На правах рекламы

Что не так в претензиях антимонопольщиков столицы к Казахтелекому

В конце прошлой недели пресс-служба Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Казахстана распространила пресс-релиз, согласно которому компании грозит штраф в более чем 560 млн тенге за якобы навязывание более 50 потребителям Алматы услуг интернета и связи без их согласия

ФОТО: архив пресс-службы

Между тем, как сообщили в компании, речь идет о нарушениях, которые были исправлены за полгода до судебных претензий со стороны антимонопольщиков - и сейчас антимонопольный орган в судебном порядке фактически пытается заставить Казахтелеком платить за вовремя произведенный перерасчет абонентам.

В субботу, 1 августа, антимонопольное ведомство сообщило о том, что по итогам судебных разбирательств вступило в силу судебное решение, подтвердившее законность начала антимонопольного расследования в отношении АО «Казахтелеком» по фактам навязывания потребителям платных услуг без их согласия.

«В настоящее время Казахтелекому направлены результаты расследования, где, по мнению антимонопольщиков, имеют место многочисленные факты навязывания более 50 потребителям Алматы услуг интернета и связи без их согласия в среднем по 4000 тенге на каждого, до начала расследования Казахтелекому предлагалось добровольно устранить признаки нарушений и вернуть средства потребителям. Согласно результатам расследования размер предполагаемого штрафа превысит 560 млн тенге», - говорится в распространенном сообщении.

Отметим, что с конца 2018-го по февраль 2019 года в антимонопольный орган действительно поступали соответствующие жалобы от 11 абонентов города Алматы, которые были перенаправлены территориальным органом в Казахтелеком. Законодательство предполагает, что у компании есть возможность устранить нарушения без открытия в отношении ее расследования – и Казахтелеком этим правом тогда воспользовался. Компания еще до вынесения уведомлений и начала расследований произвела перерасчет всем абонентам-заявителям, о чем антимонопольный орган был поставлен в известность.

Более того, телеком-оператор в этот же период самостоятельно выявил еще 32 абонента, которым были подключены допуслуги без их согласия – и без давления сверху произвел перерасчет и им, о чем также сообщил в антимонопольный комитет в феврале 2019 года. А в октябре прошлого года антимонопольщики вдруг подняли эти сведения вновь – и потребовали от Казахтелекома устранения нарушений, которые на самом деле были устранены более полугода назад. Причем это требование было выдвинуто не алматинским территориальным антимонопольным органом, а столичным департаментом, который к ситуации в Алматы отношения не имел.

Естественно, что в суде первой инстанции, где были скрупулезно изучены все обстоятельства дела, антимонопольщикам в возбуждении расследования в отношении компании отказали – специализированный межрайонный экономический суд Нур-Султана здраво рассудил, что раз компания устранила имевшие место инциденты вовремя и в соответствии с законодательством, следовательно, и оснований для расследования в отношении ее нет. Апелляционная же инстанция приняла сторону госоргана, но только в части согласия на проведение расследования – решения о виновности Казахтелекома нет нигде, кроме как в пресс-релизе антимонопольного органа.

Мурат Оспанов
Мурат Оспанов

За этой ситуацией внимательно следила национальная палата предпринимателей Казахстана «Атамекен». Заместитель директора департамента общественного мониторинга и работы с административными барьерами Мурат Оспанов пояснил, почему НПП в данной ситуации поддерживает телеком-оператора и считает, что действия антимонопольного органа могут повлечь за собой серьезные негативные последствия для всех компаний, работающих с большой абонентской базой.

- Наша задача – осуществлять защиту субъектов бизнеса, и мы видим опасность подобного поведения госорганов по отношению не только к Казахтелекому, а к любым организациям, которые работают с большим массивом абонентов: к энергоснабжающим, к любым коммунальным предприятиям, - говорит Оспанов. - Получается, что антимонопольный орган, если перед ним будет поставлена задача провести расследование в отношении какого-либо предприятия, может просто поднять старые свои подшивки обращений, собрать оттуда 5-10 заявлений – и заявить, что в действиях предприятия вновь усматриваются признаки нарушений. Создается очень нехороший прецедент по отношению ко всем предприятиям, вне зависимости от отрасли – это могут быть и телеком-операторы, и поставщики электроэнергии и воды, и предприятия, работающие с утилизацией бытовых отходов. Этот прецедент приведет к тому, что госорган в последующем может просто ранее рассмотренные обращения, по которым уже получен ответ, поднимать заново и делать из этого основания для проведения проверок. Это чревато последствиями для всего бизнеса, работающего с большой абонентской базой, поэтому национальная палата предпринимателей поддерживает Казахтелеком и участвует как третья сторона в судебных процессах, - добавил он.

Не менее странно выглядит решение антимонопольщиков озвучить сумму предполагаемого штрафа: во-первых, для того чтобы появились основания для штрафа, суд должен признать компанию виновной в совершении нарушений. Но соответствующего судебного решения нет – есть только судебное решение о наличии оснований для проведения в отношении оператора расследования, и факты нарушений еще никто не установил - проверка длится более 9 месяцев и не завершена до сих пор. То есть антимонопольщики берут на себя функцию суда, объявляя Казахтелеком виновным априори. Во-вторых, исчисление размеров штрафа – это опять-таки прерогатива суда, которую на себя примеряют авторы пресс-релиза. Ну и в-третьих, есть такие понятия, как «коммерческая тайна» и «служебная тайна», о существовании которых в антимонопольном ведомстве, похоже, просто не ведают.

- Исчисление суммы штрафа остается исключительной прерогативой суда, только суд может сказать, какая сумма может быть взыскана, но суд приступает к исчислению суммы штрафа только после того, как вина предполагаемого правонарушителя будет доказана, - напоминает Оспанов. – И тут важно понимать, что антимонопольное законодательство не фиксирует суммы штрафов, суммы штрафов здесь оборотные, то есть санкция предусматривает в случае, если вина будет доказана, административный штраф в размере 5% от дохода, полученного в результате монополистической деятельности. Штраф - оборотный от дохода, а информация по доходу является коммерческой или служебной тайной, в обязанностях должностных лиц указано, что они не имеют права распространять сведения, полученные в ходе расследований. И само упоминание суммы, какой бы то ни было, можно расценивать как разглашение информации, полученной в результате своей контрольной деятельности, - отмечает он.

Есть и еще несколько нестыковок в этом противостоянии телеком-оператора и антимонопольного ведомства: несмотря на то что все обращения, к которым апеллирует антимонопольное ведомство, касаются товарного рынка Алматы (антимонопольный комитет в течение расследования, длящегося более 9 месяцев, не установил иных абонентов, которым Казахтелеком намеренно подключил допуслуги), расследование осуществляет столичный департамент антимонопольного комитета. Хотя рамки его компетенции строго очерчены пределами рынков столицы, более того, расследование проводится в отношении головной компании, хотя очевидно, что факты, на которых базируются претензии антимонопольщиков, касаются исключительно алматинского филиала компании.

Но это уже детали, основная проблема состоит в том, что, не имея на руках доказательств новых и - самое главное - массовых нарушений прав абонентов со стороны Казахтелекома, госорган обращается к «нафталиновым» и уже улаженным более года назад единичным обращениям абонентов, не имеющих претензий к компании. И берет при этом на себя целый ряд функций суда – вот это, пожалуй, действительно «нехороший» прецедент для всего казахстанского бизнеса.

Отметим, что сейчас в Верховном суде республики рассматривается ходатайство Казахтелекома по пересмотру дела в кассационном порядке, и там все обстоятельства этого противостояния будут вновь, как и в экономическом столичном суде, проштудированы во всех подробностях. Перспективы антимонопольного ведомства выглядят весьма призрачными в этом случае, в связи с чем, видимо, и произошел слив информации и по гипотетическим размерам штрафов, и по преждевременному признанию компании нарушителем. Однако такое поведение госоргана вполне можно расцениваться и как давление на суд, так что не совсем ясно, кому пресс-релиз от антимонопольного комитета нанес больше вреда.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2969 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
26 октября родились
Ораз Жандосов
директор Центра экономического анализа "Ракурс"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить