Станет ли медицина Казахстана плацдармом для бизнеса

И можно ли при либеральной политике в здравоохранении найти баланс между государством и предпринимателями

Фото: © Depositphotos.com/kmiragaya

24 марта в Астане прошла встреча министра здравоохранения Елжана Биртанова с бизнес-клубом Altyn Orda. Речь шла о возможностях для бизнеса в здравоохранении. Давайте посмотрим, каковы плюсы и минусы усиления частного сектора в этой сфере.

Традиционная реакция общественности по поводу попыток открыть двери для представителей частного сектора медицины негативная: «и так зачастую приходится платить, зачем же поддерживать эту тенденцию?» Одна из причин такой позиции – путаница в понятиях «коммерческая медицина» и «частная клиника на государственном заказе».

Давайте проясним: коммерческая медицина – платная, когда человек сам пришел в частную клинику; если же частная клиника реализует государственный заказ, то для пациента услуги бесплатны, т.к. появляется третья сторона – государство, которая и оплачивает лечение. Коммерциализации медицины, то есть попыток передать часть (финансовой) ответственности частному сектору и населению, быть не должно, поскольку в Казахстане уровень прямых платежей населения и так очень высок и составляет до 35% от общих расходов на здравоохранение (в странах ОЭСР в среднем 20%). А вот открыть на какой-то угол двери частному сектору для реализации государственного заказа – вполне возможно.

Здесь мы встречаем следующий блок возражений: «частники неуправляемы, не обеспечат безопасность пациента, будут всячески экономить за счет снижения качества». Эти риски небезосновательны: согласно теории контрактов, целесообразность приватизации зависит от значимости баланса между повышением эффективности и снижением качества, а в здравоохранении приоритет остается за качеством. Но существуют и соответствующие механизмы для решения этих вопросов: лицензирование, усиление функции контрактирования и прочее.

Есть и успешный отечественный опыт: за последние несколько лет удалось практически полностью закрыть потребность в гемодиализе для больных с терминальной стадией почечной недостаточности, а таких тяжелых пациентов в стране насчитывается около 5 тыс., именно за счет массового привлечения частного сектора, с одновременным регулированием нормативного поля. Другой факт – 28% медицинских организаций, оказывающих сегодня помощь в форме дневного и круглосуточного стационара, являются частниками, реализующими государственный заказ.

Государственные клиники, привлекательность которых для уполномоченных органов заключается в основном в полной ручной управляемости, также имеют свои недостатки: практически не ощущают конкуренции и слабо мотивированы в финансовом плане, поэтому неэффективны и испытывают проблемы с обеспечением качества. Ярко иллюстрирует этот факт сама система государственной статистики, не ведущая учета таких обыденных (для стран ОЭСР и не только) показателей эффективности и качества, как утилизация операционной, уровень внутрибольничной инфекции, послеоперационные осложнения и др.

Более глобальная проблема – конфликт интересов, когда государство оплачивает медицинскую помощь и в то же время само владеет клиниками. В условиях необходимости поддержания занятости и стабильности в отрасли, оплата превращается в финансирование.

Как видим, однозначного ответа на вопрос: государственные или частные клиники? – не существует. Об этом говорит и международная практика, в массе представленная смешанными моделями с клиниками как государственной, так и частной формы собственности.

Разберем вопрос расширения государственного заказа медицинским организациям частной формы собственности с точки зрения институциональной модели и стимулов, на примере амбулаторного сектора.

Очень упрощенно модели организации предоставления услуг можно распределить между двумя полярными формами: государственные поликлиники (то, что мы имеем сегодня в Казахстане) и мелкие частные практики (характерно для западного мира).

Ключевая сильная сторона поликлиник – интегрированное оказание помощи и комплексный подход: рядом с участковым врачом принимает узкий специалист, под рукой лаборатория и рентген-аппарат.

Основной минус – отсутствие конкуренции – обусловлен двумя факторами: во-первых, поликлиника – крупная организационная форма, а значит здесь очень большие инвестиции и высокие риски для частного сектора; во-вторых, поликлиника обслуживает обширную территорию, что также ограничивает физическую доступность альтернативных клиник. Кроме того, поликлиники обладают избыточной ресурсоемкостью, поскольку частично дублируют стационарные организации по оборудованию и узким специалистам. Отсутствие практики медицинского персонала в стационарных условиях также создает ограничения для роста квалификации и доходов специалистов амбулаторного звена.

Что касается мелких частных практик, то интеграция медицинской помощи здесь не так очевидна, так как команда включает только врача общей практики, средний медицинский персонал и, возможно, социальных работников, в то время как узкие специалисты ведут прием на базе стационаров. Из сильных сторон – рост конкуренции и, как, следствие качества услуг. Также, в условиях конкуренции естественным образом растет число врачей общей практики, что снимает проблему очередей.

Далее, специалист первичного звена стремится расширить свой функционал, чтобы максимально полно обслуживать клиентуру, что ведет к повышению профессионального уровня. В условиях смещения ответственности от коллективной (поликлиника) к индивидуальной это открывает путь к введению лицензирования медицинских работников, гарантирования/страхования профессиональной ответственности и так далее.

С другой стороны, рыночная сила первичного звена в переговорах с органами управления здравоохранения снижается, поскольку устраняется лобби главных врачей поликлиник. С учетом общепринятого приоритета первичной медицинской помощи, это скорее негативное обстоятельство, ведь именно лобби делит финансовый пирог системы здравоохранения. Чтобы уравновесить этот фактор, а также снизить возможности диктата плательщика (Министерства здравоохранения или Фонда медицинского страхования), требуются сильные ассоциации врачей.

Возможно, сейчас министерство предлагает достаточно перспективный подход, в соответствии с которым на первом этапе государственные поликлиники будут передаваться в доверительное управление частным юридическим лицам, а уже после стабилизации процессов управления в новом формате возможна приватизация. Причем с приватизацией торопиться не следует, так как вновь созданный Фонд социального медицинского страхования пока не обладает достаточно стабильными бизнес-процессами для выверенных отношений с медицинскими организациями.

Вместе с тем, даже после приватизации поликлиник остаются нерешенными два вопроса: слабость конкуренции и высокая коррупционность модели. Коррупционность обусловлена тем фактом, что в случае отказа в размещении государственного заказа загрузить мощности целой поликлиники не удастся, и здесь появляются благоприятные условия для давления со стороны распределяющего органа. Один из компонентов решения проблемы – формирование сильных ассоциаций пациентов, уравновешивающих возможное давление. Однако полного решения пока не предложено.

Мы осветили только небольшую часть проблематики частного сектора в здравоохранении. Для обеспечения жизнеспособности модели необходима проработка еще ряда ключевых вопросов, например, законодательное определение понятия «рентабельность» и регламентация соответствующих правил и норм.

В целом, вопрос расширения участия частного сектора в здравоохранении должен быть очень четко сформулирован и рассмотрен с учетом комплекса сопряженных факторов.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


консультант в сфере здравоохранения

 

Статистика

10454
просмотра
 
 
Загрузка...