Есть три причины опасаться, что Covid-19 сильно ударит по мировой экономике

УИЛСОН (ВАЙОМИНГ, США) – Эпидемия Covid-19 усиливается, новый коронавирус приближается к статусу пандемии, и весьма вероятно, что его экономические последствия будут очень серьёзными. Одновременно с активизацией мер медицинского реагирования, правительствам следует заняться смягчением влияния вируса на экономический рост, занятость и качество жизни

ФОТО: Depositphotos.com/rodrigomarin_photo@live.com

Есть три причины опасаться, что Covid-19 сильно ударит по мировой экономике. Во-первых, региональные и национальные ограничения на передвижение людей приведут к сокращению потоков товаров и услуг через границы и внутри стран. Это уже происходит в Китае, где прогнозы темпов роста экономики в первой половине 2020 резко снижаются. Китай обладает второй крупнейшей в мире экономикой, здесь размещены многие элементы глобальных производственных цепочек, поэтому замедление темпов роста в Китае уже отразилось на (снижающихся) прогнозах выручки крупных компаний США и Европы.

Во-вторых, возросшая неопределённость приведёт к снижению расходов на крупные покупки у домохозяйств и малого бизнеса. Уже сейчас они пересматривают свои расходы на отпуск и деловые поездки, о чём свидетельствует факт возврата более 200 тыс. авиабилетов с начала года. Покупки автомобилей и домов, вероятно, также будут снижаться. А затем и бизнес начнёт откладывать инвестиции в сооружения, технику и оборудование, создавая мощный негативный волновой эффект во всей мировой экономике.

В-третьих, если продолжится резкий спад на мировых фондовых рынках, это повредит реальной экономике. Падение рынков вызывает чувство страха и неопределённости, снижает размеры богатства домохозяйств и, соответственно, потребительские расходы. Кроме того, оно приводит к росту стоимости капитала для компаний, а значит и к сокращению количества нанимаемых работников и снижению капитальных расходов. Иными словами, Covid-19 и меры реагирования на этот вирус легко могут привести к глобальному снижению расходов и последующему сокращению рабочих мест, что потенциально толкает реальную экономику во всех странах на грань рецессии.

У правительств есть инструменты для борьбы с рецессией. Низкий уровень инфляции (ниже целевого уровня для большинства центральных банков) означает, что монетарную политику можно смягчать, не опасаясь перегрева экономики. А сверхнизкая доходность по государственным облигациям позволяет правительствам в развитых и во многих развивающихся странах занимать деньги и тратить их на меры стимулирования экономики. В любом варианте меры правительства должны быть гибкими и легко отменяемыми – на случай, если эпидемия и её экономический эффект окажутся менее серьёзными, чем многие опасаются.

Итак, что конкретно должны делать правительства? Во-первых, они должны принять меры по стабилизации коммерческой деятельности, причём безотлагательно. Снижение корпоративных налогов, увеличение расходов на инфраструктуру и другие меры с отложенным эффектом выглядит малоподходящими. Но очень рекомендуется предоставление налоговых каникул, а также снижение налога на зарплаты, налога с продаж и налога на добавленную стоимость. Идея в том, чтобы увеличить располагаемые доходы и покупательную способность за несколько дней (а не месяцев), направив больше денег в руки домохозяйств со средними и низкими доходами, которые обычно тратят более крупную долю своих доходов. Именно это – и очень мудро – сделали США, Великобритания и многие другие страны во время «Великой рецессии» 2008-2009 годов (хотя многие экономисты, включая меня, предпочли бы ещё более крупный пакет мер стимулирования).

Во-вторых, несмотря на снижение эффективности монетарной политики после десятилетия низких и даже отрицательных процентных ставок, крупнейшие центральные банки должны объявить о новом снижении ставок и мерах по обеспечении ликвидности. В условиях возросших страхов спрос на деньги может резко повыситься. Центральные банки должны дать ясно понять, причём заранее, что они готовы удовлетворить этот спрос с избытком. Как продемонстрировал на пике кризиса в еврозоне бывший президент Европейского центрального банка Марио Драги, заявленная готовность сделать «абсолютно всё» вполне может стать наиболее мощным оружием в арсенале монетарных властей.

В-третьих, во всех странах власти должны законодательно повысить и расширить социальную поддержку безработных, по крайней мере временно. Как и снижение регрессивных налогов, увеличение пособий по безработице передаёт деньги в руки тех, кто с наибольшей вероятностью будут тратить их в самое ближайшее время, что обеспечить необходимую компенсацию снижения расходов другими участниками экономики.

В США федеральное правительство должно выделять временные целевые субсидии штатам, испытывающим серьёзные бюджетные затруднения, с целью предотвратить возникновение дефицита, для покрытия которого могут потребоваться контрпродуктивные меры – повышение налогов или сокращение расходов. Этот подход также доказал свою эффективность во время последней рецессии, когда с помощью федеральных трансфертов удалось примерно на треть сократить недостаток средств в бюджетах штатов.

Наконец, все правительства должны немедленно увеличить расходы на здравоохранение, которое следует сделать доступным для тех, кто в наибольшей степени подвержен рискам коронавируса: пожилые люди, беднота, маргинализированные группы населения, причём как в городах, так и в отдалённой сельской местности. Власти должны немедленно выделить средства на создание отрядов мобильных медицинских подразделений, которые смогут оказывать помощь тем, кто в ином случае не сможет получить доступ к необходимым медицинским услугам.

Да, некоторые комментаторы начнут тревожиться по поводу бюджетных последствий, вызванных снижением налогов и увеличением государственных расходов. Но их тревоги не будут оправданы. Низкая (или даже падающая) доходность по гособлигациям означает, что большинство развитых и крупных развивающихся стран обладают невероятной возможностью свободно занимать деньги под низкие проценты. Кроме того, центральные банки готовы принять любые объёмы госдолга, которые не смогут проглотить финансовые рынки. И потом, все эти чрезвычайные меры будут временными и могут быть отменены, когда кризис пройдёт.

Дефицит бюджета – это проблема завтрашнего дня. А сегодняшняя задача – бороться с Covid-19 и его вредным влиянием на экономику. Если не действовать решительно и немедленно, это будет равнозначно желанию позволить больному умереть ради того, чтобы преподать ему урок. Политиканство, определяемое острой межпартийной борьбой и игрой с нулевой суммой, не может оправдать попытки правительств уклониться от своих фундаментальных обязательств перед гражданами. Более того, если у этого кризиса может быть хоть какой-нибудь позитивный результат, то это будет готовность политиков наконец-то отложить в сторону разногласия и начать выполнять свою работу.

Ларри Хэтэуэй – бывший главный экономист в UBS и GAM, сейчас со-основатель Jackson Hole Economics

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8842 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить