактор, а президент России делает ставку на так называемый «ретроспективный патриотизм» с элементами советской идеологии. При этом и Россия, и Турция рассматривают Центральную Азию в качестве сферы своего геополитического влияния. Однако Турция параллельно старается закрепить за собой роль одного из новых мусульманских центров модернизационного ислама, работая на перспективу, так как на данный момент все государства региона хоть и являются светскими режимами, но рост количества мусульман во всех странах Центральной Азии может в будущем переориентировать регион в сторону мусульманского мира. Поэтому сотрудничество с Турцией, как и с другими геополитическими игроками Казахстан должен выстраивать так, чтобы геополитические интересы Анкары не вступали в противоречие с национальными интересами Казахстана, которому важно поддерживать свою многовекторность за счет сохранения геополитического баланса с участием Турции, но не играя по ее правилам.

Что касается тюркоязычной кооперации, то переименование Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Организацию тюркских государств, куда входят Турция, Казахстан, Азербайджан, Кыргызстан и Узбекистан в качестве полноправных членов, а Туркменистан и Венгрия являются наблюдателями, было также первым символичным шагом к трансформации тюркского партнерства в более тесное сотрудничество также в военно-политической сфере.

Обратило на себя внимание то, что по итогам тюркского саммита в ноябре прошлого года в Стамбуле были подписаны два документа: Стамбульская декларация и «Видение тюркского мира – 2040». В Стамбульской декларации говорилось о том, что усиление безопасности и стабильности стран - членов Организации тюркских государств, в том числе, будет идти через поддержку в деле обеспечения суверенитета, территориальной целостности и нерушимости международно признанных границ. Данный пункт появился после конфликта Азербайджана с Арменией, который привел к победе Азербайджана и возвращению захваченных территорий в Нагорном Карабахе. И в этом конфликте активную военную поддержку Азербайджану оказывала именно Турция, что вывело ее на новый уровень постсоветской активности и подняло военный авторитет в глазах стран Центральной Азии.

Для России это был не очень хороший прецедент на постсоветском пространстве успешной военной кооперации двух стран без ее участия для решения вполне конкретной военной задачи не на словах, а на деле. Турция также активно выступила в поддержку Украины, назвала специальную военную операцию России в Украине войной и, в соответствии с положением Конвенции Монтре, закрыла Босфор и Дарданеллы для российских военных судов. При этом именно Анкара стала активным посредником в переговорах между украинской и российскими делегациями, в том числе для укрепления статуса Турции в качестве важного геополитического игрока.

В области экономического сотрудничества Организация тюркских государств также своим приоритетом назвала создание благоприятных условий между странами организации для торговли и взаимных инвестиций, а до 1 сентября 2022 года планируются завершить создание Тюркского инвестиционного фонда на принципах равного участия и равного голосования. Также идет работа над меморандумом о взаимопонимании между правительственными структурами в области обмена информацией и опытом в создании различных типов экономических зон, которые могли бы стать частью международного Транскаспийского транспортного коридора «Восток – Запад». Возникшие транспортно-логистические проблемы на территории России заставляют Казахстан искать другие пути. И одним из таких маршрутов для доставки казахстанских товаров в Европу является как раз Транскаспийский международный транспортный маршрут, который был создан с участием Азербайджана, Казахстана, Грузии. Позже к проекту присоединились Украина, Румыния, Турция, Китай и Польша. Как отмечают эксперты, по сути создается новый Шелковый путь, с участием тюркоязычных стран, который идет от Китая до Европы и через который можно перевозить до 10 млн тонн в год, в том числе до 200 тыс. контейнеров. Неудивительно, что в ходе визита в Турцию президент Казахстан заявил о необходимости использовать потенциал Транскаспийского международного транспортного маршрута.

Семь шагов к региональной кооперации

В принципе более тесное взаимодействие в рамках Организации тюркских государств также может ускорить региональную кооперацию в рамках Центральной Азии, чтобы не застрять в сырьевой периферийной зоне мировых экономических процессов. Ядром этой кооперации могло бы быть взаимодействие двух крупных государств региона - Казахстана и Узбекистана - которые могли бы стать аналогом Германии и Франции для ЕС. Тем более что региональная кооперация в рамках ЦА - это не только раскрытие экономического потенциала всего региона, но также эффективная защита от недружественных экономических, политических и идеологических интервенций со стороны старых и новых мировых центров влияния.

При этом региональная повестка дня должна состоять из семи пунктов. Во-первых, это безопасность и формирование единого оборонного пространства между тюркскими государствами. Во-вторых, использование бизнес-сообщества стран ЦА, Азербайджана, Турции и Венгрии в качестве двигателя региональной кооперации. В-третьих, поддержка регионального взаимодействия снизу, в сфере активизации приграничного взаимодействия и отраслевого сотрудничества. В-четвертых, снижение стоимости экспортно-импортных операций и времени их осуществления в условиях отсутствия прямого выхода к морю у стран региона. И речь идет не только о развитии Транскаспийского международного транспортного маршрута, но также о поддержке реализации строительства трансафганской железной дороги, которую уже начал Узбекистан при участии афганской власти, чтобы соединить Центральную Азию с портами Пакистана. В-пятых, снижение экологических рисков и создание водно-энергетического консорциума. В-шестых, повышение качества человеческого капитала. Правительство Венгрии, например, уже предложило дополнительные стипендиальные программы для студентов из Организации тюркских государств. В-седьмых, формирование единого информационного пространства между тюркоязычными странами, в первую очередь для молодежи. И, возможно, первым шагом может быть казахстанская инициатива по созданию международного телевизионного канала со штаб-квартирой в Туркестане.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
31439 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Dream Team House переезжает в Казахстан? Смотреть на Youtube