Казахстан после шока

Экономика как система устроена так, что может адаптироваться почти ко всем неблагоприятным ситуациям

Фото: oilandgaspeople.com

Это объясняется тем, что основа экономики – это люди. А человек, как известно, приспосабливается почти к любым, порой самым «нечеловеческим» условиям.

Когда случается кризис, то есть экономика не просто останавливается в развитии, а откатывается вспять, все виды экономической деятельности сокращаются, а качество жизни населения падает, наступает шок. Но потом человек приноравливается к новым обстоятельствам, обживается в них, находит новые возможности, и экономика вслед за ним выходит из кризиса.

Случается иногда и так, что человек никак не может сориентироваться в новых условиях. Это бывает, когда обстоятельства чрезвычайно непривычны. Либо когда внешние силы мешают человеку приспособиться к ним. Например, политика «военного коммунизма» создала невыносимые условия жизни и, сопровождаемая «красным» террором, делала все, чтобы людям было как можно сложнее выжить.

Голодомор был тоже искусственным ухудшением жизненных условий, поддерживаемым целенаправленными действиями властей. Вообще, ранний период индустриализации – это странное сочетание экономического роста, сопровождаемое повсеместным падением качества жизни. Экономический рост обеспечил инвестиции в основной капитал, источником которых были люди, у которых изымалось порой самое последнее.

Трансформационные реформы 1990-х тоже сопровождались глубоким спадом. Рыночная экономика, о которой бывшие советские люди практически ничего не знали, потребовала значительного времени, чтобы население в ней обжилось и нашло новые для себя возможности.

Первая задача властей здесь – не усугублять ситуацию. Ленинско-сталинская власть играла на ухудшение намеренно, это проистекало из ее мировоззренческих установок. Но обычная, «человеческая» власть, прежде чем что-либо предпринять, должна семь раз отмерить – не приведут ли ее действия к ухудшению состояния экономики и положения населения. Другая задача – найти возможности по облегчению процесса адаптации. Реформы конца века в Казахстане, снявшие множество ограничений для предпринимательской активности, были как раз такого рода.

Нашу экономику сильно потрясло падение цен на нефть, начавшееся во второй половине 2014-го. Особенно тяжелым было начало прошлого года, когда цена опускалась ниже $30 за баррель. Казалось, все рухнет, если не прямо сейчас, то в самое ближайшее время. Но мы поохали, попугали друг друга, а потом приспособились к новой реальности. И экономика возобновила рост, реальные доходы населения стали потихоньку восстанавливаться. Можно уверенно говорить, что мы адаптировались к ценам на нефть в коридоре $40–50 за баррель.

Думаю, надо похвалить власти за то, что смогли удержаться от принятия опрометчивых решений, хотя не раз таковые декларировали. И расходование средств Нацфонда, критикуемое за неэффективность (во многом справедливо), какую-то роль в облегчении процесса адаптации сыграло.

Так что, если цены на нефть не опустятся ниже $40–30 за баррель, нам ничего особенно не угрожает. Более того, экономика будет потихоньку расти со скоростью 2–4% в год.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


директор ТОО "OilGasProject"

 

Статистика

3964
просмотра
 
 
Загрузка...