Табор уходит в коучинг? Сколько казахстанцы тратят на информационный бизнес

Что такое информационный бизнес и почему он стал популярен в Казахстане

Стоит ли удивляться, что в эпоху социальных сетей и обилия информации «информационный продукт» превратился в настоящее большое и разнородное бизнес-направление? Продажа знаний, личного опыта и рекомендаций в удобоваримом для широкой аудитории формате стала чрезвычайно популярной и прибыльной моделью.

Бизнес зародился в США в начале нулевых и с тех пор прочно обосновался на рынке, принося миллионы долларов звездным экспертам и коучам. По данным PwC, только по итогам 2022 года объем рынка глобальной коучинговой индустрии достиг примерно $20 млрд, что обеспечило ей позицию второго по темпам роста сектора. Число сертифицированных практикующих коучей в мире выросло с 71 тыс. в 2019 году до 109 тыс. в 2022-м, или на 54%. Кроме того, согласно свежим данным PwC, выручка индустрии за 2023 год составила $4,564 млрд, увеличившись на 62% по сравнению с 2019-м. По прогнозам Verified Market Research, этот рынок будет все сильнее уходить в онлайн. Аналитики ожидают, что уже к 2028 году рынок онлайн-­коучинга вырастет до $4,5 млрд, со среднегодовым темпом роста 13,03% с 2021-го по 2028 год.

В Казахстан мода на информационные продукты пришла, как обычно, из России, а с начала пандемии COVID-19 в онлайн вышли тысячи экспертов и претендующих на это звание. За короткий отрезок времени сформировалась целая отечественная индустрия, и аналитики уже сейчас оценивают местный рынок в сотни миллионов долларов. Несмотря на это, «инфобиз» по-прежнему воспринимается не слишком серьезно многими представителями классического бизнеса. Последние используют в отношении коучей насмешливый термин «инфоцыгане», подразумевая под ним человека, который учит других, по сути ничего не имея сам.

Так есть ли действительно какая-то польза от инфобизнесменов и куда будет стремиться этот рынок?

Продать ценность

Для начала стоит разобраться, что есть что. Коучинг – это вид профессиональной деятельности, в рамках которой коуч (эксперт) занимается развитием потенциала других людей. Различные ассоциации и организации определяют коучинг по-своему. Международная федерация коучинга (ICF), например, описывает коучинг как партнерство с клиентом для сопровождения к его целям. Информационные же продукты – просто новый этап развития коучинга. Эксперты поняли, что могут предоставлять свои услуги не только офлайн, но и онлайн, упаковывая в разные инфопродукты и масштабируя бизнес. Инфопродукты эти в целом представляют собой полезные для других фрагменты знаний и опыта, которые настолько уникальны и эффективны, что имеют материальную ценность. А значит, их можно продать и на них будет спрос.

Сегодня коучи и специалисты продают самую разнообразную информацию: популярны инфопродукты, связанные с предпринимательством и управлением, финансами и карьерным ростом, здоровьем и психологией, маркетингом и продажами, репутацией и личным брендом. В последние годы такие продукты пользуются спросом в основном из-за изменений тенденций в образовании – от традиционной академической среды все больше людей отходят к самообразованию. Пандемия только усилила этот тренд. Выяснилось, что некоторым людям удобнее купить профильный профессиональный курс от эксперта, чем обучаться по специальности в течение нескольких лет.

В BCG проанализировали объявления о вакансиях, публиковавшиеся с 2017 по 2022 год в пяти разных странах, и обнаружили, что в некоторых из этих стран обязательное наличие ученой степени становится все менее распространенным критерием отбора персонала. Эксперты пришли к выводу, что традиционное высшее образование становится все менее актуальным для работодателя. Однако важно понимать, что инфобизнес не равен классическому образованию хотя бы по той причине, что для образовательной деятельности надо получать аккредитацию и лицензию.

Тем не менее инфобизнес разросся настолько, что под это определение с некоторых пор попадает множество специалистов, продающих свои услуги онлайн. К ним можно отнести мотивационных спикеров, медийщиков, организаторов бизнес-форумов и других ивентов, разработчиков видеоуроков и др.

