Стив Форбс: При иной налоговой политике богачей было бы в 10 раз больше

Если бы правительства, в особенности США, придерживались разумных монетарных, бюджетно-налоговых и регуляторных политик на протяжении последних 40 лет, количество миллиардеров в мировом масштабе приблизилось бы к 20 000, что в 10 раз больше, нежели 2043 в нашем списке

Топ-10 участников рейтинга Forbes.
Фото: nydailynews.com
Топ-8 участников рейтинга Forbes.

Создание материальных благ, как овощи, деревья, фрукты и цветы, наилучшим образом процветает в мягком климате. С 1970-х же часто применялись неразумные политики.

Деньги на сегодняшний день - самая неверно понимаемая тема. До сих пор среди экономистов своего рода священным писанием является вера в то, что управление предложением и ценой денег может управлять экономикой аналогично рулю автомобиля. В реальной же жизни единственный вопрос о монетарной деятельности центральных банков: как много вреда они причиняют? Показательный пример – Федеральный резерв, чьи выходки со времен экономического кризиса 2008–2009 душат экономику США.

Деньги не есть богатство. Они облегчают процесс покупки и продажи товаров и услуг, чью ценность измеряют, подобно тому как часы измеряют время. Их действие аналогично действию квитанции на получение чего-либо. Золотой стандарт, от которого Штаты отказались в 1971, поддерживал стабильность валют лучше, чем любая другая система. Устойчивые деньги стимулируют инвестиции, без которых невозможно создание материальных благ.

Налоги – это бремя. Высокие ставки препятствуют экономическому росту. Когда Европа ввела налог на сверхпродажи, назвав его налогом на добавленную стоимость (НДС), в конце 1960–1970-х, наряду с заоблачными подоходными налогами, темпы роста резко упали.

Насущный вопрос: совершат ли США ошибку, аналогичную европейской, установив квазиНДС в размере 20%, известный как «урегулирование таможенных пошлин»? Невероятно, но многие в Республиканской партии продвигают налоги, направленные против работающих семей. Постановления, крушащие экономику, распространяются как сорняки. К счастью, администрация Трампа кажется серьезно настроенной на войну против таких налоговых эквивалентов.

Смерть гиганта

 

Майкл Новак, недавно скончавшийся в возрасте 83 лет от рака кишечника, был философом и теологом высшего порядка. Его труды о капитализме, демократии и религии имели огромное влияние в 1980-х и 1990-х. Фактически в них приведены важные интеллектуальные обоснования, приведшие к закату коммунизма. Идеи – это линзы, сквозь которые люди смотрят на мир, осознают они это или нет, а очки от Новака были необходимы для великого расцвета демократии и свободной торговли в конце XX – начале XXI века. Новак консультировал Иоанна Павла II и Бенедикта XVI по вопросам нравственности свободных рынков. Маргарет Тэтчер неоднократно признавала, что ее взгляды на моральные основы капитализма претерпели влияние Новака. Книги Новака контрабандой провозились в коммунистические страны.

Как это ни прискорбно, из-за вопиющих политических ошибок лидеров и экономистов свободного мира, совершенных в последние годы, капитализм находится в затруднительном положении, свободная торговля объявлена врагом человечества и мировая стабильность разваливается пугающим образом. Как мы уже наблюдали в 1930-х и в меньшей степени в 1970-х, экономическая стагнация, кажущаяся пастве демократически избранных лидеров необъяснимой, порождает еще более неприятные последствия.

В годы своей молодости Новак стремился стать священником и для этого посещал специальную школу в Нотр-Даме. Позже он оставил этот путь и после получения степени магистра истории и философии религии в Гарварде обратился к науке и политической деятельности. Он начал как приверженец левых взглядов – работал на Джорджа Макговерна в ходе его катастрофической кампании 1972 против президента Ричарда Никсона, а затем быстро перешел в ряды правых, будучи убежденным, что «левые ошибались насчет практически каждого серьезного вопроса нашего времени».

Что еще более впечатляет, Новак стал рассматривать коммерцию в новом свете, тогда как раньше считал, что «бизнес – просто покупка и продажа, простое торгашество в конечном счете». Он писал: «В отношении снижения уровня бедности и избавления от давящей тирании… возможно, наша последняя, лучшая надежда заключена в этой во многом презираемой системе. Капитализм учит людей проявлять инициативу и воображение, работать командами, любить и почитать закон; более того, он заставляет людей полагаться не только на себя и свои собственные моральные качества, но и распознавать такие качества в окружающих, свободно сотрудничать с другими людьми».

Новак не рассматривал систему в розовом цвете. «Я не хотел бы, чтобы прижилась мысль, что какая-либо система – это царствие божие на Земле. Капитализм им не является. Демократия – тоже», – считал он. Несмотря на невысокий в то время статус коммерческой деятельности, он осознавал, что свободные рынки совершенствуют человечество, поощряя – хотя мы с трудом осознаем это – взаимодействие и работу друг с другом таким образом, чтобы повышать благосостояние и давать возможности ранее угнетенным, как говорил Линкольн, улучшать свое положение в жизни. Она дает людям шанс развивать свои особенные таланты. Она поощряет творческую деятельность, которая повышает качество жизни каждого. Она заставляет людей смотреть в будущее, а не ограничиваться бытием здесь и сейчас. Ее конечные продукты противоположны жадности, эгоизму и скупости – скряги не основывают Microsoft, WalMart и Apple по всему миру.

Отцы-основатели, как отмечал Новак, в основу новой республики поставили свободную коммерческую деятельность, потому что такая система беспощадно борется с грехом зависти: «Зависть редко действует под своим собственным именем; она выбирает милое имя, за которым прячется и работает как невидимый смертоносный газ. В ранее существовавших республиках она настраивала класс против класса, один район города против другого». В противоположность этому в обществе, построенном на коммерческих отношениях, «когда человек видит, что его материальное состояние из года в год улучшается, он перестает сравнивать себя со своими соседями».

Наблюдения Новака нашли отражение в его классическом труде «Дух демократического капитализма», блестящем произведении, которое подняло моральные вопросы в отношении системы, которые большинство ее последователей никогда не затрагивали. Критики, в особенности левого толка, были поражены дерзостью Новака, связавшего мораль и коммерцию.

Мне удалось познакомиться с этим выдающимся человеком, когда мы вместе работали в Совете по зарубежному вещанию, бывшему контролирующим агентством для радио «Свободная Европа» и радио «Свобода» (RFE/RL). Они вели вещание за «железный занавес», то есть на территорию Советского Союза и его сателлитов. Новак знал, что в конечном счете в битве идей коммунизм будет побежден. Тоталитарные системы зависимы от монополии на информацию.

Тогда было просто отключить свои сообщества от правды – до прихода интернета, до появления мобильных устройств. Радио «Свободная Европа» и «Свобода» подорвали информационную монополию СССР. Они вещали так, будто были местными станциями, выпуская новости и программы, направленные на локальную аудиторию. Они распространяли сочинения диссидентов, тем самым давая понять, что противники режима не одиноки. Когда лидера польского антикоммунистического объединения «Солидарность», а позднее и первого президента Польши Леха Валенсу спросили о роли «Свободной Европы» в свержении коммунизма в его стране, он ответил: «Что есть Земля без Солнца?»

Неудивительно, что Кремль ненавидел эти радиостанции и серьезно работал над разрушением их деятельности, как прямо – пытаясь помешать вещанию, так и косвенно – стремясь подорвать их политическую поддержку.

Новак горячо поддерживал работу RFE/RL по личным (он был словацкого происхождения) и идеологическим причинам. Он давал множество полезных советов по составлению программ вещания и умел выстраивать отношения между сотрудниками из разных стран.

Майкл не был наивен, когда дело касалось вашингтонской бюрократии и политики Конгресса. Радио находилось под постоянным давлением со стороны тех, кого тогда называли анти-антикоммунистами, и Государственного департамента.

На протяжении многих лет мы любили слушать незаурядные и обстоятельные рассуждения Новака по целому ряду вопросов, начиная с политики и заканчивая религией и спортом.

Голоса Майкла Новака будет особенно не хватать в эти неспокойные времена.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


главный редактор журнала Forbes

 

Статистика

3608
просмотров
 
 
Загрузка...