Нужна ли Казахстану стратегия развития?

Этим вопросом задается известный казахстанский бизнесмен, глава Centras Group Ельдар Абдразаков

Ельдар Абдразаков.
Фото: Андрей Лунин
Ельдар Абдразаков.

Нужна ли Казахстану новая стратегия развития? А как со Стратегией 2050? Перевыполнили досрочно? Сколько можно писать программ? Каковы результаты реализации предыдущих инициатив? Чем конкретно, новые планы могут помочь нашим старым проблемам?

Такие вопросы возникают у любого рационального бизнесмена и гражданина. Потому, что мы все ощущаем какие-то глобальные изменения в мире, которые сильно касаются нас:

- мир стремительно развивается;

- дети после обучения на Западе не хотят возвращаться на Родину;

- новые гаджеты меняют наши уклады;

-  искусственный интеллект шаг за шагом осваивает новые профессии, а машинам скоро будут не нужны ни бензин, ни водители.

Все, как в кино, но, вроде, не про нас. Мы отстаем, никуда просто не движемся? Такое ощущение у каждого казахстанца по окружающим нас реалиям и активности госаппарата. А, может, есть какой-то секретный государственный план Барбаросса «догнать и перегнать» всех в новых реформах и сдвигах?

На подобные вопросы мы попытались ответить на публичных обсуждениях проекта Стратегического плана-2025, разрабатываемого правительством, в 100-летний юбилей Октябрьской революции в Алматы. Привязка мероприятия к дате не несла никакого революционного контекста. И мы надеемся, что единственной революцией, которая нам грозит, является цифровая. Мероприятие объединило экспертную среду Алматы, конструктивно поддержавшую призыв к открытому и профессиональному обсуждению темы. Так, под дующим ветром тотальной цифровизации обсуждали уроки 100-летнего развития, точнее, невыученные уроки краха советской экономики.

Результаты профессиональной дискуссии отчетливо показали, что мы, включая текущих разработчиков Стратегии, очень плохо делаем работу над ошибками и прошлыми просчетами. Ее сегодня пока не заметно. Это вызывает целый ряд серьезных вопросов по качеству и реализуемости предлагаемого видения Стратегии-2025. И возникает банальный вопрос: «А мы продолжаем «тупить» и повторять прошлые, условно, «косяки»?

Первые дискуссии прошли в Астане в рамках ежегодной конференции K17: Kazakhstan Growth Forum в сентябре. Но, то ли публика там не та, толи что с погодой не повезло – критичность обсуждений и глубина рассуждений на три порядка ниже, чем в Алматы. В сети дошло до требований запретить проведение нашего форума в Астане. Понимая, что и без того «обделенная» южная столица нуждается в понимании государственных инициатив, мы пригласили отдельных экспертов выразить свое мнение и альтернативное видение в обществе министра Тимура Сулейменова на Visions Battle в Алматы.

Министр, в последний момент включенный в список команды президента на встрече с Путиным, сам приехать не сумел, но прислал всю команду разработчиков. Должен отметить, что на текущем этапе желания у правительства обсуждать и меняться значительно больше, чем у населения. Частный сектор чаще «отмораживается». Видать, накопилось. Да, и, как выражается новая профессиональная молодежь, «шарящих» немного осталось. Все в соцмедиа. «Хайпуем».

Говорят: «Если не понимаете систему, значит, она вас «имеет»». Мало понимания самой системы, важно обеспечить естественный процесс симбиоза с рынком. Правительство задействует лучших мировых консультантов и специалистов – это, в общем, неплохой принцип обеспечения качества разрабатываемых стратегий и программ. Однако! То, что работает на Западе, не обязано приживаться на нашем поле, в нашей среде. Слишком разнятся «среда проживания». Так, всем очевидно, что в развитых странах можно положиться на рыночные механизмы и использовать инструменты рыночного стимулирования. В постсоветских странах эти механизмы работают слабо. Государство как бы и не хочет, но продолжает занимать «руководящую и направляющую» роль почти во всех сферах предпринимательства. Нормативное администрирование не позволяет сложиться рыночной практике. В Японии, Южной Корее и Сингапуре использовали свой подход: государство сконцентрировалось на раннем развитии небольшой группы стратегических индустрий, позволив рынку формирование иных видов деятельности. Как быть у нас, в Казахстане? Где наши приоритеты, кроме традиционных нефтянки и металлургии?

Непросто провести структурную реформу экономики и запустить новый двигатель экономики. За последние 50 лет только четыре страны смогли с этим справиться: Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур. У нас пока получалось, как в поговорке: «В Туле что ни делай, в конце дня пулемет получается». Правительство ищет пути. Оно очень активно и реально желает, чтобы и у нас получилось, как у них.

