Что не так с реестром «иноагентов» в Казахстане

29150

Некоммерческие организации заявляют о нарушении законодательства в сфере защиты персональных данных

Фото: pixabay.com/succo

Почему публикация в Казахстане информации о лицах, получающих иностранное финансирование, противоречит закону, объясняли правозащитники на онлайн-брифинге 8 февраля. В курс дела журналистов ввела Светлана Ушакова, директор ОФ «Институт национальных и международных инициатив развития» (ИНМИР), эксперт в сфере развития гражданского общества. Она напомнила, что в середине 2023 года в Казахстане был опубликован реестр юридических, физических лиц и ИП, получающих средства из-за рубежа на деятельность, связанную со сбором, анализом и распространением информации.

- Всего в списке 249 пунктов, в подавляющем большинстве это некоммерческие организации, но есть фармацевтическая, инженерно-буровая компании и даже сыродельный комбинат, - развела руками эксперт.

Откуда они там взялись, объяснить просто: в реестр попали те организации, которые сами, добровольно, заявили о получении иностранного финансирования.

- Видимо, юристы сыродельного комбината сочли, что лучше на всякий случай передать в КГД данные о получении средств из-за рубежа, - с иронией предположила Светлана Ушакова.

Отчетность по иностранному финансированию казахстанские НКО сдают с 2016 года, напомнила спикер, однако внимание это привлекло только сейчас, когда реестр опубликовали в открытом доступе — согласно приказу Министерства финансов от 20 февраля 2018 года №240 «Об утверждении Правил ведения базы данных о лицах, получивших и расходовавших деньги и (или) иное имущество, полученные от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранцев, лиц без гражданства, а также их включения и исключения из базы данных».

В распространенных данных оказались ИИН физических лиц — всего их в реестре восемь из 249 (еще восемь - ИП). Как считают правозащитники, для гражданских активистов, которые попали в список «иноагентов», это несет угрозу личной безопасности, так как их ИИН опубликован вместе с указанием имени, отчества и фамилии.

- Знание ИИН дает доступ практически ко всем данным человека: адресу проживания, номеру мобильного телефона, банковской информации, медицинской информации и многому другому, - отметила докладчица.

Сотрудники ИНМИР провели опрос субъектов, занесенных в реестр, и выяснили, что многие почувствовали на себе негативное влияние: часть рекламодателей отказались от сотрудничества, ухудшилась деловая репутация, в соцсетях появились обвинения в ангажированности и зависимости от западных спонсоров, даже в непатриотизме и продажности.

- Наши выводы: в публикации реестра четко прослеживается политическая составляющая. Этот шаг, не имеющий юридических основ в казахстанской Конституции и законах, будет сужать гражданское пространство. Реестр могут использовать для контроля и оказания влияния на организации гражданского общества, - подвела итог исследованию Светлана Ушакова.

Казахстанские правозащитники попытались принять меры для отмены правил ведения реестра. В октябре 2023 года Роман Реймер – юрист, соучредитель ОФ «Еркіндік қанаты», подал иск в суд, требуя признать приказ Министерства финансов, согласно которому опубликовали реестр, незаконным в части разглашения персональных данных. Это противоречит ст. 18 Конституции РК и целому вороху законов, отметил Реймер. Однако процесс завершился 11 декабря проигрышем правозащитника.

- Согласно решению суда, персональные данные не такие уж персональные и не такая уж они тайна, - недоумевает Роман Реймер. - Получается, государство заботится о правах на приватность всех граждан Казахстана, за исключением этих восьми человек, которые попали в реестр. Решение, с моей точки зрения, максимально спорное.

В ходе судебного заседания выявили много моментов, что решение было принято без оглядки на закон и является дискриминационным, добавил юрист и сообщил, что подал апелляцию, которая будет рассмотрена в ближайшие дни.

Реестр будет пополняться каждые полгода, напомнила в свою очередь Светлана Ушакова, и непонятно, кто в него попадет, как и то, будут ли исключаться организации, если за прошедшие полгода они не получали финансирования из-за рубежа. Еще один вопрос — почему в реестр не попали представительства российских СМИ, работающие в Казахстане, или организации, финансируемые «Россотрудничеством».

- Российское финансирование как будто не считается, - недоумевает эксперт.

В качестве шагов по решению проблемы ИНМИР предлагает казахстанскому некоммерческому сектору объединить усилия для «формирования альтернативного нарратива». Проще говоря, распространять объективную информацию о том, что публикация и само по себе ведение такого рода реестра не соответствует как казахстанскому, так и международному законодательству, предложили в заключение организаторы брифинга.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить