Фонд Transparency International оценил уровень коррупции в Казахстане

Ускорение темпов борьбы с ней связали с активизацией гражданского общества

30 января фонд по противодействию коррупции «Транспаренси Интернэшнл – Казахстан» представил обновленные данные Индекса восприятия коррупции (ИВК) за 2023 год – оценку, которая отражает глобальную борьбу с коррупцией по всему миру.

По итогам 2023 года Казахстан снова попал в ряд высококоррумпированных стран, по оценкам Transparency, набрав 39 баллов из 100 возможных (92-е место среди 180 стран). «Улучшение позиции на три балла по сравнению с прошлым годом объясняется прежде всего активизацией гражданского общества после Кантара, вынудившего государственные органы произвести некоторые улучшения в области антикоррупционных реформ, возврата активов и задержании высокопоставленных чиновников и их родственников. Страны, набравшие ниже 50 баллов, считаются высококоррумпированными, что препятствует экономическому развитию страны и социальному благополучию граждан», – отмечается в сообщении «Транспаренси Интернэшнл – Казахстан».

В отчете региональных советников Transparency International по Европе и Центральной Азии Алтынай Мырзабековой и Лидии Прокич, в частности, отмечается: «Казахстан (39 баллов) демонстрирует определенные успехи в борьбе с коррупцией, в том числе путем проведения правовых реформ и возвращения похищенных активов. Однако эти усилия сводятся на нет в условиях авторитарного режима наряду с недостаточной прозрачностью и независимостью судебной системы. Все это вместе с непрекращающимся давлением со стороны влиятельных политических элит создает благоприятную почву для процветания коррупции. Чтобы двигаться вперед, Казахстану необходимы антикоррупционные инициативы, которые были бы всеохватными, прозрачными и свободными от политического вмешательства, а также более широкие демократические реформы».

В целом отчет Transparency International охватил страны Восточной Европы и Центральной Азии. «На фоне повсеместного нарушения демократических принципов и ослабления систем правосудия коррупция выходит из-под контроля, поскольку такие институты, как полиция, прокуратура и суды, часто не в состоянии проводить расследования и привлекать к ответственности тех, кто злоупотребляет властью, – говорится в отчете. – В регионе, где война и инфляция усугубляют бедность, крайне важно, чтобы лидеры действовали ради общего блага. Вместе с тем можно привести бесчисленное множество примеров того, как государственные чиновники систематически оказывают влияние на политику и институты, чтобы усиливать свою власть и присваивать государственные средства. Там, где лидерам необходимо укреплять верховенство закона, поддерживать права и продвигать демократию, многие систематически нарушают эти принципы».

Согласно ИВК за 2023 год, большинству стран Восточной Европы и Центральной Азии не удалось продвинуться в борьбе с коррупцией, однако пять стран значительно улучшили свои показатели ИВК за последние 10 лет. «Это свидетельствует о том, что, несмотря на существенные проблемы, с которыми сталкивается большая часть региона, перемены возможны», – пишут эксперты.

Так, например, комментируя ситуацию в России (26 баллов), они говорят об укоренении коррупции. «Правительство повсеместно контролирует государственные институты, что позволяет чиновникам бесконтрольно злоупотреблять своей властью в колоссальных масштабах. Ослабление независимости судебной системы в России привело к росту безнаказанности за коррупцию, что серьезно подорвало доверие общества к системе правосудия. Система правосудия также используется режимом для подавления оппозиции и, следовательно, укрепления своей власти. В результате правящая элита получает возможность без ограничений преследовать свои честолюбивые замыслы, и продолжающаяся война России против Украины подтверждает, насколько опасными могут быть последствия, если власть выходит из-под контроля», – отмечают в Transparency International.

Рейтинг Украины (36 баллов) прибавил три балла в 2023 году, продолжив 11-летний рост. Война повлекла в Украине серьезные инфраструктурные сложности и проблемы в сфере государственного управления, что увеличило коррупционные риски. Важную роль сыграло приоритетное внимание к реформам системы правосудия, в том числе реструктуризация органов судебного самоуправления и укрепление независимости судебной системы. Меры по укреплению потенциала и независимости Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины (САП) в сочетании с национальной антикоррупционной стратегией и комплексной программой ее реализации обеспечили прочную основу для продолжающихся усилий по борьбе с коррупцией, считают в Transparency International. Прогресс также подтверждается активной деятельностью гражданского общества, которая привела к возобновлению требования к государственным служащим подавать электронные декларации об активах.

Государственные закупки в Украине проводятся преимущественно на конкурсной основе, что получило признание от Всемирного банка. Усилия правительства, особенно в сфере восстановления и реконструкции, сыграли важную роль в укреплении подотчетности и контроля.

«Несмотря на эти успехи, всё еще значительное число дел о коррупции в высших эшелонах власти вызывает серьезную обеспокоенность. Меры правительства по борьбе с коррупцией на высшем уровне, в том числе путем освобождения от должности и уголовного преследования, демонстрируют приверженность решению этой проблемы. Это также говорит о том, что существующие системы функционируют надлежащим образом и способны выявлять такие случаи. Вместе с тем они указывают на ряд сохраняющихся проблем и на то, что для полноценных реформ и европейской интеграции Украины необходимы устойчивые и всеобъемлющие антикоррупционные меры», – пишут эксперты.

Узбекистан эксперты выделили в регионе как страну, значительно улучшившую свой рейтинг в ИВК, с результатом 33 балла (+15 баллов с 2014 года). Среди основных мер называют создание агентства по противодействию коррупции, совершенствование законодательства и либерализацию экономики. «Важно отметить, что были введены правила и процедуры для обеспечения соблюдения этих законов, а против многочисленных коррумпированных чиновников были выдвинуты уголовные обвинения. Правительство также внедрило более строгие инструменты внутреннего контроля и аудита в министерствах и органах местного самоуправления, в том числе механизмы предотвращения взяточничества. И всё же авторитарный режим сопротивляется попыткам ввести принципы прозрачности и демократии, осуществляя контроль над законодательными и общественными институтами и используя систему правосудия для преследования недовольных. Это подпитывает коррупцию и подчеркивает необходимость всеобъемлющих реформ», – пишут в Transparency International.

В фонде отмечают, что всего за четыре года Кыргызстан (26 баллов) превратился из оплота демократии с динамичным гражданским обществом в консолидированное авторитарное государство, где система правосудия используется для преследования недовольных режимом. Это способствует процветанию коррупции, о чем свидетельствует снижение рейтинга страны в ИВК на пять баллов с 2020 года.

«Приход нынешнего президента Садыра Жапарова к власти усилил его контроль над страной. Его репрессивный и авторитарный стиль правления обернулся попранием процессуальных и конституционных норм, нарушением гражданских свобод и захватом демократических институтов, – сообщают исследователи. – Независимость судебной системы подорвана на всех уровнях – от национального до местного, в том числе оказывается влияние на процесс назначения ключевых судей и работу Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ), который играл ведущую роль в расследовании коррупционных дел. ГКНБ превратился в непрозрачный инструмент репрессий политических оппонентов независимых СМИ и критически настроенных блогеров».

Они добавляют: давление на правосудие в сочетании с неэффективным применением антикоррупционного законодательства подрывает верховенство права и препятствует эффективному рассмотрению коррупционных дел. Это способствует формированию культуры безнаказанности злоупотребляющих властью лиц на всех уровнях в государственном секторе.

«Другие авторитарные тенденции еще больше ослабляют подотчетность. К ним относятся значительное снижение прозрачности деятельности правительства, недопущение разоблачения правонарушений журналистами и общественностью, а также рост коррупционных рисков, – пишут в Transparency International. – Особую озабоченность вызывают недавно внесенные поправки в законодательство о государственных закупках, которые позволяют государственным и муниципальным предприятиям обходить тендерные процедуры и скрывать информацию о том, как осуществлялись закупки. Руководство Кыргызстана должно безотлагательно подтвердить приверженность демократическим принципам, обеспечить независимость судебной системы и эффективно применять антикоррупционное законодательство».

Резкое снижение рейтинга Турции (34 балла) на 8 баллов с 2015 года в Transparency International связывают с чрезмерным доминированием исполнительной власти и слабой системой демократических сдержек и противовесов. «Прогресс сдерживается неэффективными антикоррупционными законами, нежеланием обеспечивать их исполнение и недостаточной независимостью судебной системы. Трагические последствия землетрясения в феврале 2023 года показали, как цена коррупции порой выражается в человеческих жизнях», – отмечают эксперты.

В Азербайджане (23 балла), Таджикистане (20 баллов) и Туркменистане (18 баллов) сохраняются серьезные проблемы с коррупцией, считают в Transparency International. «Широко распространен авторитарный контроль правящих элит над государственными институтами, при этом коррупция служит целям удержания власти и уклонения от ответственности. Низкие показатели этих стран отражают системные недостатки государственного управления и отсутствие независимого надзора, когда коррупция процветает на разных уровнях общества и государства, на фоне чего попираются гражданские и политические права», – отмечают в фонде.

В Грузии (53 балла) коррупция указывает на более глубокую системную проблему – концентрацию власти и повсеместное влияние элит на государственные институты и процессы принятия решений, считают исследователи. «На протяжении уже нескольких лет в Грузии подрываются демократические устои, и в условиях усугубляющегося захвата государства коррупция в высших эшелонах власти превращает правительство в клептократов. Недавнее «возвращение» на политическую арену Бидзины Иванишвили, основателя правящей партии, –еще один признак того, что он сыграл ключевую роль в захвате государственных институтов. Когда-то Грузия считалась активным борцом с коррупцией, но теперь эта проблема стала одним из основных препятствий к вступлению страны в ЕС.

Несмотря на то, что по просьбе ЕС был создан новый антикоррупционный орган, его независимость находится под вопросом, и ему не были предоставлены полномочия по расследованию коррупции в высших эшелонах власти, которая по-прежнему остается безнаказанной. Очевидно, что без масштабных реформ в Грузии еще больше закрепится клептократический стиль правления», – считают в Transparency International.

За два года, последовавшие за «Бархатной революцией» 2018 года, Армения (47 баллов) пережила значительные демократические и антикоррупционные реформы. «Однако прогресс в борьбе с коррупцией застопорился, в первую очередь по причине ограниченного применения новых мер. В Армении, как и во многих других странах региона, существуют серьезные угрозы безопасности, однако у нее есть потенциал для преодоления этих трудностей и превращения сильной политики в эффективный контроль над коррупцией», – уверены в Transparency International.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте