Как Казахстан пытается стать средней державой, а мир – избежать мировой войны

68186

И почему ООН остро нуждается в серьезных реформах

Фото: © Владислав Семёнов

В начале июня в Астане прошел International Forum Astana – обновленная версия замолкшего в пандемию Астанинского экономического форума. Замена в названии слова «экономический» на «международный» отражает не только разность профессионального профиля инициировавших форумы президентов, но и спектр произошедших за последние полтора года геополитических перемен. Неизменной осталась только сумма бюджетных затрат – 1 млрд тенге. Правда, в 2019 году это было примерно $2,6 млн, а в этом – лишь $2,2 млн.

Если президент-хозяйственник делал ставку на ученых-экономистов, желательно Нобелевских лауреатов (соучредителем АЭФ был специально для этого созданный Евразийский клуб ученых), и звезд мира бизнеса, то стратегическим партнером форума президента-дипломата выступила ООН, а спикерами – заместитель генсека этой организации и глава комиссии по Азии и Тихому океану Армида Алисджабана, генеральный секретарь ОБСЕ Хельга Шмид, председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Маргарета Седерфельт, генсек ШОС Чжан Мин, главы ВТО и МВФ Нгози Оконджо-Ивеала и Кристалина Георгиева, а также ряд других высокопоставленных международных чиновников. Ключевыми темами обсуждений стали внешняя политика и международная безопасность, международное развитие и устойчивость, энергетика и изменение климата, экономика и финансы – под общим названием «Решение проблем посредством диалога: на пути к сотрудничеству, развитию и прогрессу».
Еще одно бросившееся в глаза отличие – резко уменьшившееся количество участников из РФ, в основных сессиях не было ни одного российского спикера. Зато растущее региональное сотрудничество было ярко продемонстрировано участием в пленарном заседании президента Кыргызстана Садыра Жапарова и премьер-министра Узбекистана Абдуллы Арипова.

Сходство, впрочем, тоже наблюдалось – на второй день, когда высокие гости перешли к двухсторонним и закрытым встречам, заметно опустевшие залы Конгресс-центра были в добровольно-принудительном порядке заполнены сотрудниками госкомпаний.

Вызовы и возможности

Выступление президента Казахстана носило все признаки месседжа, расставляющего точки над i в позиции Астаны по вопросам текущего геополитического кризиса, вызванного российским вторжением в Украину и ростом напряжения в отношениях США и Китая. «Мы являемся свидетелями процесса разрушения самого фундамента мирового порядка… Это, в свою очередь, побуждает увеличивать расходы на оборону, на новейшие вооружения, которые в конечном счете ничего не гарантируют – впервые за полвека мы столкнулись с перспективой применения ядерного оружия, – заявил Касым-Жомарт Токаев и тут же обозначил предпочтительные пути оздоровления: – ООН остается единственной универсальной глобальной организацией, которая объединяет все человечество. Между тем мы не добьемся успеха в решении нынешних вызовов без всеобъемлющей реформы Совета Безопасности ООН. Необходимо, чтобы голоса представителей «средних держав» в совете звучали более весомо и были услышаны». К этим самым средним державам, которые должны играть значительно большую роль в глобальной политике, он явно относит Казахстан. «Несмотря на геополитические потрясения, Казахстан продолжает служить экономическим локомотивом Центральной Азии. Мы продолжаем привлекать значительные иностранные инвестиции и обеспечиваем исключительные условия для ведения бизнеса… Хочу также подчеркнуть ключевую роль Казахстана в инициативе «Пояс и путь», которая способствует экономическому развитию и укреплению внутрирегиональных контактов… Мы активно участвуем в преодолении гуманитарного кризиса в Афганистане… Учитывая все эти факторы, сегодня мы можем сказать, что Казахстан является действительно глобальным, а главное, надежным торгово-экономическим партнером», – сказал президент. По словам Токаева, Транскаспийский международный транспортный маршрут, «связывающий Китай с Европейским союзом… позволит сократить время перевозки товаров через Индийский океан почти вдвое», а в Алматы «важно создать Региональный центр ООН по Целям устойчивого развития для Центральной Азии и Афганистана».

Президент РК попенял на возвращение «разделяющего нас блокового мышления», «санкции и торговые войны, ограничение доступа или изолирование от источников финансирования, а также контроль над инвестициями», которые «подрывают фундамент, на котором основывается глобальный мир и процветание последних десятилетий». Но завершил тем, что «необходимо прекратить идеологию войн и конфликтов» (последнее, впрочем, было исключено из текста речи, опубликованной на официальном сайте Акорды).

Возросшие амбиции Казахстана не остались незамеченными. «Видение Астаны не ограничивается тем, чтобы не стать участником соперничества великих держав в качестве младшего партнера той или иной стороны… Видно, что Казахстан проводит более активную внешнюю политику, стремится улучшить свое глобальное и региональное положение, став посредником в международном диалоге и сотрудничестве, а также региональным центром экономических инициатив… Выступление президента Токаева показывает, что Астана понимает не только вызовы, но и возможности, которые генерируют новые геополитические и гео­экономические события. Видна решимость Астаны укрепить международный статус Казахстана как средней державы… Астана также признает, что если она будет действовать своевременно и эффективно, то сможет обеспечить себе ключевое место в мировой торговле на маршрутах Восток – Запад и Север – Юг. Реализация этой возможности сделала бы Казахстан не только важным транзитным, но и торговым узлом. Однако эта перспектива зависит не только от показателей Казахстана. Экономическая и политическая регионализация в Центральной Азии имеет решающее значение для реализации этой перспективы», – комментирует турецкий Центр евроазиатских исследований (AVIM).

Реформы или смерть

Кажется, единственное, с чем согласны сегодня все политики и эксперты вне зависимости от страны происхождения – что ООН устарела и стала дисфункциональной. Генеральный секретарь Антониу Гутерриш недавно заявил, что ООН не смогла обеспечить свои ключевые функции в качестве сети глобальной безопасности. Участники дискуссии сходятся в том, что организация, созданная по итогам Второй мировой войны, продолжает отражать миро­устройство 80-летней давности – из пяти членов Совбеза с правом вето три европейские страны (одна, правда, называет себя евразийской), не представлены целые континенты – Африка и Латинская Америка и самая многонаселенная страна мира – Индия.

Фото: © Владислав Семёнов

«Безусловно, реформа крайне необходима, она даже слегка запоздала. Это станет темой следующего заседания Генеральной ассамблеи в сентябре, и мы ожидаем рекордное количество участников», – анонсировал помощник генсека ООН Мирослав Енча. Вопрос лишь – как это сделать, притом что противостояние ядерных держав, которые заодно являются постоянными членами Совбеза ООН с правом вето, вышло на беспрецедентно высокий уровень.

Давид Чикваидзе, проработавший в ООН 40 лет и возглавляющий секретариат генерального директора в Женеве, считает, что успех зависит от политической воли лидеров всех стран-членов: «Я не знаю, получится ли это. Но человечество достигло столького, что казалось когда-то невозможным. Сейчас не осталось возможности для ссор в песочнице – человечество направляется в достаточно плохом направлении, и очень быстро, это напоминает начало третьей мировой войны».

Один из вариантов реформирования Совбеза ООН, который обсуждается, – ввести в него все страны G20, Африканский союз, а также 14 региональных держав: всего 35 голосующих членов, но без права вето и без постоянного членства. Однако пока это цель, средства по достижению которой не найдены (с трудом можно представить ситуацию, при которой, например, нынешняя Россия откажется от права вето).

«Мне кажется, мир после февраля 2022 года уже не будет прежним. Сегодня глава МВФ дипломатично использовала термин «фрагментация» – экономическая, технологическая и геополитическая. Я не являюсь больше государственным служащим и потому становлюсь все более искренним. Думаю, сейчас очень плохой момент для многосторонних отношений. G8, куда за несколько лет до этого ввели Россию, была расширена до G20 по инициативе Евросоюза и президента Буша-младшего в 2008 году, когда уровень сотрудничества между странами был гораздо лучше. Сегодня мы наблюдаем недостаток доверия, и, боюсь, этот тренд будет продолжаться. Я озвучиваю это в надежде на то, что это не сбудется, но, мне кажется, ситуация будет становиться еще хуже в обозримом будущем», – заявил бывший глава Еврокомиссии Хосе Мануэль Баррозу. Вместе с тем, по его мнению, ООН не должна повторить судьбу Лиги Наций: «Не нужно ломать предыдущий мировой порядок для того, чтобы построить новый – все-таки лучше иметь эту организацию, чем не иметь вообще никакой. Поиск решения должен быть основан на глобальном верховенстве международного права, что означает уважение суверенитета других, национальной независимости и территориальной неприкосновенности. Что касается войны в Украине, мы должны выслушать все предложения, которые стремятся к поиску мира, должны продолжать диалог даже с теми, кого считаем врагами… Но – на основании международного права и тех принципов, которые мы все согласовали в рамках ООН».

Основатель и исполнительный директор Французского института стратегических исследований Тьерри де Монбриаль полагает, что риск развития ситуации вплоть до третьей мировой войны «пока не очень высокий, но реальный»: «Мне понравился один момент, который был озвучен президентом Токаевым – когда он говорил о необходимости реализма в международных вопросах. Это не равно цинизму, но нам нужно быть очень реалистичными… С точки зрения нашего института, существует реальный риск развития конфликта по вопросу Тайваня. Никто, конечно, в настоящее время этого не хочет, и Китай также к этому не готов, но тем не менее реальный риск существует. Что же касается войны в Украине, все пошло не по плану Путина, но вы знаете – когда начинается война, никогда не знаешь, куда она приведет. И третий момент – меня очень сильно беспокоит политизация и даже превращение в оружие торговли через процесс санкций».

Баррозу согласился с тем, что санкции не особенно эффективны, но альтернативой им является вступление в войну: «Я работал в Европейской комиссии, когда члены ЕС одобрили первый пакет санкций в отношении России после присоединения Крыма в 2014 году. Но если бы санкции работали, Северная Корея и Иран уже отказались бы от своих ядерных программ. Единственный пример, когда санкции имели эффект – против Южной Африки и ее режима апартеида. Но тогда их поддержал весь мир. Сейчас, когда идет война, в которой одна европейская страна является агрессором против другой, у нас есть три возможные позиции: ничего не делать, ограничиваясь дипломатическими жестами и коммюнике; вступить в эту войну; ввести санкции. Это не назовешь хорошим решением, но альтернативы еще хуже».

Тьерри де Монбриаль сослался на неназванного высокопоставленного китайского руководителя, который в приватной беседе сказал, что «третья мировая война уже идет». Если это и так, то представитель Китая на форуме, генсек ШОС Чжан Мин, никак не дал это понять. Он говорил о необходимости преодолевать «сложные изменения» путем переговоров и сотрудничества»: «Возможности помогают тем, кто к ним готов. Развивающиеся страны сейчас столкнулись с трудностями, но я уверен, что никто не хотел бы увидеть войну. Перед нами и без того стоит множество вызовов – ухудшение климата, угрозы неконтролируемого развития искусственного интеллекта… Все-таки надо продолжать уважать принципы и права каждой страны, вести диалог и привести все в порядок на основе справедливости и многосторонности. Немаловажным является экономический фактор – у голодного и сытого разные приоритеты. Ну и последнее – наш мир имеет множество культур и цивилизаций, и мы должны признавать право друг друга на это».

На этом фоне некоторое недоумение вызвало заключительное слово представителя принимающей стороны, председателя Конституционного суда РК Эльвиры Азимовой, которая призвала распространить на международные организации казахстанскую концепцию «слышащего государства» и укрепить глобальную безопасность... возрождением традиционных ценностей.

Война с правом вето

Что касается войны между Россией и Украиной, то пока реальных путей ее прекращения не просматривается, а непосредственные участники не проявляют никаких признаков готовности к переговорам. Эксперты полагают, что определенную роль могут сыграть третьи страны (в качестве возможных акторов назывались Турция и Южная Корея). Возможности международных организаций в таких случаях ограничены – ООН не может силой заставить соблюдать мир, если нет политической воли лидеров стран, создавших эту организацию, чтобы определить, куда она должна вмешиваться, на какой стадии и до какой степени.

Фото: © Владислав Семёнов

Впрочем, Россия стала не первым членом Совбеза ООН, пренебрегшим подходами многостороннего сотрудничества в этом веке. Участники форума напомнили о вторжении США в Ирак в 2008 году и атаке Франции на Ливию в 2011-м. Ведущий сессии «Будущее мультилатерализма во времена деглобализации» Рено Жерар из «Фигаро» предварил дискуссию высказыванием, что результаты действий западных стран без санкций ООН оказались плачевны: «Они создали огромные проблемы, которые до сих пор не решены. Французы были лидерами операции в Ливии, и наши действия повлияли не только на эту страну, но и на весь регион Сахель (саванный регион в Африке, включающий 12 стран с 300 млн населения. – Прим. ред.), где по-прежнему не утихают конфликты. Я надеюсь, что в будущем западные государства будут уважать многосторонний подход». Примером того, как мультилатерализм достигает прогресса в решении проблемы войн, спикер назвал нынешнюю ситуацию на Ближнем Востоке, указав на начало восстановления отношений Израиля с арабским миром, возвращение Сирии в Лигу арабских государств.

Генеральный секретарь Мусульманского совета ОАЭ Мохамед Абдель-Салам добавил к этому списку возобновление дип­отношений между Ираном и Саудовской Аравией при посредничестве Китая: «Мы действительно видим сейчас на Ближнем Востока культурный и интеллектуальный рост, сопровождающийся ростом политической мудрости».

Представитель ЮАР в БРИКС Анил Суклал напомнил, что в 1945 году, когда писались правила и положения ООН, в Африке было всего четыре независимых государства. Реформа организации, по его словам, должна отражать реалии 2023 года: «Мы хотим видеть ООН более сильной. Страны БРИКС входят в G20, но нам нужна реформа центральной системы. Говорилось о том, что мы не должны никого оставлять позади, но пандемия и ситуация с вакцинами показала, что пока это просто декларации». Спикер считает, что в период растущей конфликтности и нетерпимости важно продолжать сотрудничество по тем вопросам, где интересы сходятся. Например, в БРИКС успешно сотрудничают Китай и Индия, имеющие много серьезных противоречий вне этой организации. «Сегодня мир не может существовать без многостороннего подхода, альтернатив этому нет. Мы видели разрушение двухполярного мира, мы видим, как заканчивается однополярный мир, и мы больше не хотим этого. Нам нужен многополярный мир на основе международного права, который будет миром множества цивилизаций», – резюмировал Суклал.

Председатель парламентской ассамблеи ОБСЕ Маргарета Седерфельт согласилась, что нынешняя архитектура международного сотрудничества не отражает баланс сил. «В XX века доля стран ЕС в мировом ВВП составляла 60%, сегодня это 45%, а в следующие пять лет доля снизится до 43%. И, наверное, мы должны будем адаптировать к новой ситуации международные институты. Цель ОБСЕ не в том, чтобы стать универсальной, но региональные организации могут приносить пользу не только своему региону. Например, мы разработали конвенцию по предотвращению коррупции, что изменило поведение больших корпораций, и к нам присоединились страны, не участвующие в ОБСЕ. К нашим мерам по борьбе с уходом от налогов присоединилось более 100 стран, и это улучшает их налоговую базу. ОБСЕ – это не только Европа, это 57 стран от Ванкувера до Владивостока, – отметила спикер. – Но, наряду с вопросами безопасности, экологии и финансирования, не менее важны вопросы прав человека и демократии. Да, кроме войны в Украине, есть много других проблем, которые беспокоят мир, – нехватка продовольствия и энергии, инфляция. Однако пока Украина не вернула свои территории, парламентарии ОБСЕ будут ее поддерживать». Седерфельт считает, что с помощью посредничества и медиации можно достичь окончания войны лучшим способом: «Да, можно говорить о том, что мы не смогли предотвратить эту войну, но я хотела бы взглянуть на этот вопрос с другой стороны. Война – это атака на мультилатерализм, и поэтому в миссиях наблюдения сейчас должны работать все страны – участницы парламентской ассамблеи ОБСЕ, чтобы предотвращать жестокость и продвигать мир».

Власти Казахстана, судя по всему, хотят чего-то более масштабного. «ОБСЕ за последние годы не приняла ни одно решение ни в административной политике, ни в других форматах. Из-за войны и санкций механизмы ВТО потеряли свою силу. Мы также понимаем, что необходимо снижать ядерное присутствие. Сегодня отношения между крупными государствами в самом плохом состоянии с момента завершения холодной войны. Я не буду углубляться в причины данного процесса. Вместо этого хотел бы сфокусироваться на роли средних держав в данной ситуации. В такие времена они играют ключевую роль в том, чтобы продвигать мир на международной арене. Этот процесс уже начался… Средние державы укрепляют свое сотрудничество вне международных институтов… Они также показывают желание обсуждать климатические, социальные, гуманитарные и другие проблемы, которые оказывают влияние на людей по всему миру… И в этой новой парадигме очень важно отодвигаться от международной системы, которая была разработана вокруг больших государств… Нам нужны более эффективные системы и процедуры, чтобы продемонстрировать потенциал средних держав», – заявил преседатель сената парламента РК Маулен Ашимбаев. В доказательство он привел «астанинский процесс по Сирии» и прошлогодний Съезд мировых религий.

Что ж, с момента обретения независимости Казахстан постоянно пытался играть в мире более заметную роль, чем в итоге получалось и чем позволяли размеры и качество экономики. Но альтернатива попыток взбить масло из молока – стать расходным материалом в чужих войнах.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить