Повелитель бензина

Почему несколько лет никто не может купить сеть АЗС «Гелиос»

Каждый день по улице Фурманова мимо торгового центра «Французский дом» проезжают десятки тысяч автомобилей. Некоторые останавливаются, чтобы зайти и купить парфюм или что-нибудь из коллекций pret-аa-porter – перед «Французским домом» почти всегда стоят дорогие машины. Примерно каждый шестой литр топлива в их баках был залит на АЗС «Гелиос».

Фото: Андрей Лунин

Без «Французского дома», на открытие которого в 1993 году приезжал Франсуа Миттеран, не было бы этой сети автозаправок. В свое время «Французский дом» позволил его основателю бизнесмену Рашиду Сарсенову закрепиться в элите казахстанского бизнеса. Сегодня главный проект Сарсенова – «Гелиос». По сути, это осколок некогда громадной нефтяной империи, но осколок впечатляющий. В сеть входят 250 автозаправок, на которые приходится 15% продаж на розничном рынке ГСМ. Если учесть, что всего в Казахстане работает более 4,5 тыс. АЗС, каждая заправка «Гелиоса» продает топлива в три раза больше, чем точка конкурентов - отличный показатель. Неудивительно, что эту сеть два года пытались купить сначала россияне, а затем нацкомпания «КазМунайГаз». До сих пор многие участники рынка уверены, что «Гелиос» будет продан со дня на день. Но, как стало известно Forbes, продавец больше не ведет переговоров с покупателями. Вместо этого «Гелиос» бросает вызов конкурентам: сеть перестает покупать бензин у «дочки» «КазМунайГаза» и начинает строительство ста новых АЗС.

Многие участники рынка уверены, что “Гелиос” будет продан со дня на день. Но продавец больше не ведет переговоров с покупателями

Фундамент бизнеса, венцом которого стал «Гелиос», был заложен в 1960-х годах на полуострове Мангышлак. В советские годы полуостров был, по сути, режимным объектом – там добывался уран. В тени уранового производства работало предприятие «Мангышлакнефть». После распада Союза оно было преобразовано в АО «Мангистаумунайгаз» (ММГ), добывающее около 5 млн тонн нефти в год. После приватизации контроль над ней получила малоизвестная тогда фирма Central Asia Petroleum Ltd. По официальной версии, за ней стояли индонезийские инвесторы. Их персонифицировал вице-президент Central Asia Ахмад Саддеки (впоследствии ставший президентом). Главой совета директоров компании  стал казахстанский бизнесмен Рашид Сарсенов.

Это в высшей степени непубличный человек. Внимания СМИ тщательно избегает, и про его карьеру известно немногое. После распада Союза сорокалетний бывший преподаватель философии, а затем – замминистра образования республики – занялся бизнесом. Созданная им корпорация BSB торговала парфюмерией и дорогой одеждой. Элитный парфюм помог Сарсенову сколотить хороший капитал, а связи у него были еще со времен работы в министерстве. Они пригодились, когда началась приватизация «Мангистаумунайгаза» и ПНХЗ.

Не только топливо

Углеводороды  – не единственное, что связывало Сарсенова и Гинатулина. За несколько лет вокруг ММГ выросла целая гроздь аффилированных с ним компаний, занимавшихся хлебобулочными изделиями, выпуском воды VITA и др. Гинатулин входил в возглавлявшийся  Сарсеновым совет директоров страховой компании «Виктория».

Учредителем этой фирмы числилось ТОО «TECHNO TRADING LTD», зарегистрированное по адресу  Алматы, ул. Фурманова, 187а – там же находится «Французский дом». Были у Гинатулина и свои проекты – например, он пытался торговать в России водой «Корсаковская».

Пост гендиректора павлодарского завода и главы представительства Central Asia Petroleum LTD занял Юрий Гинатулин. Выпускник Алматинского политеха (кстати, Сарсенов закончил этот же вуз), он сначала работал в Институте горного дела, а затем тоже ушел в бизнес, где судьба свела его с Сарсеновым. Якобы последний взял Гинатулина к себе менеджером, они неплохо сработались, и Рашид в какой-то момент сделал Юрия партнером. Что до Саддеки – его роль в бизнесе была, видимо, техническая: он символизировал присутствие индонезийского капитала. Формально все трое были миноритариями «Мангистаумунайгаза», а фактически – контролировали компанию через Central Asia Petroleum.

В общих чертах структура углеводородного бизнеса партнеров была такова. Из-за особенностей транспортной системы мангистауская нефть отправлялась в Россию, а взамен россияне поставляли нефть на ПНХЗ. Этот завод – основной производитель высокооктанового бензина в стране – сбывал свою продукцию в основном через основанную в 1999 году сеть АЗС «Гелиос». Судя по отчетности ПНХЗ, «Гелиосу» в середине 2000-х доставалось более половины произведенного ГСМ (то есть около 0,25 млн тонн бензина и почти столько же дизтоплива).

Судя по отчетности ММГ и ПНХЗ, формально они не были аффилированы с сетью АЗС. Зато с ММГ было аффилировано ТОО «Caspian Progressive Technology Ltd». Близкий к Юрию Гинатулину источник сообщил Forbes, что «Гелиос» контролировался партнерами как раз через это ТОО, зарегистрированное по адресу Алматы, ул. Фурманова, 187а. Половина долей в фирме принадлежала Рашиду Сарсенову и еще половину разделили Гинатулин и Саддеки.

Неофициальные источники и оппозиционная пресса не раз утверждали, что партнеры пользовались покровительством экс-главы КНБ Рахата Алиева. Так ли это – доподлинно неизвестно. Но после того, как в ноябре 2007 года против Алиева (укрывшегося в Вене) начался судебный процесс по обвинениям в похищении людей (позднее добавились и другие), между партнерами начались разногласия. В конце 2007-го
Гинатулина оперативно убирают с поста директора ПНХЗ (а заодно и из страховой компании «Виктория»). Рашид Сарсенов задержался на заводе до сентября 2009 года. Сначала ММГ, в котором он оставался мажоритарным акционером, передал свою долю в ПНХЗ  (58%) ТОО «Refinery Company RT». Затем это ТОО было приобретено нацкомпанией «КазМунайГаз», а Сарсенов покинул свои должности в нефтяном бизнесе. «Мангистаумунайгаз», в конце концов, на паритетных началах достался КМГ и китайской CNPC.

После того как империя распалась, к «Гелиосу» тоже начали проявлять интерес покупатели. Актив ведь интересный. К сети приглядывались россияне. Летом 2010 года исполняющий обязанности главы ТНК-ВР Максим Барский сообщил, что его компания может рассмотреть предложение о покупке ПНХЗ и сети «Гелиос» единым пакетом. В качестве возможных покупателей также назывались «Газпромнефть» и «КазМунайГаз». Но чтобы купить, надо, чтобы владельцы хотели продать. А им, похоже, было не до этого – они делили имущество.

Почему поссорились партнеры? По одной из версий, Гинатулин и Саддеки якобы продали принадлежавшие им пакеты в  Central Asia Petroleum Ltd. (фактически – в компании «Мангистаумунайгаз») без согласования со старшим партнером – и сбежали за границу. Гендиректор «Гелиоса» Константин Свиридов в письме пояснил Forbes: «…более пяти лет назад без уведомления остальных участников, без объяснения причин … г-н Гинатулин Ю.М. покинул рабочее место и выехал за пределы Республики Казахстан. Примерно в это же время второй собственник, г-н Саддеки А.И. также самоустранился от участия в управлении товариществом и перестал выходить на связь».

По словам Свиридова, четырехлетние попытки установить связь с Гинатулиным и Саддеки к успеху не привели. Даже специально привлеченный специалист, которого Свиридов обозначил как «английский юридический консультант», не смог найти их. В результате, как пишет Свиридов, «ТОО «Каспиан Прогрессив Технолоджи» и, соответственно, ТОО «Гелиос», а также ряд других компаний (…) оказались в управленческом кризисе», - компании не могли принимать решения по текущей деятельности и стратегическим вопросам. Тогда оставшийся участник решил обратиться в суд.

Правда, это уже был не Рашид Сарсенов. Из имеющихся в распоряжении Forbes копий судебных решений следует, что еще в 2004 году он передал свою долю в Caspian Progressive Technology Ltd.   своей старшей сестре, 58-летнему профессору Казахской академии спорта и туризма Софье Сарсеновой (в прошлом году стала главным акционером «Нурбанка», выкупив акции у бывшей жены Алиева).

Юристы Сарсеновой подали иски о вычеркивании пропавших совладельцев из списков учредителей Caspian Progressive Technology Ltd. При этом они указали, что Юрий и Ахмед не внесли своей доли в уставной капитал (75 млн тенге) – за них это сделало само ТОО. Адвокат бизнесменов Сергей Киселев пытался доказать в суде, что казахстанское законодательство допускает такой способ внесения своей доли, а извещений о собраниях учредителей компаний они не получали. В ответ юристы истца заявили, что доверенность, выданная Гинатулиным Киселеву, фиктивная. В итоге 28 апреля 2010 года Надзорная коллегия Верховного суда окончательно решила дело в пользу Сарсеновой. 

Саддеки сегодня находится где-то в Юго-Восточной Азии. Гинатулин укрылся в Америке и в Казахстан возвращаться не спешит. Хотя его тут ждут. «Мы и сегодня готовы контактировать с бывшими участниками, поскольку в результате их бездействия у компании накопились претензии со стороны третьих лиц, налоговых служб и правоохранительных органов», - не без иронии отмечает Свиридов.

Гелиос в цифрах

 

250

АЗС
в сети "Гелиос"

61

населенный пункт
входит в карту присутствия сети "Гелиос"

100

АЗС
сети "Гелиос" появится
до 2013 года

2 июня 2011 года ТОО «Caspian Progressive Technology Ltd» было ликвидировано. К этому времени оно было уже пустышкой. Кто же теперь владеет «Гелиосом»? В интервью «Коммерсанту» в сентябре прошлого года премьер-министр РК Карим Масимов заявил, что «за «Гелиосом» стоят те же самые акционеры, которые владели Павлодарским заводом». По данным документов, полученных Forbes из Минюста, следует, что учредителями ТОО «Гелиос» на декабрь 2010 года являлись четыре человека. Как минимум двое из них могут быть знакомы с Сарсеновыми. Первый – это Сергей Алимов, ректор Каспийского общественного университета. Профессор этого вуза Валихан Кошумбаев в свое время входил в совет директоров ПНХЗ. Второй, Равиль Сатаров, раньше выпускал воду VITA в «Каспиан Индастриес ЛТД», а теперь продолжает заниматься тем же на посту гендиректора в «VITA Bottlers Казахстан».

Дележ имущества закончился. По сведениям Forbes, именно судебные споры отпугивали покупателей сети – и российских нефтяников, и представителей казахстанской нацкомпании «КазМунайГаз». Почему продажа так и не состоялась? Россияне просто не дождались. «Газпромнефть» сам скупает АЗС на казахстанском рынке, а ТНК-ВР вообще перестал демонстрировать интерес к теме.

Терпение проявил только «КазМунайГаз». В марте 2011 года глава совета директоров «КазМунайГаза» Тимур Кулибаев сообщил о переговорах по покупке «Гелиоса». Но, по информации Forbes из неофициальных источников, стороны не сошлись в цене. Более того, как сообщил Forbes Константин Свиридов: «В настоящее время никаких переговоров о продаже сети АЗС «Гелиос» не ведется. Хотя следует отметить, что предложения продолжают поступать».

В конце июля 2011 года «Гелиос» анонсировал свои планы построить в Казахстане до 2013 года еще сто заправок. Неприятный сюрприз для «КазМунайГаза», который тоже хочет увеличить свою долю рынка. Правда, встает вопрос, где именно «Гелиос» будет брать топливо. Контракт с «дочкой» «КазМунайГаза» Refinery Company RT, по которому «Гелиос» покупал бензин ПНХЗ, должен был закончиться в августе 2011 года. По словам Свиридова, по окончании договора сеть будет закупать нефтепродукты на свободном рынке – «у казахстанских, российских, китайских и иных компаний».  Главные конкуренты «Гелиоса»  – «КазМунайГаз Онімдері» и SinoOil – покупают топливо у казахстанских НПЗ. Для независимых трейдеров настают сложные времена. Поставки бензина из России в Казахстан сократились. Госорганы пытаются ограничить рост розничных цен на бензин, маржа трейдеров падает. Владелец «Гелиоса» сохранил свою компанию, но бороться с конкурентами ему придется в более жестких условиях. Впрочем, ему не привыкать.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
32936 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 января родились
Абдикарим Зейнуллин
главный учёный секретарь РОО «Казахстанская национальная академия естественных наук»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить