Акишев: 75% валютной выручки Казахстана формируют 25 компаний

Об этом рассказал председатель Национального банка РК в пятницу, 15 сентября, на встрече с руководителями казахстанских СМИ в Алматы

Данияр Акишев.
Фото: Мария Гордеева.
Данияр Акишев.

Данияр Акишев объяснил резкие колебания обменного курса пар тенге – рубль и тенге – доллар США:

- Объем торгов рубль-тенге не значительный, и любые изменения – это результат изменений во внешнеэкономических отношениях. Доля импорта из Российской Федерации выросла, соответственно вырос спрос на рубль. Это нормально. И тот паритет (почти 6 тенге за рубль. – F) он естественный, потому что у нас (Национального банка РК. – F) по отношению к рублю нет никакого таргета.

На население приходится небольшая доля в общем объеме операций с валютой, по сравнению с юридическими лицами, которые обслуживают импортно-экспортные операции. Это что касается 2016-2017. В 2014-2015 влияние было значительное, так как граждане купили порядка $12 млрд через обменные пункты. На сегодняшний день балансы совершенно другие.

Глава Нацбанка объяснил, почему при растущей нефти и увеличении добычи на Кашагане тенге все равно укрепляется к доллару. При том, что 55% экспорта Казахстана – это нефть:

- Валютная выручка (от экспортной деятельности – F.) увеличивается, но она, к сожалению, не вся попадает на внутренний рынок. Репатриация валютной выручки происходит не в момент продажи товара, ее ведь можно подержать за границей. У нас 25 компаний, которые генерируют 75% валютной выручки Казахстана. Например, в 2013 они продали на внутреннем рынке $40 млрд, а в 2016 - $10 млрд. Очевидно, что у них упали доходы, потому что цена на экспортный товар упала, но еще часть выручки, скорее всего, они не перевели в страну. Это нормальная ситуация, так как это хозяйствующие субъекты, и они действуют прагматично, и нацелены на получение прибыли. У нас идет рост добычи нефти, идет рост по нефтяным контрактам, но я не я не всегда вижу предложение этой валюты на внутреннем рынке. И с этим нужно тоже разбираться. Скорее всего, успех (разбирательства. – F) будет зависеть не только от работы Национального банка, но и от наших скоординированных действий, например, с налоговыми органами. Ведь то, о чем мы говорим – это финансовой и платежной дисциплинами.

У нас есть контракты, которые длятся уже более двух лет. По ним оплачены импортные операции за товары и услуги, либо экспорт поставлен, за который деньги еще не пришли. И сумма, которая находится за рубежом, по контракту свыше двух лет в размере – от $4 млрд до $8 млрд. У нас валютная либерализация.

Главный банкир страны пояснил, что по некоторым экспортным контрактам есть условие, что валюта поступит в Казахстан, когда компания совершит 100% поставку товара.

- И есть компании, которые закрывают контракты на 99%. И это происходит 10 лет, валюту страна не видит. И здесь важно не столько заставлять продавать валютную выручку, сколько наладить координацию фискальных, таможенных органов и Национального банка. Мы в этом направлении активно работаем. Мы изучаем опыт Российской Федерации, которая значительно продвинулась в этом направлении: у них очень хорошее взаимодействие всех баз данных и ЦБ, и налоговых органов, и валютного контроля. Они такие контракты (о которых говорилось выше. – F) сразу переносят в разряд подозрительных. Мы должны рассматривать такие контракты, и должны удостовериться, что не идет отмывание денег. Я считаю, что нам нужно двигаться в направлении создания среды и выстраивания правильного администрирования, чем вводить прямые запреты или обязанности.

Акишев обратил внимание на то, что валютная либерализация касается не только юридических лиц, но и физических. Граждане Казахстана могут свободно открывать счета в зарубежных банках, и даже не нужно уведомлять государственные органы, все происходит в автоматическом режиме.

- Считаю, что отучить, не то, что население, но и все наши предприятия от игры на обменном курсе возможно только через потери. Когда потери начнут концентрироваться, тогда, возможно, будет уход от этого.

Говоря о дедолларизации и свободном курсе тенге, Данияр Акишев подчеркнул, что «переход на тенге» займет некоторое время:

- Я недавно встречался с бывшим председателем Новозеландского суверенного фонда, в какое-то время он был заместителем председателя Национального банка Новой Зеландии. В начале 1990-х эта страна перешла к свободно плавающему курсу национальной валюты. Это маленькая страна, которая очень сильно зависела от Австралии и Китая в плане импорта. Он мне рассказал, что у них ушло около 15 лет на то, чтобы привыкнуть к этому. Мы же, спустя два года после введения плавающего курса, пытаемся подвести итоги – это правильно, но пока не нужно делать выводов. По всей видимости, потребуется больше времени, чем мы ожидали, на то, чтобы привыкнуть к такого рода колебаниям.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

6552
просмотр
 
 
Загрузка...