Пять шагов к трансформации судебной системы Казахстана

И что нужно сделать для того, чтобы она соответствовала новой концепции развития «Казахстан 2.0»

ФОТО: © pixabay.com

Прошло достаточно времени для понимания того, что «Казахстан 2.0» это реальность. Государство начало «слышать» (хотя с мраком в нашей ежедневной работе мы продолжаем сталкиваться постоянно). В надежде на то, что руководство страны нас услышит, мы решили повторно озвучить основные тезисы по реформированию судебной системы.

Шаг №1. Повышение общественного статуса суда и судей

Очевидно, что следует продолжить работу по повышению статуса судов/судей посредством: 

- дальнейшего повышения заработных плат, а также социального обеспечения судей;

- реального материального обеспечения судей и судов (к примеру, исключить покупку судьями за свой счет компьютеров, принтеров, бумаги; организация и оплата переезда, надлежащее предоставление служебных квартир, обеспечение мантиями и т.д.);

- разгрузки судей – необходимо предоставить судьям возможность нанимать за счет государства специалистов (консультантов), формирование профессионального штата судебных клерков (для изучения дел, составления базовых процессуальных документов, выполнения иной менее квалифицированной, но затратной по времени работы, чтобы судьи фокусировались на вопросах анализа и применения права; к слову, об этом уже имеются соответствующие положения в Гражданском процессуальном кодексе РК).

Шаг №2. Сокращение полномочий председателя суда/упразднение института председателя суда

Конституционный закон РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» предоставляет председателям районных судов различные властные полномочия, в том числе «обеспечение работы по противодействию коррупции и соблюдению норм деловой этики», а также организацию работы суда. Председатель областного суда председательствует на пленарных заседаниях судебных коллегий, выносит на них вопрос о передаче в судебное жюри материалов в отношении судьи (проще говоря, решает кого наказать).

Эти полномочия превратились в инструмент воздействия, поощрения и наказания судей нижестоящих судов (можно поощрять и продвигать одних, наказывать неугодных). В результате такой системы достаточно распространена практика, когда районный судья советуется с председателем суда, который, в свою очередь, советуется с вышестоящим судом в отношении того, как следует поступить в той или иной ситуации по конкретному делу. Элементарно у судьи может возникать дилемма: выносить по внутреннему убеждению или корректировать его с учетом рекомендаций вышестоящих коллег (которые, если их не послушать, могут и наказать).

Вопреки мнению, что упразднение должности председателя суда приведет к коллапсу судебной системы, полагаем, что подобная мера, наоборот, позволит в корне укрепить независимость судей. Можно сохранить должность председателя только для целей администрирования деятельности суда, но без каких-либо полномочий в отношении других судей.

Шаг №3. Правильное использование судебной статистики

Судебная статистика в настоящее время является одним из инструментов контроля вышестоящими судами судей нижестоящих судов. Статистика конкретного судьи по отмене/изменению его судебных актов вышестоящим судом, а также по количеству рассмотренных дел оказывает прямое влияние на перспективность судьи, его повышение и понижение в судебной системе. Это связано с тем, что, по мнению судей, судебная статистика отражает так называемое «качество отправления правосудия». 

Между тем судебная статистика практически не учитывает сложность/однородность дел/спорность тех или иных вопросов права в конкретной ситуации. В итоге судья, который рассматривает однородные небольшие дела, будет иметь более высокую статистику, чем судья, рассматривающий сложные дела, по спорным вопросам права. У такого судьи элементарно количество рассмотренных дел будет ниже, а риск ошибки выше.

В такой ситуации нет никакой мотивации брать ответственность и спорить с вышестоящими судами в отношении тех или иных положений законодательства. Выгоднее выносить заурядные судебные акты, поскольку вышестоящий суд может не понять или не согласиться с убеждением судьи по конкретному делу, даже если такое дело реально отличается от остальных. Безопаснее выносить решения по пути наименьшего сопротивления «за государство», «за аффилированное с государством лицо» и т.д. Любое развитие и нестандартное мышление фактически пресекаются.

Мы не предлагаем тотально отказаться от судебной статистики, но полагаем, что следует существенно снизить ее значение в принятии кадровых решений. Следует учитывать другие факторы: жалобы на судью, в том числе в социальных сетях, различные обращения, оценку со стороны юридического сообщества и т.д.

Шаг №4. Формирование единообразной судебной практики

Основная проблема для бизнеса в связи с судебной системой (помимо коррупции и местами низкой квалификации судей) заключается в том, что совершенно не поставлена работа по систематизации судебной практики.

Верховный суд РК и нижестоящие суды проводят анализ судебной практики, но о выводах такого анализа никто кроме судей не знает. Практика меняется, а мы не знаем, что происходит, узнаем шепотом у судей о том, что Верховный суд «спустил» нижестоящим судам то или иное письмо. В итоге бизнес не знает, что и как поменялось в практике. Такие изменения принимаются без каких-либо обсуждений с общественностью, нередко без научного анализа (вспомним всем известный пример с запретом на предъявление исков частично или тотальные возвраты исков).

