«Энергия будущего» превратит ЭКСПО-2017 в ЭКСПО-2024

Нацкомпания «Астана ЭКСПО-2017», как стало известно Forbes.kz, разработала стратегию своего развития. Планируется, что после проведения выставки компания не ликвидируется, а разрастется и наплодит «дочек». Одна из них займется созданием технопарка для выработки «энергии будущего». Под эту пока неизвестную науке субстанцию пойдут деньги, вырученные от аренды площадей ЭКСПО

Иллюстрация: expo2017astana.com

Есть жизнь после выставки

Примечательно уже само по себе название стратегии нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» (нам удалось ее изучить), где обозначен срок – 2015-2024 годы. Таким образом, после проведения выставки деятельность компании отнюдь не закончится. Она, можно сказать, только начнется. Это подтверждает старую бюрократическую истину о том, что нет ничего более постоянного, чем временное. А также свидетельствует, что проектное управление, которое все шире распространяется в развитых странах, на казахстанской почве не приживается.

Как сделали бы на западе? Собрали проектную команду, провели выставку, подвели итоги и распустили проект. Но если у нас создается компания, которая обзаводится штатом, офисом, автопарком - а вдобавок еще и стратегией – то это всерьез и надолго. И завершение проекта здесь уже роли не играет.

Что примечательно, в стратегии «Астана ЭКСПО-2017» вообще основное внимание уделяется именно поствыставочному периоду. По поводу самой выставки поставлены лишь ключевые цели. Во-первых, сдать к концу 2016 все объекты ЭКСПО-2017 общей площадью 303 тыс. кв. метров. Во-вторых, обеспечить участие в выставке более 100 стран. В-третьих, добиться, чтобы ЭКСПО-2017 посетило не менее 2 млн человек, а общее число посещений составило 5 млн.

Обойдемся без иностранцев

Самое поразительное, что в стратегии не ставятся цели касательно посещений выставки иностранными гражданами. Хотя именно это является сутью ЭКСПО – привлечь как можно больше посетителей из разных стран. Без этого выставка теряет и коммерческий, и тематический смысл. Что толку собирать участников из 100 государств, если все их достижения будут смотреть жители только одной страны?

Количество иностранных гостей – это, по сути, единственный показатель, по которому можно оценивать эффективность работы организаторов. Введенные в эксплуатацию квадратные метры – это чисто строительный вопрос. Отечественные посетители – тоже не показатель, поскольку при использовании административного ресурса не составит большого труда нагнать на выставку студентов, школьников, бюджетников. А вот привлечение иностранных туристов характеризует способность организаторов продать на глобальном рынке продукт под названием ЭКСПО-2017. Если не удалось продать, то все остальные результаты – это псевдоитоги. Количество квадратных метров тогда уже не будет иметь никакого значения.

Понятно, что менеджмент нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» поступил крайне осмотрительно, не ставя целевых показателей по привлечению иностранных посетителей – их реальное количество будет слишком невелико. Но это то же самое, как если бы «Казмунайгаз» в своей стратегии не ставил целей по добыче нефти и увеличению ее запасов, а КТЖ – по увеличению перевозок.

Нет в стратегии и цели обеспечить возмещение расходов на подготовку и проведение выставки полностью или хотя бы частично.

Между Силиконовой долиной и Сколково

Если вы думаете, что нацкомпанию «Астана ЭКСПО-2017» создали для подготовки и проведения международной специализированной выставки, то глубоко ошибаетесь. Все ее стратегические помыслы обращены куда выше - планируется создать научно-технологический парк развития технологий «энергии будущего». А нацкомпания «Астана ЭКСПО-2017», соответственно, возьмет этот технопарк под крыло.

В структуру парка войдет, в первую очередь, блок инкубирования инновационных стартапов. Как следует из стратегии, основной функцией бизнес-инкубаторов является не обеспечение стартапов офисами, а решение трех других ключевых задач – обучение бизнес-навыкам, привлечение финансирования и создание горизонтальных связей.

Также будет создан Фонд финансирования развития научно-технологического парка. Он будет пополняться за счет средств от сдачи в аренду офисной и жилой недвижимости, созданной в процессе подготовки к ЭКСПО-2017,  а также торговых площадей и подземного паркинга. Туда же пойдут деньги от концессии на строительство торгового центра, дополнительных торговых площадей, спортивного комплекса, гостиниц, дополнительной жилой застройки городка ЭКСПО-2017. Наконец, в фонд поступят средства, которые предполагается выручить от сдачи в аренду офисных, лабораторных и производственных площадей и оказания комплекса бизнес-услуг резидентам технопарка.

