Казахстан поднимут несырьевые транснациональные корпорации

Привлечение в страну мировых лидеров, не связанных с добычей сырья, поможет Казахстану быстро попасть в тридцатку развитых стран мира. К такому мнению пришел финансист Мурат Темирханов, специально для Forbes.kz изучив истории успеха других стран и сравнив их с проектом Концепции вхождения РК в ТОП-30

Иллюстрация: expo2017astana.com

Окончание. Начало см. здесь.

Forbes.kz публикует окончание материала о разработанной правительством Концепции вхождения Казахстана в топ-30 развитых стран мира, на которую должна будет ориентироваться республика, если документ одобрит глава государства.

Сбитая цель Концепции

Авторы Концепции вхождения Казахстана в топ-30 развитых стран мира написали в документе: «Несмотря на использование ряда общепризнанных характеристик, единых, универсальных подходов к определению развитости государства не существует». Поэтому в этом документе важно было дать правильное определение развитости государства, чтобы четко конкретизировать и оцифровать поставленные цели. В итоге правительство остановилось на следующем определении развитости: «Казахстан в 2050 году войдет в число 30 самых развитых стран мира по уровню доходов граждан и качеству жизни населения, с производительной и устойчивой экономикой». Далее эта общая цель разделяется на 13 ключевых показателей, которые Казахстану необходимо будет достичь к 2050.

Не знаю, почему правительство посчитало, что отсутствует четкое определение развитости государства. Оно очень простое. Развитость государства определяется его конкурентоспособностью в несырьевой части экономики. Сырьевая же часть не должна браться в расчет: ведь благосостояние испарится, как только закончатся природные ресурсы.

Конкурентоспособность несырьевой экономики означает, что она благодаря своей инновационности и производительности может устойчиво расти в долгосрочном горизонте (речь идет о нескольких десятках лет) на уровне гораздо выше стран, аналогичных по размеру и развитости. Такой высокий рост экономики автоматически будет означать и быстрый рост уровня доходов граждан и качества жизни населения.  

Считаю, что основная цель Концепции должна быть обозначена так: «Казахстан в 2050 году войдет в число 30 самых развитых стран мира по уровню доходов граждан и качеству жизни населения, с конкурентоспособной экономикой, независимой от экспорта сырья». Может показаться, что такое изменение несущественно, но это не так.

Например, в Концепции нет разделения производительности экономики между её сырьевой и несырьевой частями. Это неверно. Производительность сырьевой части обычно и так очень высока и может удвоиться без всяких усилий со стороны правительства, если просто вдвое вырастут цены на сырьё. С другой стороны, эта часть экономики может исчезнуть совсем, если истощится сырье или в мире исчезнет потребность в нём  -например, в результате развития новых технологий.

В несырьевой экономике складывается противоположная картина. Здесь, чтобы добиться высокого и стабильного роста производительности труда, нужно тратить громадные усилия всему обществу. Кроме того, очень важно научиться принимать правильные решения.

В связи с этим в Концепции необходимо пересмотреть все ключевые показатели, четко сконцентрировавшись на несырьевой экономике. В противном случае они не будут направлять нас на избавление от сырьевой зависимости. Таким образом, при неправильно поставленных целях любой детальный план действий теряет смысл. То есть, прилагая громадные усилия и тратя большие финансовые и человеческие ресурсы, мы будем топтаться на месте, оставаясь крайне зависимыми от продажи сырья.

Как попасть в 30 самых развитых стран с несырьевой конкурентоспособной экономикой?

Отвечая на этот вопрос, стоит опять вспомнить Майкла Портера, одного из признанных специалистов в сфере страновой конкурентоспособности. В 2005 правительство РК привлекло Портера для подготовки анализа и рекомендаций по конкурентоспособности Казахстана. В июне того же года он подготовил презентацию, актуальную и сегодня. По моему мнению, рекомендации и подходы именно этой презентации должны стать основой Концепции по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых государств мира. В своей Концепции правительство использовало лишь некоторые небольшие элементы и определения из анализа и рекомендаций Портера, но основная суть его идей была практически полностью выхолощена.