Нормативные постановления, призванные отражать обзоры судебной практики, принимаются нечасто, и в них очень мало конкретики (возможно, это связано со сложностью процедуры их принятия или банальной слабостью аналитической работы). В результате нередко суды выносят противоречащие друг другу судебные акты по аналогичным обстоятельствам, даже на уровне Верховного суда.

В итоге правовой определенности нет никакой, бизнес не знает, как решится вопрос в той или иной ситуации и что ему делать. Судебный процесс больше похож на лотерею (к примеру, не понятно, насколько квалифицированный будет судья, настроен ли он реально рассматривать дело или у него скоро отпуск и т.д.). Отсутствие даже относительной правовой определенности приводит к нежеланию сторон урегулировать спор, что в свою очередь приводит к ненужным судебным разбирательствам. При разнобое в судебной практике коррумпированное решение не выделяется из массы, а судьям нравится повторять, что «у нас не прецедентное право».

Полагаем, что для быстрого решения данной проблемы Верховный суд совместно с общественностью и НПП «Атамекен» должны на регулярной основе собирать статистику по наболевшим вопросам судебной практики. Верховный суд может принимать и публиковать информационные письма нижестоящим судам с обзорами практики в соответствующей области права (по сути, указывать нижестоящим судам, как следует поступать в той или иной ситуации).

Для этого не нужно принимать отдельные законы – во всем мире правовая позиция высшего суда страны вызывает уважение нижестоящих судов и все ей следуют автоматически. Самое главное, чтобы была политическая воля следовать таким правовым позициям (чтобы Верховный суд в спорной ситуации применял свои же ранее изложенные позиции, а не закрывал глаза на отдельные дела).

Это позволит быстро реагировать на практику (ставить заплаты в той или иной ситуации) и обеспечить бизнесу предсказуемость и правовую определенность в спорной ситуации. Правильные сигналы Верховного суда нижестоящие суды примут быстро, и мы сразу же почувствуем разницу.

А для начала не нужно даже ничего придумывать – просто скопируйте позиции Высшего арбитражного суда РФ по самым базовым вопросам (например, исковая давность). 

Шаг №5. Необходимо стратегически определиться с ролью и целью системы судопроизводства

Определиться с ролью Верховного суда. Во всем мире существует две разновидности рассмотрения дел Верховным судом: французская («поточная») система, когда Верховный суд рассматривает все дела без исключения (как это было в РК до 2016 года); а также германская («селективная») система, когда верховный суд не рассматривает все дела, он рассматривает их выборочно, и его задача - формирование и обобщение правовых позиций для нижестоящих судов. В германской системе суд жертвует отказом от рассмотрения основной части дел в пользу выработки судебной практики по наиболее актуальным вопросам.

В Казахстане Верховный суд не рассматривает все жалобы, он смотрит только те, которые посчитает обоснованными. При этом правовые позиции для нижестоящих судов он фактически не формирует, нижестоящие суды его правовым позициям не следуют (со ссылкой на то, что «у нас не прецедентное право»).

В итоге Верховный суд жертвует 90% гражданских дел, не находя оснований для возбуждения производства об их пересмотре. Но такая жертва не приводит к пользе в виде систематического формирования судебной практики и устранения в ней противоречий. Более того, в результате того что Верховный суд не пересматривает 90% дел, нижестоящие суды «расслабляются».

Также совершенно непонятно, по каким критериям Верховный суд отбирает дела для пересмотра (см. ст. 438 ГПК). Критерии отбора кассационных ходатайств непрозрачные. Необходимо стратегически определиться, какой в Казахстане должен быть Верховный суд. Существующее положение дел не способствует инвестиционному климату.

Определиться с тем, хотим ли мы поощрять обращение в суд или нет. Мы много слышим про перегруз судебной системы, а также про то, что руководство судебной системы предпринимает меры к снижению нагрузки судей. В реальности это происходит путем осложнения доступа к суду, а не через разрешение потребностей народа. Растущее количество дел в судах может говорить о растущей правовой грамотности населения, увеличении объемов экономики, изменении культуры ведения бизнеса. Это необязательно говорит о том, что граждане Казахстана с каждым годом заявляют все больше необоснованных исков.

Нам нужно определиться: мы хотим, чтобы права граждан защищались, или затруднить доступ к правосудию, чтобы судам было легче. Возможно, правильное решение посередине. Затруднение доступа к правосудию может иметь серьезные экономические последствия, и такие решения нужно принимать научно обоснованно. Мы ни разу не слышали, чтобы в Казахстане по этому вопросу проводились какие-либо консультации с юридическим сообществом.

К примеру, по имущественным искам в Казахстане государственная пошлина не имеет верхнего предела (3% от суммы иска для юридических лиц). Если вы заявляете иск на $1 млн, вы должны уплатить пошлину в размере $30 тыс. Это очень много по международным меркам. Например, в России действует верхний предел 200 тыс. рублей вне зависимости от суммы иска. Высокая государственная пошлина работает не в пользу судебной системы Казахстана (при большой сумме спора дешевле и безопасней судиться за границей).

P.S. Приведенные выше тезисы представляют малую часть того, что можно сделать для существенного улучшения качества правосудия в относительно короткий промежуток времени – было бы желание. А есть ли желание, покажет время.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14256 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить