Цена венесуэльского коллапса для стран региона

Автор: Кеннет Рогофф
бывший главный экономист МВФ, профессор экономики и госуправления в Гарвардском университете

Мадуро занялся реализацией плохо продуманного плана по стабилизации валюты, выпустив новые банкноты, которые якобы обеспечены государственной криптовалютой. Всё это напоминает строительство карточного домика на мусорной свалке

Великий эксперимент Венесуэлы с «боливарианским» социализмом провалился, создав гуманитарный кризис с беженцами, который можно сравнить с ситуацией в Европе в 2015. Передвигаясь на автобусах, лодках или даже пешком через опасные местности, около миллиона венесуэльцев бежали в одну только Колумбию; ещё два миллиона, согласно оценкам, оказались в других странах, в основном соседних.

Там они живут, как правило, в крайне небезопасных условиях, им не хватает еды, у них нет медикаментов, а спать им приходится, где попало. Для них пока не созданы лагеря беженцев ООН, оказывается лишь скромная помощь религиозными организациями и другими НКО. Голод и болезни повсеместны.

Фото: © Depositphotos.com/radekprocyk

В целом, Колумбия делает максимум возможного, чтобы помочь им, предоставляя медицинские услуги тем, кто обращается в больницы. Большой неформальный сектор экономики страны принимает многих беженцев на работу. Впрочем, подушевой ВВП Колумбии равен примерно лишь $6 тыс. (для сравнения в США – $60 тыс.), поэтому ресурсы страны ограничены. Между тем, правительству необходимо срочно реинтегрировать примерно 25 тыс. бывших боевиков ФАРК и их семьи, согласно условиям мирного договора 2016 года, который завершил длившуюся полвека жестокую гражданскую войну.

Колумбийцы с симпатией относятся к своим соседям, в том числе и потому, что многие помнят, как в период войны с ФАРК и связанных с нею нарковойнах, Венесуэла приняла сотни тысяч колумбийских беженцев. Кроме того, во время экономического бума в Венесуэле, когда цены на нефть были высоки, а социалистический режим ещё не обвалил её добычу, несколько миллионов колумбийцев смогли найти работу в Венесуэле.

Тем не менее, нынешнее цунами венесуэльских беженцев создаёт огромные проблемы для Колумбии, помимо прямых расходов на охрану порядка, обеспечение неотложной медицинской помощи и других услуг. В частности, приток венесуэльской рабочей силы оказывает серьёзное понижающее давление на зарплаты в неформальном секторе Колумбии (включая сельское хозяйство, сферу услуги и малый промышленный бизнес), причём ровно в тот момент, когда правительство собиралось повысить минимальную зарплату.

В первых волнах венесуэльских беженцев было много высококвалифицированных работников (например, шефов ресторанов или водителей лимузинов), которые могли резонно надеяться быстро найти хорошо оплачиваемую работу. Но в дальнейшем беженцами становились, как правило, необразованные и неквалифицированные работники, что осложнило работу правительства над улучшением судьбы низших слоёв населения самой Колумбии.

Долгосрочные проблемы могут быть даже более серьёзными. Болезни, ранее находившиеся под контролем, например, корь и СПИД, быстро распространяются среди беженцев, которые легко смешиваются с культурно схожими колумбийцами. Дальновидные колумбийские лидеры, включая нового президента Ивана Дуке, в частных беседах утверждают, что человечное и достойное обращение с венесуэльскими беженцами принесёт пользу Колумбии в долгосрочной перспективе, когда падёт венесуэльский режим, и эта страна вновь станет одним из крупнейших торговых партнёров Колумбии. Но никто не знает, когда это случится.

Зато известно, что после многих лет катастрофической экономической политики, начатой ещё покойным президентом Уго Чавесом и продолженной его преемником Николасом Мадуро, режим Венесуэлы бездарно растратил наследство, включавшее крупнейшие в мире доказанные запасы нефти. Доходы страны обвалились на треть, инфляция приближается к отметке миллион процентов; в государстве, которое должно было быть вполне благополучным, миллионы людей голодают.

Можно было бы подумать, что произойдёт революция, однако до сих пор Мадуро удаётся удерживать армию на стороне режима, отчасти потому, что он разрешает ей заниматься колоссальными операциями наркотрафика: экспортом кокаина в различные страны мира, прежде всего в Европу и на Ближний Восток. В отличие от нефтяного экспорта, который обременён огромными долгами перед Китаем и другими странами, выручка от нелегального экспорта наркотиков по своей природе ничем не обременяется, не считая редкие случаи арестов.

К сожалению, многие представители левых сил во всём мире (например, лидер британской оппозиции Джереми Корбин) с готовностью закрывали глаза на начинавшуюся катастрофу. Это объясняется, наверное, их коленным рефлексом – всегда защищать социалистических собратьев. Или, что намного хуже, они, возможно, действительно верят в чавистскую модель экономики.

В целом, слишком многие экономисты, склонные к левым взглядам (включая тех, кто затем работал в президентской кампании сенатора Берни Сандерса в США в 2016), входили в число несгибаемых сторонников венесуэльского режима. Но у него были и помощники-оппортунисты, в том числе банк Goldman Sachs (чья опрометчивая покупка подняла цены на венесуэльские облигации) и даже представители правых сил, например, инаугурационный комитет президента США Дональда Трампа, принявший крупное пожертвование от Citgo, американского подразделения венесуэльской нефтяной компании Petróleos de Venezuela.

В последние недели Мадуро занялся реализацией плохо продуманного плана по стабилизации валюты, выпустив новые банкноты, которые якобы обеспечены государственной криптовалютой. Всё это напоминает строительство карточного домика на мусорной свалке. Вне зависимости от успехов новой валюты, мы можем быть уверены, что венесуэльские военные продолжат проводить свои операции с помощью банкнот номиналом $100.

В ответ на внутренний и региональный кризис, спровоцированный режимом Мадуро, США ввели суровые торговые и финансовые санкции, а Трамп, как сообщается, выступал с идеей вторжения в Венесуэлу. Американская военная интервенция, конечно, является безумной идеей; многие латиноамериканские лидеры, которые отчаянно хотят, чтобы этот режим исчез, никогда её не поддержат.

Тем не менее, США могут и должны предоставить щедрую финансовую и логистическую поддержку, чтобы помочь соседним странам справиться с колоссальной проблемой беженцев. И не будет слишком поспешным уже сейчас начинать планирование восстановления страны и возврата беженцев после того, как венесуэльская разновидность социализма (или, если точнее, нефтекокаинового клиентелизма), наконец-то, дойдёт до финала.

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1726 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
22 сентября родились
Айдар Токпанов
управляющий директор ТОО "Самрук-Казына Контракт"
Кайрат Боранбаев
Председатель Наблюдательного совета ФК "Кайрат"
Ануар Джумадильдаев
председатель Комитета финансового контроля Министерства финансов Казахстана
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить