Почему казахстанская мука проигрывает конкуренцию узбекской

Всемирный день муки отмечается 20 марта. Встречали его мукомолы совсем не в праздничном настроении

ФОТО: pixabay.com / congerdesign

Причина в снижении объемов экспорта, что при ограниченном внутреннем рынке фактически означает остановку производства.

Проблема качества

Серьезным ударом по казахстанским мукомолам, как ни странно, стало высокое качество урожая зерна 2020 года. Жаркое сухое лето обеспечило получение пшеницы с высоким содержанием клейковины и прочими характеристиками, которые позволили отнести ее к третьему классу. С одной стороны, это вроде бы хорошо. Но дело в том, что в последние годы мельницы Казахстана работали в основном на рынок Афганистана. В связи с низким уровнем жизни, там решающее значение для покупателей имеет именно цена. Поэтому мукомолы в основном работали на зерне 4 класса, более дешевом, и предлагали муку по доступной цене, успешно конкурируя с производителями Узбекистана и Пакистана.

Однако осенью 2020 выяснилось, что почти весь урожай – это пшеница «hi pro» с клейковиной за 28%. Естественно, фермеры хотели получить за нее ценовую премию. Цены стремительно выросли, что сделало муку из качественной пшеницы невостребованной на рынке Афганистана.

Какой-то объем пшеницы 4 класса в стране был, и мельники некоторое время работали на нем. Но, учитывая небольшое предложение и высокий спрос, «четверка» выросла в цене вслед за «тройкой». Сейчас уже пшеницы 4 класса практически нет, а небольшой объем остатков по цене от «тройки» отличается не сильно: 87 тыс. тенге за тонну против 90 тыс.

- Пшеницу Казахстан получил высочайшего качества, я такого не видел за 24 года работы в мукомольной отрасли, - рассказал Дос-Мукасан Таукебаев, генеральный директор группы компаний Mutlu. – Но нас это не радует. Получая сырье по 87 тыс. тенге за тонну, мы производим пшеницу с себестоимостью 130 тыс. тенге. Продать мы ее можем только в Казахстане, и то с минимальной рентабельностью в 10%. А на экспорт, с учетом транспортных и иных расходов, мы не проходим. Однако продажи внутри страны идут слабо, поскольку многие люди сделали запасы в начале пандемии и до сих пор ими пользуются.

Снижение внутренних продаж Дос-Мукасан Таукебаев оценил в 40%. Вся эта ситуация привела к тому, что если в прежние годы осенью мельницы работали в две смены, то в 2020 даже в одну – не каждый день.

Негативная динамика

Цифрами, отражающими негативную динамику экспортных поставок, в канун Всемирного дня муки поделился Евгений Ган, президент Союза зернопереработчиков Казахстана. Для наглядности он поделился цифрами об объемах экспорта за январь последних четырех лет:

01.2018 - 270,3 тыс. тонн.

01.2019 - 164,3 тыс. тонн.

01.2020 - 90,9 тыс. тонн.

01.2021 – 68,4 тыс. тонн.

Получается, за последние 4 года произошло снижение экспорта в 4 раза. Да, почти весь год еще впереди, но мукомолы не надеются, что отыграют эти потери. Дело в целом комплексе проблем, которые не находят решений.

Сам Евгений Ган обращает внимание на то, что уполномоченным органом для мельников является Минсельхоз РК, но проблемы отрасли лежат в зоне ответственности других ведомств – Минэкономики, Минторговли и так далее.

Союз зернопререботчиков при участии НПП «Атамекен» составил дорожную карту поддержки мукомолья. Но в государственных органах ее рассматривать не спешат. В документе обозначены основные проблемы зернопереработки, которые требуют решения для развития отрасли. Там и сложности с возвратом НДС, и отсутствие возможности рефинансировать ранее взятые кредиты, и «серые» схемы реэкспорта зерна из России.

Однако основная проблема – те меры, которые введены соседними государствами для защиты собственных рынков от ввоза муки из Казахстана. В частности, Узбекистан с 1 января 2020 года ввел дифференцированные ставки импортных пошлин: на ввозимое зерно – 0%, на ввозимую муку – 10%. Таджикистан применяет дифференцированный НДС - при импорте зерна 10%, при импорте муки – 18%.

Учитывая в целом невысокую маржинальность муки, это существенное преимущество, поддерживающее переработку этих стран. Мукомолы Казахстана считают, что правительство страны для поддержки собственной перерабатывающей отрасли обязано принимать зеркальные меры.

Более того, узбекские власти пошли дальше – они помогают своим мукомолам вытеснять казахстанских производителей с рынка Афганистана через железнодорожные тарифы.

То есть транзитный тариф в Афганистан для казахстанских экспортеров на $22 с каждой тонны муки выше, чем внутренний для узбекских мукомолов. Все это дает узбекским мукомолам возможность предлагать покупателям свою муку (сделанную из казахстанской пшеницы) намного дешевле.

Обозначены и проблемы при экспорте муки в Китай: власти Поднебесной разрешают беспошлинный ввоз муки из Казахстана только в рамках невысоких квот. Все, что предлагается сверх квот, облагается высокой (65% от таможенной стоимости) пошлиной.

Неравные условия

Есть и другие преимущества у мукомолов соседнего государства. Союз зернопереработчиков Казахстана подсчитал себестоимость производства муки. В Узбекистане она составила (без учета стоимости сырья) $12 за тонну первого сорта, тогда как в Казахстане $24-$30, в зависимости от кредитной нагрузки предприятия. Все дело в расходах: рабочая сила в Казахстане дороже в два раза, электричество дороже почти в три раза, а вода – и вовсе в девять

Сравнение затрат Союз зернопереработчиков Казахстана свел в таблице.

 

 

Узбекистан

Казахстан

1

Электроэнергия

8

22

2

Стоимость воды, т/м3

40

345,8

3

Водоотведение, т/м3

32

151,6

4

Средняя зарплата

75 000

155 000

5

Налоги:

 

 

соцналог, %

12

6

соцотчисления, %

н/д

3,5

медстрахование, %

н/д

2

НДС, %

15

12

КПН, %

15

20

6

Мешкотара, тг/шт

 

70

7

Стоимость дизтоплива, тг/литр

240

186

- Конечно, эволюционировать должен и сам бизнес, подстраиваясь под новые условия, - сказал Ербол Есенеев, управляющий директор – директор департамента АПК и пищевой промышленности НПП «Атамекен». – Но и государство должно стимулировать переработку, используя эффективные меры стимулирования, пропорциональные вкладу в экономику. Если сектор создает дополнительные рабочие места, создает добавочную стоимость, как мукомолье, его нужно поддерживать. А государство пока не делает разделения, что продавать за границу – сырье или переработанную продукцию. Да, в прошлом году производителям было достаточно выгодно заниматься просто экспортом сырья. Но если мы создадим условия, чтобы это перерабатывалось внутри страны, мы получим намного большую отдачу для всей экономики, а не только для самих фермеров. Нужны различные меры, в том числе защита наших экспортеров от административных барьеров на рынках сбыта. Понятно, что все страны заинтересованы в развитии собственной переработки и нацелены на покупку сырья. Но и нам нельзя забывать об интересах своей экономики.

При этом надо понимать, что мукомолье – это первая отрасль, которая попала в такие тиски. Но это коснется всех, потому что государство не принимает никаких действий, связанных с тем, чтобы стимулировать переработку. Вслед за мукомолами схожие проблемы на себе в 2020 году ощутили переработчики масличных культур и мяса.

Биржевой гвоздь

К сожалению, внутренних ресурсов у мукомольных компаний не осталось. То есть повысить глубину переработки и выйти на производство более рентабельных продуктов они не могут – это будет уже совсем другое производство, с другим оборудованием. А при производстве глютена, например, нужны еще и огромные затраты воды – на 1 тонну зерна 6 тонн воды.

 - Как альтернатива рассматривалось производство комбикорма из отрубей, - добавил Ербол Есенеев. - Это дополнительная рентабельность для мукомолов. Но при экспорте этого вида продукции возникнут проблемы, аналогичные экспорту муки. В Узбекистане, Иране, Китае также производят комбикорм, покупая казахстанское зерно.

Нет перспектив и в выходе на какие-то новые рынки – рентабельность муки невысокая, и транспортные расходы заберут ее всю.

Новые плохие новости казахстанские мукомолы получили в начале 2021 года, когда Министерство торговли и инфраструктурного развития РК объявило о планах с 1 июля 2021 года включить муку первого сорта в список биржевых товаров. Это означает, что любая сделка по продаже (как на внутреннем рынке, так и на экспорт) объемом от 60 тонн (то есть 1 вагон) должна регистрироваться на бирже.

Ведомство объяснило смысл нововведения необходимостью большей прозрачности в ценообразовании. Сами производители назвали это требование избыточным и расценили как еще один гвоздь в крышку гроба отрасли. Ведь в том же Узбекистане требований биржевого оформления нет, и у клиентов (без того немногочисленных) появится еще один аргумент в пользу покупки муки в соседней стране, а не в Казахстане.

Тем более что узбеки поставили на поток контрафакт: они продают свою муку под традиционными казахстанскими брендами. Союз зернопереработчиков Казахстана не раз обращал внимание властей и на эту проблему, считая необходимым добиться соблюдения прав на товарные знаки. Но поддержки так и не нашел.

Однако в случае с биржей на сторону мукомолов встало Агентство по защите и развитию конкуренции РК, председатель которого Серик Жумангарин 29 марта доложил президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву о проводимой ведомством работе. В том числе был затронут и вопрос биржевой торговли мукой. Аргументы против этого решения были услышаны, и глава государства назвал включение муки в число биржевых товаров преждевременным, поручив исключить ее из списка.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11878 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
12 июня родились
Вячеслав Ким
председатель совета директоров АО «Kaspi.kz», №2 в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube