KASE оживет, если объединится с другой биржей

Такое мнение в эксклюзивном интервью обозревателю Forbes.kz выразил заместитель главного редактора российского телеканала РБК Даниил Бабич

Даниил Бабич.
Фото: tv.rbc.ru
Даниил Бабич.

В последнее время на Казахстанской фондовой бирже (KASE) и вокруг нее наблюдается некое оживление. Обозреватель Forbes.kz встретилась с ведущим, заместителем главного редактора телеканала РБК Даниилом Бабичем, который имеет трейдерский опыт, и попросила его дать оценку инициативам KASE, возможному изменению программы «Народное IPO», МФЦА и ситуации вокруг выкупа акций РД КМГ.

F: Даниил, как бы вы охарактеризовали Казахстанскую фондовую биржу?

- Ликвидность очень маленькая и эмитентов не много. Это объясняется, прежде всего, тем, что экономика Казахстана некрупная, и понятно, что в такой экономике мало компаний, которые могут привлечь широкие слои инвесторов. Это в первую очередь является препятствием для развития в Казахстане биржевого дела.

F: Есть планы по открытию в Казахстане второй фондовой биржи – на площадке МФЦА. Имеет ли смысл это делать?

- Вы помните, сколько в России было фондовых бирж в 90-е годы? Они исчислялись даже не в десятках – их было больше. Сейчас осталась одна, на которой активно ведутся торги, есть какая-то жизнь. Поскольку сегодня в мире наблюдается тенденция к укрупнению бирж, абсолютно не имеет смысла открывать несколько бирж в относительно небольшой стране. Лучше развивать биржевое дело по-настоящему в одном месте. Мне кажется, что со временем Казахстанская биржа придет к тому, что будет объединяться, может быть, даже с Московской биржей. Через объединение с какой-либо биржей казахстанские компании смогут приобрести более высокую ликвидность и возможность для эмитентов размещаться сразу на двух площадках. Например, на одной в тенге, на другой – в рублях. По моему мнению, будущее бирж в объединении, а не в том, чтобы строить свои локальные биржи.

F: Казахстанская фондовая биржа пытается привлечь эмитентов из регионов. В рамках этой инициативы АО «Актюбинский завод металлоконструкций» уже провела торги на KASE. Какова вероятность того, что проект станет успешным?

- В России сейчас тоже проходят листинги различных компаний, акции которых потом не имеют практически никакой ликвидности. Для того чтобы пройти ежегодную процедуру, необходимую для листинга, компания часто проводит фиктивные сделки. Если компании, выходящие на биржу в рамках этой инициативы, не несут за собой никаких активных торгов и активной биржевой истории, то, пожалуй, это ничего не дает для развития биржевого дела.

В какой-то степени это, возможно, лучше, чем ничего, но это слабый фактор, который может повлиять на интерес инвесторов и деятельность биржи. Ведь на самом деле первичный рынок привлекает узкую группу инвесторов, важную, но все же узкую. И если размещение, которое проходит как IPO, на самом деле является просто размещением среди узкого круга лиц, и дальше размещение не происходит потому, что у вас 3-5 акционеров, которые этими акциями владеют, в дальнейшем это ничего не даст.

Размещение должно привлекать широкие круги инвесторов, как «Народное IPO». К нему можно по разному относится, так как в свое время акции, которые в России размещались в рамках «Народного IPO», так и не вернулись к первоначальной цене, и инвесторам даже пришлось возмещать какие-то деньги государству. Это небывалый случай в истории. Акционер должен понимать, что инвесторы – это те люди, которые с ним вместе, и если он в дальнейшем хочет продолжать быть в этом бизнесе, то он должен позволить инвесторам заработать.

F: В Казахстане тоже проводится размещение акций государственных и квазигосударственных компаний на бирже в рамках программы «Народное IPO». Однако ее реализацию приостановили, и сейчас рассматривают возможность того, чтобы в ней могли принимать участие не только казахстанцы. Как вы считаете, стоит ли вносить изменения в эту программу?

- Я думаю, что если будет принято решение о разрешении участия в этой программе не только казахстанцам, к ней проявят большой интерес иностранные инвесторы. Тот же самый Джим Роджерс (известный американский инвестор. – F), которые не раз бывал в Казахстане, недавно посетил студию телеканала РБК и отвечая на вопрос о том, где он видит перспективы, ответил, что, помимо российского рынка, он видит перспективы в рынке Казахстана. Когда такой человек как Роджерс говорит такое, многие люди его слышат и это возбуждает интерес.

В туризме жизнь какого-то направления начинается по следующему сценарию - сначала приходят первопроходцы, например люди, которые увлекаются спортивным альпинизмом или просто путешественники экстремалы, после их рассказов это место посещают туристы, которые хотят побывать там, где еще не были, после этого направлением начинают интересоваться более широкие массы населения. Таким образом направление приобретает широкий охват.

То же самое и с инвесторами. Такие инвесторы как Джим Роджерс являются первопроходцами, за которыми приходят другие. Если сейчас Роджер говорит, что ему интересны казахстанские компании, то за ним придут хедж-фонды, которые ориентированы на быструю прибыль. Хорошо это или нет? С одной стороны, это может иметь негативный эффект, так как будет создавать волотильность акций, но без этого невозможно. А уже после того как ваши бумаги приобретут достаточную ликвидность, для того чтобы быть включенными в такие индексы как MCI, доля Казахстана может вырасти. Это заинтересует пассивных инвесторов.

Но не надо забывать, что финансовый мир - глобальный. Если есть желание разместиться именно глобально, то возьмем в удельном выражении, сколько денег привлекается по миру. 90% привлекается на квадратной «золотой миле» в Нью-Йорке, и 10% по остальным Лондонам. Поэтому неплохо было бы для Казахстана, если бы какая-то компания могла бы провести такое маркерное IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), так как это король всех рынков.

F: Есть несколько казахстанских компаний, которые листинговались на Лондонской фондовой бирже (LSE). Почему, как вы думаете, эти компании не пошли на Нью-Йоркскую биржу?

- Я это вопрос не изучал, но подозреваю, что причин у этого несколько. Во-первых, это стоимость листинга. На Нью-Йоркской бирже он в разы выше, чем на Лондонской. Во-вторых, на NYSE большие требования стоят перед менеджментом компании, в том числе в плане уголовной ответственности. Если, не дай Бог, будут обнаружены какие-то злоупотребления или недочеты в финансовых результатах, менеджеры несут серьезную ответственность, вплоть до уголовной.

После подписания Закона Сарбейнза-Оксли (закон был подписан в 2002 президентом США Джоржем Бушем. Он значительно ужесточает требования к финансовой отчётности и к процессу её подготовки. – F) российские эмитенты больше не пошли в Нью-Йорк, а пошли в Лондон, так как там не задавали лишних вопросов, и размещаться там проще.

С другой стороны, у России на протяжении последних лет негативный паблисити, чего нет у Казахстана. Это выгодно отличает вашу республику. К Казахстану очень благоприятное отношение у многих инвесторов на Западе. К Казахстану нет того негатива, который есть к России, поэтому размещение акций казахстанской компании на NYSE могло бы стать прорывом. Это не обязательно должна быть крупная компания, но она должна чем-то привлечь, например, доходами, перспективами роста, темпами развития. Если есть такие компании, это было бы здорово.

F: Как вы расцениваете ситуацию с выкупом акций РД КМГ? И как эта ситуация повлияет на отношение инвесторов к казахстанским активам?

- Здесь необходимо понимать, как этот выкуп производится. То, как это пытается произвести КМГ, сказывается на отношении инвесторов к казахстанским компаниям. Когда есть какой-то корпоративный конфликт, он всегда отражается на отношении инвесторов. Если здесь задействовано государство, а в этом случае оно задействовано, то это может сказаться на отношении инвесторов к Казахстану в целом. Это некий сигнал для инвесторов, что можно что-то подобного ожидать.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


обозреватель Forbes.kz

 

Статистика

4547
просмотров
 
 
Загрузка...