Почему казахстанский 1Fit ушёл с рынка Великобритании

43511

Об этом Forbes.kz рассказал основатель и СЕО стартапа Мурат Алиханов

Основатели 1FIT: Мурат Алиханов, Абзал Торемуратулы, Аскар Акшабаев, Мерей Байжокин и Меир Адильжанов
Основатели 1FIT: Мурат Алиханов, Абзал Торемуратулы, Аскар Акшабаев, Мерей Байжокин и Меир Адильжанов
ФОТО: © архив пресс-службы

О том, что казахстанский 1Fit выходит в Лондон, стало известно в феврале 2023. Единый фитнес-абонемент запустил в столице Соединенного Королевства приложение, набрал больше 50 партнеров-залов, но не прошло и полугода, как основатели компании решили уйти из Великобритании. По словам основателя и СЕО стартапа Мурата Алиханова, на выход стартапа из Лондона повлиял ряд причин.

- Мы развивались в Казахстане, а затем в Узбекистане, Кыргызстане - и все эти запуски нам давались легко, они совершались по понятным алгоритмам. Но запуск в Лондоне оказался уже совершенно другой историей, это по сути был совершенно новый стартап. И мы не могли применить все отлаженные в Азии механизмы в Лондоне -  там это выглядело так, будто мы внутри стартапа запустили еще один стартап с гораздо более высокими рисками, - говорит он.

Мурат Алиханов
Мурат Алиханов
ФОТО: © архив пресс-службы

Теперь 1Fit решил сфокусироваться на рынках, где он сможет эффективно повторить центральноазиатские запуски.

- Мы очень хорошо определили свою целевую аудиторию, с которой отлично работаем, – это молодые люди. А в Европе во многих странах стареющее население, там наш рынок с каждым годом будет уменьшаться. Поэтому с точки зрения развития обычного бизнеса это вообще было странное решение - идти на рынок, который будет становиться меньше, - признается Алиханов.

Один из главных инвесторов 1Fit, фонд ТМТ Investements, с пониманием воспринял новость о выходе компании из Лондона. Более того, после этого фонд вложил в компанию дополнительные $500 тыс. (ранее фонд инвестировал в компанию такую же сумму)

- Еще $100 тыс. в нас вложил эстонский фонд Capital Mill, и еще $400 тыс. мы получили от синдиката казахстанских «диджитал-номадов», которые работают в мировых IT-гигантах. Получается, что суммарно только за май 2023 года мы «подняли» $1 млн, и теперь наша оценка составляет $41,5 млн. В трех странах у нас более 70 тыс. пользователей, и оборот с января по май 2023 года составил порядка $7 млн, - гордится успехами СЕО 1Fit.

На вопрос о том, как появился синдикат казахстанских «диджитал-номадов» в списке инвесторов 1Fit, Алиханов ответил, что компания всегда общалась с успешными казахстанцами, которые работают за рубежом.

- Несколько человек из этого числа сами первые вышли с предложением проинвестировать в нас, и нам показалось, что это интересная идея. Ведь это успешные, умнейшие казахстанцы, разбросанные по всему миру. И круто, что они верят в нас и заинтересованы в нашем успехе. Ведь им можно и вопросы задавать, у них есть экспертиза, связи, - рассказывает Алиханов.

Но почему 1Fit до сих пор не обзавелся казахстанским инвестором, ведь в стране уже не первый год развивается локальный институт венчурных инвестиций? Алиханов отвечает, что по разным причинам у него не было возможности встретиться с ними.

- А еще казахстанские инвесторы дают маленькие оценки, они не ожидают, что компания может кратно расти за счет роста рынка. Если сравнивать общение с казахстанскими инвесторами и иностранными, то видна большая разница. Казахстанские инвесторы любят торговаться, указывать на недостатки, а иностранцы смотрят на нашу динамику, хвалят и оценивают соответствующе. Когда иностранцы нас оценивали в $10 млн, в то же время казахстанские инвесторы оценивали в $3,5 млн. И мы же долгое время существовали на те деньги, которые сами зарабатывали, это научило нас быть суперэкономными и за один год вывело нас на операционную безубыточность. Это хороший показатель для иностранных фондов, но в Казахстане на этот факт не обращали внимание, - говорит он.

В 2023 году компания планирует запуститься в трех странах – Турции, Азербайджане и в одной и стран ЮВА (рассматривают Малайзию, Индонезию или Таиланд).

- Мы понимаем, в СНГ можем запускаться только в Баку. Тбилиси с Ереваном мы отмели сразу, потому что население там небольшое и нам это неинтересно. В Турции нам в разы проще запускаться за счет близости культур и с точки зрения показателей рынка фитнеса. Это один из немногих рынков в мире, которому предсказывают расти по 20% в год до 2027 года. Понятно, что там есть инфляция, но мы поговорили с представителями электронной коммерции Турции, и они нам сказали, что подстроиться под курсовые колебания реально, - делится собеседник.

Идею выхода в США, к слову, компания также вычеркнула из своей стратегии.

- Да, было бы круто с точки зрения эго запуститься там. Но мы по итогу получим два разных стартапа, так же как и в истории с Лондоном. Конечно, мы хотим дорасти до оценки в $1 млрд, но запуск в Лондоне нас даже отдалил от этой цели. Мы поняли, что нам важно быстро и эффективно повторять запуски в новых локациях. Ташкент, к примеру, уже закрыл $250 тыс. продаж по итогу мая, и там мы это сделали за 9 месяцев работы. Мы хотим стоить $1 млрд не за счет того, что мы присутствуем на рынках, а за счет того, что мы много зарабатываем. То есть мы идем к консервативным ценностям бизнеса – к зарабатыванию денег. А выход в Лондон – это было не про зарабатывание денег, а про увеличение капитализации и изменение восприятия нас инвесторами, - делится Алиханов.

К слову, лондонский эксперимент обошелся компании в 50 млн тенге: стартап вернул деньги пользователям, рассчитался с партнерами и довольно быстро сумел свернуть там работу.

- Мы решили работать с нашей аудиторией, молодыми людьми, их нам привлекать дешевле. Мы знаем, что им нужно. Мы пытались выходить на другие аудитории, но их привлечение нам обходится дороже и все это происходит неэффективно, - подытожил Мурат Алиханов.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube