К чему приведёт объединение банков Казахстана

Откроют ли они «окно возможностей» для кардинальной модернизации финансового сектора?

Фото: © Depositphotos.com/kjpargeter

Привет из 2000-х

Недавно Массачусетский технологический институт (MIT) провел исследование «Манифест цифровых банков: конец банков?», по итогам которого выяснил, что «сегодня потребитель желает, чтобы цифровой банк представлял собой целостный, настраиваемый, интерактивный функционал его финансовой жизни». «Речь идет о счетах, депозитах, кредитах, сделках, периодических платежах, пенсионных взносах и накоплениях, а также ценных бумагах. Клиент уже не собирается возиться с бумагами, ему нужно, чтобы банк его сразу узнавал и мог моментально предложить персонализированные продукты», – приводится далеко не полный список современных запросов.

В том случае, если ожидания клиентов не будут удовлетворяться, они станут искать те банки, где получат весь требуемый сервис, – их мобильность значительно повышается.

Специалисты считают, что российские и восточноевропейские банки отстают от западных на один шаг. Притом что в России, например, есть такие современные банки, как Тинькофф, ВТБ24, Альфа-Банк. На вопрос о том, а насколько казахстанские банки в своем развитии отстают от российских и восточноевропейских, эксперты отвечают уклончиво.

- Не хочу негатива! (Смеется.) Скажем, года на три, – делится мнением региональный директор глобального вендора Misys в СНГ Тео Симонс.Прежде всего – из-за поддержки различных систем, не интегрированных между собой. Это в итоге очень дорого и к тому же рискованно. Действующие интернет-банки уже не удовлетворяют потребности клиентов. Все БВУ нуждаются в трансформации и должны организовать свои бизнес-процессы в соответствии с интересами потребителей – с помощью front-end-приложений и каналов, интегрированных в общую банковскую систему (front-end – это интерфейс взаимодействия между пользователем и основной программно-аппаратной частью. – F). Но не все так плохо, есть и позитивные моменты. Например, Altyn Bank делает очень интересные, современные вещи, связанные с дистанционными каналами, но эти новинки пока никак не связаны с реновацией существующих бэк-офисных, транзакционных систем.

6 сделок M&A идут или обсуждаются на казахстанском банковском рынке

Собеседник указывает, что если дистанционные каналы развиваются, а бэк-­офис нет, то возможности первых так или иначе будут ограничены возможностями бэк-офиса.

- Вы, к примеру, можете даже открыть онлайн-депозит, но только такой, который в состоянии обработать ваша АБС (автоматизированная банковская система. – F), – говорит Симонс. – Клиенту же часто нужны совершенно новые, нетрадиционные продукты, например так называемая карта рассрочки, где он не переплачивает за кредит (проценты взимаются с ретейлера). На базе старого бэк-офиса этого уже не осуществить. Я считаю, что дистанционные каналы должны развиваться синхронно с бэк-­офисом и системами управления рисками. Иначе у вас будут постоянные перекосы и неувязки. Банк делает какие-то интересные для клиента решения, но они не становятся частью его общей ИТ-инфраструктуры. Такие продукты живут как бы своей отдельной жизнью, и их поддержание в отсутствие целостного подхода к инфраструктуре создает огромные проблемы для банка, что в итоге сказывается и на клиентах. Сделать один продукт? Не проблема! Но сделать его органической частью ИТ-ландшафта оказывается практически невозможно.

Мнение западного специалиста, однако, находит поддержку не у всех казахстанских банкиров, некоторые в этом вопросе консервативны.

- Само собой, невозможно выстроить монолитное решение для всех процессов и продуктов банка, да это и не нужно. Поэтому нами используется ряд решений от компаний OpenWay, Colvir, BSS, а также системы собственной разработки, – говорит, в частности, директор департамента ИТ-инфраструктуры АО «Народный банк Казахстана» Михаил Каблашев.

Понимание есть

Вопросы модернизации банковской системы и предстоящего передела рынка волнуют всех банкиров, ведь клиент будет в конечном счете голосовать своими деньгами. Большинство понимают, что за «цифрой» будет решающее слово в вопросе новой расстановки сил на казахстанском рынке после сделок M&A.

- Одним из целевых показателей в нашей новой стратегии является TTM (time to market – время вывода продукта на рынок. – F) не более трех месяцев, – информирует Forbes Kazakhstan исполнительный директор АО ДБ «Альфа-Банк» Алексей Воронцов.  То есть вывод самых сложных и необходимых клиентам продуктов и сервисов в короткие сроки, с высоким качеством и доступностью. Это означает, что мы строим и развиваем наши ИТ-архитектуры и подходы к разработке в новой парадигме: гибкость, масштабирование, повторное использование, автотестирование и agile, то есть работа самоорганизующихся кросс-функциональных команд профессионалов от бизнеса и ИТ, гибко реагирующих на любые возможные изменения.

Воронцов подчеркивает, что специалисты Альфа-Банка без осознанной необходимости не принимают решения о миграциях и стараются получить все преимущества от существующих систем за счет бесшовной интеграции.

- Вместе с тем в наших ближайших планах развитие цифровых сервисов, true-омниканальности (возможности для клиентов получать все продукты и сервисы банка в любом канале, с одинаковыми условиями; управлять своими счетами и процессами независимо от канала; единая авторизация), полная автоматизация бизнес-процессов и глубокая аналитика потребностей наших клиентов, целевые предложения, лучшие мобильные приложения для частных лиц и бизнеса, – заявляет он.

На инновационных цифровых сервисах делает акцент и Kaspi bank. «Наше основное преимущество – это умение создавать инновационные сервисы, которые любят наши клиенты. Мы в первую очередь отвечаем себе на вопрос «что мы хотим сделать» и только потом «как». На стадии «как» мы используем лучшие в мире технологические решения. У нас работают лучшие профессионалы. Эта комбинация дает возможность создавать сервисы, которые улучшают жизнь клиентов», – подчеркивают в банке.

- Банк сегодня уделяет много внимания системам клиентской аналитики и инструментам взаимодействия с клиентом. Это позволяет понимать и прогнозировать потребности клиента, его действия, отношение к тому или иному продуктовому предложению. Также активно внедряются продукты и услуги на дистанционных каналах для создания удобной и комфортной среды цифрового банкинга, – отмечает Михаил Каблашев. – Народный банк отличается от остальных тем, что при выборе того или иного решения смотрит в будущее, вместо того чтобы решать локальные, отдельные задачи. Конечно, в основном стэк решений позволяет быстро менять, разрабатывать и выпускать новые продукты своими силами. Однако нужно быть честным и признать, что есть потребности рынка, реализация которых занимает больше времени, чем обычно. Это касается изменений на стороне основных систем, где есть зависимость от вендора, от его корпоративной культуры, процессов и наличия ресурсов.

Укрупнение банков и принятие новых стратегий развития их ИТ-платформ сделает их конкурентными. Очищение через обновление оздоровит рынок, считают специалисты.

- Объединение банков – это естественный процесс. После этого кредитные организации смогут позволить себе трансформацию, увеличить операционную эффективность и найти компромисс между требованиями акционеров и регулятора, что приветствуется и Нацбанком, и клиентами, – говорит Симонс. – Процессы M&A дают менеджерам и собственникам банков прекрасную возможность трансформации своих финансовых институтов в сторону полноценной цифровизации. Так что объединение – это не просто «сложение» двух банков, а перспектива выбора новой стратегии развития на ближайшие пять-шесть лет, чтобы оставаться локомотивами всей экономики.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

8342
просмотр
 
 
Загрузка...