Гость из «будущего»: каким запомнился управленец Бишимбаев?

Несмотря на объективные показания к либеральным взглядам (молодость, западное образование, отсутствие опыта работы в советской системе), экс-министр национальной экономики Куандык Бишимбаев запомнился политикой, нацеленной на усиление роли государства

Куандык Бишимбаев.
Фото: Андрей Лунин
Куандык Бишимбаев.

Непокоренные вершины

Задержание экс-министра национальной экономики за «неоднократное получение взяток в особо крупном размере» вызвало широкий резонанс даже в нашем обществе, которое за последнее время, казалось бы, уже привыкло к громким делам. И причина не только в высокой должности, а в том, что Куандыка Бишимбаева по праву можно назвать особым феноменом в отечественном государственном менеджменте.

Продемонстрированный им карьерный рост впечатляет: в 26 лет уже стал вице-министром индустрии и торговли, а к своим нынешним 36 годам успел поруководить на самых ответственных участках. В его послужном списке должности завотделом социально-экономического мониторинга президентской администрации, зампреда фонда «Самрук-Казына», главы холдинга «Байтерек», министра национальной экономики. Оставались не взятыми только такие вершины, как посты вице-премьера и премьера.

Бишимбаев был олицетворением успеха нового поколения менеджеров-«болашакеров», претендуя на то, чтобы стать ярким экономическим реформатором. Но это все следует, если исходить из биографии. Какова же содержательная сторона его работы? Правовую оценку ей сейчас намерено дать следствие. Мы же попытаемся оценить с экономической и управленческой точки зрения. 

Нетайный агент

В мае 2013 именно Бишимбаеву было доверено возглавить только что созданный холдинг «Байтерек», призванный коренным образом изменить систему управления так называемыми институтами развития. Их многолетняя работа под крылом то отраслевых ведомств, то фонда «Казына» успехом не увенчалась. Институты исправно потребляли денежные ресурсы, но результата в виде устойчивого изменения структуры экономики, роста несырьевого экспорта, создания инновационных производств не показывали.

Под руководством Бишимбаева был запущен процесс оптимизации количества и функций институтов развития, выработки их единой стратегии. «Байтерек» был позиционирован как основной финансовый агент правительства, обеспечивающий диверсификацию, модернизацию и устойчивое развитие экономики страны и решение социально ориентированных задач государства.

Однако постепенно стало понятно, что «оптимизация» в понимании нового руководителя означает не сокращение функций, а, напротив, усиление роли институтов развития в экономике. Перед ними были поставлены цели увеличения активов (до 7% ВВП), доли на рынке кредитования. Эти задачи «Байтерек» успешно выполнил, не только став ключевым финансовым агентом, распределяющим государственные средства для поддержки экономики, но и ведущим игроком на финансовом рынке, уверенно потеснив частные банки в сфере кредитования производства.

Также «Байтерек» широко раздвинул границы своего влияния, масштабно выйдя на рынок жилищного строительства, а также поставив цель через механизмы ГЧП охватить образование, здравоохранение, ЖКХ. Фактически при Бишимбаеве была заложена модель, когда холдинг из комплекса институтов развития, помогающих частным экономическим субъектам, стал сам превращаться в экономического субъекта, конкурирующего с частниками, вытесняющего их и подменяющего.

Министр роста

Принципов усиления роли государства и институтов развития Куандык Бишимбаев придерживался и на посту министра национальной экономики, который он занимал с мая прошлого года. Главным итогом его работы стало достижение Казахстаном роста ВВП в 2016 на 1%, тогда как за первое полугодие эта цифра составляла лишь 0,1%. Рост стал возможен только благодаря масштабному государственному инвестированию – объем антикризисного пакета мер составил 1,7 трлн тенге.

Значительная часть этих средств, источниками которых стали Национальный фонд, республиканский бюджет и Единый накопительный пенсионный фонд, поступила в экономику именно через структуры холдинга «Байтерек».

Провозглашенная ранее работа по снижению государственного участия в экономике была фактически заморожена. Напротив, частный сектор стал уступать государству новые сектора бизнеса  - банковский, строительный, транспортный.

Также министр запомнился выдвижением пакета мер для борьбы с необоснованным повышением цен на продукты. Среди них установление предельных торговых наценок на социально значимые виды продовольствия, а также строительство возле крупных городов оптовых рынков – опять же при государственной поддержке. 

Институты бы делать из этих людей

Таким образом, Куандыка Бишимбаева можно причислить к одним из основных двигателей модели усиления государственного присутствия в экономике. Но далеко не единственным, конечно. Поэтому его отставка, с точки зрения управления, ничего не решает, требуются институциональные меры. 

Системная ошибка заложена в управлении холдингом «Байтерек», который является посредником между государственными ресурсами и частным сектором. Макроэкономическая необходимость такой концентрации ресурсов уже не актуальна. Позволяя добиваться краткосрочных результатов, она привела к тому, что конкуренция в частном секторе идет не за качество, а за доступ к ресурсам. Таким образом, институты развития на самом деле работают на деградацию конкурентной рыночной экономики. Чем больше ресурсов могут распределять отдельные должностные лица, тем выше коррупционный потенциал – это объективная закономерность.

Требуются перемены и в Министерстве национальной экономики. И не просто потому, что оно слишком большое. Дело в том, что это ведомство совмещает разнородные функции: с одной стороны, занимаясь созданием условий для бизнеса и снижения государственного участия, а с другой стороны, отвечая за выработку и реализацию госпрограмм, например, жилищной, где государственное участие является основным инструментом. Функция министерства по выработке стратегии экономического развития растворилась в хозяйственных вопросах распределения ресурсов.

Говоря о нынешней ситуации с  Бишимбаевым, многие упоминают удар по «Болашаку». Но на самом деле разделение на «болашакеров» и прочих бессмысленно. Речь не о персоналиях, а институтах. Экономическому управлению нужна глубокая институциональная реформа. Пока государство будет доминантой и распределителем ресурсов, никакие отдельные персоны ничего не изменят.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

13245
просмотра
 
 
Загрузка...