Интересно, что примерно в то же время Майкл Портер подготовил аналогичную презентацию по Норвегии, которая давно уже входит в 20 самых развитых стран (обе презентации можно посмотреть здесьF). Почему нам интересен норвежский анализ? Это связано с тем, что по численности населения, структуре экономики (сырьевая зависимость) и роли государства в рыночной экономике Казахстан очень похож на Норвегию. Причем наше правительство в Концепции особо подчеркнуло заинтересованность в опыте этой скандинавской страны.

Здесь я бы посоветовал разработчикам нашего документа внимательно изучить норвежскую презентацию Портера. Основная его посыл прост: конкурентоспособность несырьевой части экономики Норвегии ниже, чем в среднем по Европе (и прежде всего ниже, чем у соседей-скандинавов, которые близки стране фьордов своей культурой, размерами, географическим положением и уровнем развития экономики). Это означает, что, если Норвегия ничего не изменит кардинально, после истощения природных ресурсов она быстро вылетит из топ-20, поскольку не сможет поддерживать свой рост, как это делают другие страны, не имеющие сырьевой зависимости.

В своей презентации Портер особо подчеркнул: норвежское правительство не имеет четкого понимания того, что у страны – проблемы с конкурентоспособностью, и поэтому нет ясных решений, что нужно менять. Судя по анализу 2012 года (его вы можете найти по той же ссылке – F), за минувший срок в этом направлении у норвежцев радикальных изменений не произошло, а конкурентоспособность несырьевой части экономики продолжает снижаться. Для меня очевидно, что Казахстан и Норвегия находятся в ловушке «богатства от природных ресурсов».

Сравнивая казахстанскую и норвежскую презентации Майкла Портера, я нашел повод раскритиковать отечественную Концепцию по множеству позиций. Я хотел бы остановиться на двух моментах.

В одну телегу впрячь не можно кластерный подход и индустриализацию

В норвежской презентации Портер описал разницу между индустриализацией и кластерным подходом с точки зрения развития конкурентоспособности страны. Изучение этой разницы – отдельная большая тема, по которой можно написать много статей, поэтому я сразу перейду к выводам. Политика индустриализации, описанная Портером, - это один в один то, что делалось первые 5 лет в рамках госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР) в Казахстане. Так вот, Портер считает такую политику индустриализации в корне неверной. Вместо неё Портер предлагает кластерную политику, которая имеет противоположные, не совместимые с индустриализацией подходы к развитию конкурентоспособности.

С 2005 наше правительство умудрялось внедрять в экономику оба этих несовместимых подхода. Как по кластерным планам, так и по программе ФИИР - результатов никаких. Доля несырьевых продуктов как в ВВП, так и в экспорте страны продолжает снижаться.

Нурсултан Назарбаев в «Стратегии 2050» дал четкое поручение правительству: «Ключевым инструментом ее (Стратегии – F.) реализации должен стать кластерный подход… Поэтому стоит не менее важная и сложная задача – новое организационное оформление кластерного развития. Изначально мы определили семь пилотных кластеров. Сейчас с учетом международной практики и нашего опыта мы должны кардинально скорректировать кластерную политику». Интересно, что в Концепции и речи нет о новом организационном оформлении кластерного подхода. Вместо кластеров Концепция вдруг вводит новый термин - «экосистема».

В целом создается впечатление, что, готовя Концепцию по вхождению в топ-30, правительство напрочь забыло, что говорилось в Концепции формирования перспективных национальных кластеров РК до 2020 года, которую оно само же и утвердило в октябре 2013. К слову, концепция по кластерам получилась, на мой взгляд, довольно неплохой.

Проблема не в идеях, а в их реализации

Согласно Майклу Портеру, конкурентоспособность страны основана на долгосрочном росте производительности труда, капитала и ресурсов. Концепция один в один повторяет это утверждение, используя вместо слова «конкурентоспособность» термин «экономический рост».

Далее Портер говорит, что для повышения конкурентоспособности (производительности) экономики абсолютно не важно, кто владеет компаниями, которые и создают эту самую конкурентоспособность. С этой точки зрения, для развивающихся стран (особенно для тех, кто поднимает конкурентоспособность нересурной экономики с нуля) крайне важно создать условия для привлечения крупнейших транснациональных компаний (ТНК), не связанных с добычей сырья. Для стран с небольшим населением это, пожалуй, единственный путь быстрого получения передовых технологий и know how. Именно вокруг таких ТНК и других лидеров производства и нужно организовывать кластеры. Они не только создадут благоприятные условия для таких лидеров, но и позволят поднять свой уровень до мирового менее развитым участникам кластера.

С этой точки зрения интересно прочитать детальное исследование причин устойчивого и очень высокого роста экономик трех небольших стран – Сингапура, Финляндии и Ирландии, которое было проведено Всемирным банком в 2012.  Обсуждение причин успеха этой тройки - отдельная и очень интересная тема (желающие могут прочитать само исследование здесь - F). Хотел бы только отметить, что для Сингапура, Ирландии и чуть в меньшей мере для Финляндии именно привлечение высокотехнологичных ТНК стало ключом к успеху.

Что может привлечь ТНК в нашу страну? Несмотря на то, что у нас нет выхода к морю, наше географическое положение можно считать достаточно неплохим. Мы граничим с таким крупными рынками, как Китай и Россия. Мы находимся на «шелковом пути» между КНР и Европой. Мы богаты природными ресурсами. Но на этом преимущества, судя по всему, заканчиваются. Сегодня Казахстан совершенно непривлекателен для ТНК, не связанных с добычей сырья.

Наша транспортная и логистическая инфраструктуры очень далеки от мировых стандартов. Уровень зарплаты в РК сегодня выше, чем у соседей (кроме России). Стоимость ведения бизнеса тоже выше (опять же кроме РФ). Помимо этого, у нас масса других проблем и ограничений. Среди них - отсутствие технических специалистов, лимиты на иностранную рабочую силу, требования по выравниванию заплат с иностранцами, по «местному содержанию» в закупках товаров и услуг, принуждение к обязательному членству в Национальной палате предпринимателей, единый профсоюз, маленький внутренний рынок, высочайший уровень коррупции… Этот список можно продолжать и продолжать.  

Считаю, что вопрос привлечения в Казахстан ТНК, не связанных с добычей сырья, должен стать одним из ключевых в Концепции. Однако в ней нет об этом ни слова.

Недостатков проекта Концепции гораздо больше, чем я перечислил в двух своих статьях. Очень надеюсь, что администрация президента вернёт его на доработку и инициирует обсуждение путей развития конкурентоспособности страны в СМИ, в том числе государственным и партийным. Иначе для чего тогда вообще нужны эти медиахолдинги, если они хранят молчание по таким жизненно важным для страны вопросам?

В заключение хочу сказать, что торопиться с утверждением пошаговых действий, направленных на развитие страны в будущем, ни в коем случае нельзя. Может быть, стоит опять нанять команду Майкла Портера? Но он работал на нас 9 лет назад, а где результат? Похоже, главная наша проблема заключается в том, что, если даже кто-то разработает очень хороший документ, правительство так и не сможет довести его до ума.

P.S. В письме, направленном в редакцию сайта, автор особо отметил, что всё изложенное в этой статье – исключительно его личное мнение.

 От редакции Forbes.kz. Предлагает читателям продолжить дискуссию на тему конкурентоспособности Казахстана на нашем сайте. Ждем ваших комментариев и предложений.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


финансист

 

Статистика

15974
просмотра
4
комментария
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

4 комментария

erla

«Имея таких соседей нужно очень постараться стать конкурентной страной, думаю единственный путь это создание вокруг месторождений создать центры производства с неоспоримыми преимуществами. И конечно же - кадры решают все! »

16 января 2014 в 22:29
angry_man

«Здесь оценка итогов развития одного из пилотных казахстанских кластеров, которые были рекомендованы как перспективные в 2005 не без участия Портера http://kidi.kz/press/news/168-klasterizaciya-mashinostroeniya-nachalo.html»

17 января 2014 в 15:20
angry_man

«Ссылка в моем первом комменте, частично подтверждает тезис автора, о необходимости привлечения ТНК, но не только для получения передовых технологий и ноу-хау, а в первую очередь для встраивания в их цепочки поставок и каналы сбыта. Передовые технологии на первом этапе не отдаст никто. »

17 января 2014 в 15:30
Daur

«У меня возникает вопрос, ПОЧЕМУ мы не можем просто оглянуться, увидеть и начать производство всего того, чего мы не производим. Что мешает нам приступить к производству. Надо производить и поддерживать, производить и при этом поддерживать своего производителя. Постараться заполнить свой внутренний рынок. И чем быстрее начнем, тем дальше уедем.»

17 января 2014 в 17:21