Уже к 2018 число резидентов технопарка составит 35, а к 2023 достигнет 87. Объем инвестиций за это время вырастет с 136 млрд тенге до 475 млрд тенге, их доходность планируется не ниже 20%.

Вполне ожидаемо, что среди заказчиков технопарка на первом месте стоят национальные компании, взаимодействие с которыми будет осуществляться «через разработку заказных инноваций в области технологий «энергии будущего» под конкретные потребности производства». Иными словами, именно деньги нацкомпаний станут той энергией, которая будет питать будущий технопарк. Заказы со стороны частных предприятий представить себе довольно трудно. В стратегии, собственно говоря, даже не предпринимается попытка проанализировать потребности рынка в таких разработках. 

Наследники ЭКСПО

Другая часть жизни после выставки будет связана с использованием объектов, для которых придуман искрометный термин - «наследие ЭКСПО-2017». А наследие это, как ожидается, будет настолько обширным, что для управления им создадут отдельную компанию, которая будет выступать оператором коммерческой недвижимости.

Эта компания будет получать рентный доход от сдачи в аренду площадей, переходящих в ее собственность при реализации концессионных соглашений с застройщиками. Из этого дохода 3% она будет оставлять себе на покрытие текущих расходов, 15% пойдет в пользу другой новой конторы - «Строительно-инжиниринговой компании» (к ней мы еще вернемся). Остальные деньги, то бишь 82% рентного дохода, будет поступать в Фонд финансирования развития научно-технологического парка.

Планируется, что в 2018 выручка от сдачи в аренду коммерческих площадей ЭКСПО составит 36,4 млрд тенге, но к 2023 она вырастет лишь на 400 млн тенге.

Уже упомянутая «Строительно-инжиниринговая компания» займется «эксплуатацией и комплексной интеграцией технологий «энергии будущего» в городскую среду». Далее в стратегии поясняется, что она будет внедрять технологий Smart City в городской среде. Хотя на самом деле «энергия будущего» и технологии Smart City далеко не тождественны. Видимо, четкого понимания продуктов, которые будет выдавать эта компания, еще нет. Понятно лишь одно – она прочно подсядет на финансирование из столичного бюджета, выполняя различные заказы, связанные с городским хозяйством. Причем это финансирование будет быстро расти. В 2018 объем услуг «Строительно-инжиниринговой компании», как ожидается, составит 10 млрд тенге, а к 2023 он подскочит до 30 млрд тенге, то есть почти догонит доход от сдачи в аренду коммерческих площадей ЭКСПО.

Бюджет как энергия будущего

Таким образом, будет создано четыре дочки нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017»: оператор недвижимости, «Строительно-инжиниринговая компания», управляющая компания научно-технологического парка и Фонд финансирования развития научно-технологического парка. Часть объектов, которые останутся после выставки, будут использованы для размещения стартапов, связанных с «энергией будущего». Остальные площади будут сдаваться в аренду, и прибыль будет также инвестироваться в развитие технологий «энергии будущего». Продукты, выдаваемые стартапами, станут внедряться в столичном хозяйстве.

Теоретические все выглядит убедительно. Но в этой схеме не хватает главного - связи с рынком. По сути, все замыкается на государственный сектор. Он будет основным заказчиком технологий. И он, возможно, станет одним из ведущих арендаторов площадей. Видения того, какие продукты, связанные с «энергией будущего», сможет производить новый технопарк, и того рыночного сегмента, который они могут заинтересовать, в стратегии нет. В ней подразумевается, что стоит только обеспечить площади и финансирование, а за рождением востребованных технологий дело не станет. Но так не бывает. Без понимания рыночного спроса любая стратегия нежизнеспособна. 

Технопарков в Казахстане уже создано немало. И разработку технологий «энергии будущего» можно было без проблем проводить в рамках одного из них. Так стоит ли строить под ЭКСПО целых 330 тыс квадратных метров, если нет ни цели по привлечению иностранных посетителей, ни конкретного продукта для дальнейшей раскрутки?

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

10599
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.