В первый раз за всю нашу историю разработчики госпрограмм и ведущие рыночные эксперты смогли публично подискутировать на стадии проработки документа. Конечно, критики было много, где-то была чрезвычайно эмоциональной. Но это было профессиональное, конструктивное обсуждение, невзирая на такие вопросы, как «Почему министр не приехал? Почему информацию дали только за неделю?». Но главные вопросы были по существу и содержанию: «Откуда цифры? Дайте обоснование. Каковы заложенные принципы и механизмы? Разъясните подходы. И т.п.»

Курьезно было наблюдать, когда на вопросы из зала о необходимости стратегии участники панельной сессии стали сами защищать правильность создания этого документа. Прозвучало много интересных идей. Разработчики уехали с полными блокнотами записей по макроэкономике, местному производству, новым цифровым инициативам, медицине 2.0.

Соглашусь, что презентация была написана сложно, неоднозначно, распространенно. Неотчетливо прозвучали акценты правительства по важным направлениям:

  • Влияние таких глобальных трендов, как новые источники альтернативной энергии, искусственный интеллект, блокчейн, crowdsourcing и проч.
  • Региональное сотрудничество: возможности для Казахстана по китайской государственной программе «Один пояс, один путь» (около $1 трлн), ниши в связи с продолжающимся режимом экономических санкции по России, новые источники экспорта в Узбекистане.
  • Местные «болячки»: проблемы предсказуемости тенге, перезагрузки банковской системы, агросектора, снижения процентных ставок, заделы EXPO, взаимодействие регионов.

Думаю, желание правительства рассказать о многом не соответствовало ожиданию аудитории понять «самое важное». Все-таки, разрабатывать и презентовать – это разные навыки. Пользуясь случаем, хочу выразить свое понимание замысла разработчиков.

Экономические приоритеты правительства в текущих условиях и реалиях можно обозначить в четырех ударных направлениях: либерализация, приватизация, цифровизация, капитализация.  

Среднесрочный стратегический план до 2025 года направлен на обеспечение адаптации долгосрочных планов к влиянию новых факторов (альтернативная энергия, индустрия 4.0, искусственный интеллект, «Один пояс, один путь», либерализация в Узбекистане) и устранение выявленных упущений (стабилизация банковского сектора, новая система образования, трансформация здравоохранения и проч.).

Либерализация предпринимательства          

Государство сохранит контроль только в небольшом количестве стратегических видов деятельности и обеспечит качественный подъем уровня предпринимательской активности посредством перехода от нормативного контроля к саморегулированию. Государственный надзор и регулирование большинства видов экономической деятельности будут устранены.

Приватизация и трансформация национальных холдингов        

Правительство продолжит утвержденную программу приватизации государственной активов. Эти действия затронут все без исключения активы: республиканские, местные (муниципальные), квазигосударственные. Будет повышен уровень защиты и безопасности частной собственности.

Цифровая трансформация

В ближайший период глобальная экономика трансформируется под влиянием новых цифровых технологий, новых индустрий и искусственного интеллекта. Глобальные мегатренды приведут к изменению структуры и к динамике развития экономик. Казахстан не собирается упускать открывающиеся возможности и создаст условия для быстрой цифровой трансформации экономики.

Стимулирование долгосрочной капитализации

Правительство и Национальный банк Казахстана направят свои усилия на стимулирование долгосрочной капитализации национального бизнеса. Инвестиционная привлекательность выражается заинтересованностью в инвестициях на отечественном рынке. Будут созданы условия для формирования источников долгосрочного капитала в тенге по умеренным ставкам, сформирован ликвидный и эффективный денежный и фондовый рынки, оздоровлен банковский сектор.

По всем этим направлениям уже предприняты определенные меры. Правило Yellow Pages, инициированное еще вице-премьером Сагинтаевым, начинает приносить свои плоды, ограничивая деятельность госкомпаний. Идет вторая очередь ограничений госпредпримательства. Именно это правило заложило основу для массовой приватизации. Госкапитализму сказано твердое «нет». Правительство берется довести до конца начатый процесс. «Цифровой Казахстан» закладывает основы цифровой инфраструктуры и перехода экономики на рельсы индустрии 4.0. Не банки, а формирование капитала будет приоритетом правительства.

В бизнесе мы не можем строить свои планы, не понимая планы правительства. Государство должно иметь долгосрочные ориентиры и принципы их реализации. Привлекая лучших консультантов и мировую экспертизу, правительство пытается представить свое видение развития мировой экономики и его влияние на национальную экономику. Планы хорошие. Но, опять-таки, все дело в реализации намеченных планов. И здесь у правительства уже есть, чему поучиться у частного бизнеса. Мы считаем, что только конструктивное сотрудничество государства и бизнеса может обеспечить устойчивое развитие нашей страны.

И еще хочется, чтобы министры почаще выбирались из Астаны для общения в Алматы... 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


председатель совета директоров АО «Сентрас Секьюритиз»

 

Статистика

7974
просмотра
 
 
Загрузка...