В Казахстане индустрия начиналась с примитивных историй про быстрый и легкий заработок. Сначала населению продавали курсы о том, как заработать на тендерах, затем – на поставках товаров из Китая, теперь главная тема – как разбогатеть на личном бренде. Тема легкого заработка – одна из главных причин, по которой у нас весь «инфобиз» многими до конца не воспринимается всерьез.

Управляющий партнер KPMG Сакен Жумашев отмечает, что сегодняшнее положение инфобизнеса и его рост во многом состоялись благодаря глобальному тренду Health and Well-Being. «Это когда люди начали заниматься собой, становиться более осознанными и стараться лучше понимать себя, природу своих чувств и мыслей, – поясняет собеседник. – В ответ на запрос, чтобы помочь найти ответы на эти вопросы, и стали появляться коучи и инфопродукты. Накладывается и тенденция того, что люди стали меньше читать. Большинство ленятся это делать самостоятельно и более охотно воспринимают уже «переваренную», сжатую и доступную информацию от других людей, умелых ораторов. Тренд начал расти и уходить в другие направления, такие как технические знания, развитие бизнеса».

При этом Жумашев признается, что знаком с такими инфобизнесменами, которые сами не преуспели ни в каком бизнесе, однако имеют уникальный ораторский талант передавать информацию другим людям. «Я понял: то, что он рассказывает, на самом деле основывается на большом числе книг и материалов, которые этот человек прочитал. Он рассказывает своим ученикам яркую выжимку из этих книг. При этом он хороший рассказчик с аналитическим складом ума. Если разобраться – а чем принципиально отличается такой человек от условного преподавателя в университете, который не занимался ядерной физикой в практическом поле, зато прочитал об этом все книги», – рассуждает собеседник.

В то же время, признает Жумашев, на рынке есть и «эксперты» с курсами, суть которых состоит в том, чтобы завязать на руке красную нить – и тогда якобы «энергия успеха» сама придет к тебе. В данном случае относиться к этому стоит разве что как к мошенничеству. «Но! Давайте представим – у человека есть запрос, он хочет чего-то достичь. Во всем этом многообразии менторов и коучей он может прийти к тому, кто является псевдоэкспертом. И самое удивительное… тот может ему помочь! Может сказать страждущему такие вещи, которые в его голове станут триггером и побудят обрести мотивацию, ориентир», – говорит собеседник. Поэтому, полагает он, здесь нужно подходить прагматично. Если даже такой инфобизнес не вытягивает из человека последние деньги, а преподносимая информация помогает найти какие-то ответы – не только о бизнесе, но в целом в поиске собственного «я», то почему бы и нет? На это ведь тоже нужен талант.

Заработают все

Айдар Баймахан – венчурный инвестор, член британской ассоциации финансистов, который в последние несколько лет занимается коучингом. Он убежден, что в ближайшие несколько лет с рынка информационного бизнеса уйдут «эксперты», продукты которых имеют иллюзорную ценность. «Так случилось, что блогеры стали первыми, кто воспользовался тремя вещами: digital-маркетингом, трендом на индивидуализацию образования и бесплатным доступом к многомиллионной аудитории в соцсетях. Уйдут те, кто не закрывают потребности рынка, а останутся крепкие эксперты с реальными знаниями и методологией обучения», – говорит собеседник.

Он отмечает, что сегодня в Казахстане зарегистрированы и являются активными пользователями двух самых популярных соцсетей – Instagram и TikTok – по меньшей мере 10,5 млн человек. В среднем, если хотя бы 10% этой аудитории приобрели за год информационный продукт стоимостью 100 тыс. тенге (усредненная цена по рынку), объем отечественного рынка «инфобиза» составляет порядка $220 млн в год. Баймахан добавляет, что это – оценочные показатели по самым заниженным прикидкам, в реальности же он бы оценил рынок не менее чем в $500 млн. «И эта цифра будет сильно расти. Ожидаю, что средний рост рынка составит как минимум 25–30% в год следующие пять лет и объем его может достигнуть порядка $2 млрд», – прогнозирует он.

Собеседник подчеркивает, что тренд на индивидуализацию требует все больше новых поставщиков знаний и новых методик. То есть спрос на новые лица постоянно растет. «Бесплатный доступ к социальным медиа дает возможность любому эксперту в какой-либо нише выйти во фриланс и предлагать свои знания. В Казахстане за 30 лет уже выросли целые поколения экспертов, работающих в компаниях и корпорациях, а также предпринимателей, которые хотят делиться накопленными знаниями, экспертизой и опытом, зарабатывая без существенных капиталовложений или инвестиций», – объясняет Баймахан.

С ним согласен маркетолог Магжан Нурмухаммед, который уже 11 лет работает в сфере информационного бизнеса. По его словам, несмотря на то что вводных данных для оценки не так много, можно судить по соседнему рынку РФ. «Самая большая платформа по размещению курсов там – GetCourse, оборот их клиентов за прошлый год составил порядка 150 млрд рублей, или $1,6 млрд. Понятно, что GetCourse – не весь рынок инфобизнеса, многие продают не курсы, а наставничество или же имеют свои платформы. В целом объем рынка в РФ может достигать $2,1 млрд», – полагает собеседник. По его мнению, отечественный рынок находится только на первом этапе своего развития и сейчас меньше российского примерно в 15 раз. «Потому что, во-первых, население значительно меньше; во-вторых, доходы населения ниже; в-третьих, доверие к рынку чуть меньше, чем в России. Соответственно, выходит около $143 млн за 2023 год. Это пока небольшой рынок с небольшим числом участников, но он постоянно растет», – говорит Нурмухаммед.

За всеми не уследишь

Сегодня в Казахстане продают свои курсы десятки тысяч активных интернет-пользователей. Продаются даже курсы по созданию собственных курсов. Кроме того, запускают наставничества и продают курсы даже весьма известные предприниматели, такие как Маргулан Сейсембаев (№33 рейтинга самых влиятельных бизнесменов Forbes Kazakhstan) или Бейбит Алибеков.

Бизнесмен и инвестор Бахт Ниязов считает, что даже несмотря на то, что инфобизнесом в Казахстане занимается множество людей, там немало качественной и ценной информации. «Понимаете, проблема не в тех, кто обманывает, выдавая себя за экспертов, а в тех, кто сам готов обмануться. Они же вкладывают деньги в пирамиды, верят в карты таро, платят за «волшебный» результат вместо того, чтобы работать над собой и делать маленькие шаги на пути к мечте, – рассуждает собеседник. – Хорошо, что есть обратные примеры: для меня это Маргулан Сейсембаев. Время от времени мы с ним общаемся по работе, и я очень многое выношу из этих встреч. Этот человек – легенда и вправе быть наставником для любого предпринимателя. Есть ведь такое понятие – инфлюенсер. Для меня это влиятельный и популярный человек, чьи компетенции бесспорны. Я, например, также уверен, что какие-нибудь учебные продукты Асель Машановой (предпринимательница, основательница бренда косметики LULU и клиники META Body. – Б.Т.) – полезные. Потому что вижу, какие бизнесы она построила, знаю, какая у нее компетенция в определенных сферах».

Ниязов убежден, что сферу инфобизнеса не нужно регулировать, просто надо научить людей различать полезный продукт от пустышки. «Это сделать сложно, поскольку иногда упаковка продукта может быть очень привлекательной, и людям сложно разобраться, что настоящее, а что фейк», – при этом признает он.

Жумашев поддерживает это мнение, но также подчеркивает, что инфобизнес должен быть той сферой экономики, которая, как и все, прозрачна и четко платит все налоги. «Регулировать при этом не имеет смысла, просить у коучей сертификаты и лицензии не нужно. Проще людям объяснять, какие курсы полезные, а какие нет. Инфобизнесмены должны приносить пользу экономике», – считает он.

К слову, регулировать сферу косвенно начали с прошлого года, однако без радикальных решений. По официальным данным, озвученным в ходе заседания Мажилиса РК, в 2021 году оборот инфобизнеса в Казахстане составил порядка 15 млрд тенге. Депутаты тогда заявили, что блогерам и инфлюенсерам «пора вносить свой вклад в бюджет страны». А в июле 2023-го президент РК подписал закон о регулировании интернет-платформ и онлайн-рекламы. Документ в том числе обязывает блогеров регистрироваться в качестве юрлица и нести ответственность за ложную информацию.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте