Казахстан идет по граблям нефтяных арабских стран

Финансист Мурат Темирханов: «Процветающие нефтяные арабские страны за последние полвека так и не смогли по-настоящему диверсифицировать свои экономики, и теперь Казахстан повторяет все их дорогостоящие ошибки. Одна надежда, что низкие цены на нефть повернут наше правительство лицом к реальной диверсификации»

Фото: fotki.yandex.ru

Очень большое и, по всей видимости, долгосрочное падение цен на нефть резко обнажило самую главную проблему нашей страны – отсутствие диверсификации экономики. В сентябре 2014 МВФ опубликовал исследование по диверсификации стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ОАЭ, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар). Казахстан во многом похож на эти страны: небольшое население и много нефти и других природных ресурсов.  С этой точки зрения мне было очень интересно ознакомиться с документом. Ниже я хотел бы остановиться на ключевых моментах очень долгой и пока безуспешной борьбы за диверсификацию в странах Персидского залива (далее - страны ПЗ), что бы вы смогли сравнить ее с тем, что делал Казахстан за свою 23-летнюю историю. 

В документе МВФ с первых строк говорится, что за последние десятилетия страны ПЗ достигли выдающихся достижений в экономической стабильности, в развитии инфраструктуры, в повышении уровня жизни, улучшении среды для развития бизнеса, открытости рынка и так далее. Однако, несмотря на все эти достижения, они так и не смогли достичь диверсификации, то есть их экономики продолжают практически целиком зависеть от продажи нефти. Станы ПЗ начали процесс диверсификации очень давно, и его можно разделить на три основные фазы.

Первая фаза: расцвет индустриализации

Первая фаза была в 1960-70-х. Она характеризовалась нефтяным бумом. Страны ПЗ начали активно заниматься индустриализацией. Этот процесс характеризовался централизованным планированием и концентрацией почти всех индустриальных проектов в госкомпаниях. Для роста индустриализации во главу угла ставилось импортозамещение, а для защиты и симулирования отечественных производителей активно использовались такие инструменты, как государственное субсидирование производства, контроль цен, высокие тарифы на импорт и другие меры. В отличие от стран Юго-Восточной Азии (например, Южной Кореи), производство стран ПЗ практически не было ориентировано на экспорт.

В это время индустриализация в этих странах фокусировалась в основном на производствах, связанных с добычей сырья: нефтехимия, химические удобрения, производство стали, алюминия, стройматериалов и т.д. Такой характер индустриализации основывалось на конкурентных преимуществах (comparative advantages) стран ПЗ - изобилии сырья и дешевой энергии.

Вторая фаза: либерализация и закат индустриализации

В течение первой фазы, пока цены на нефть держались высоко, государственные производственные компании были прибыльными - благодаря низкой себестоимости добычи сырья и низким ценам на субсидируемую энергию. Во время второй фазы диверсификации - в 1980-90-х - произошел обвал цен на чёрное золото. Нефтяные экспортеры, вынужденные ограничить госрасходы, предприняли ряд мер по либерализации внутреннего рынка. Большинство индустриальных проектов обанкротилось, и страны ПЗ перешли от импортозамещения к более гибкой экономике. Были убраны высокие импортные тарифы и отменен контроль за ценами. Большую часть госкомпаний приватизировали или вообще закрыли. В странах ПЗ в это время местные валюты сильно девальвировались, что только ухудшило ситуацию с индустриализацией, поскольку производство было ориентировано на внутренние рынки, переживавшие не лучшие времена. В течение этого времени ни у одной страны ПЗ не было увеличения несырьевого экспорта.

Третья фаза: смена политики диверсификации

В начале 2000-х в этих странах началась третья фаза диверсификации. Цены на нефть резко выросли, и нефтяные экспортеры стали проводить иную инвестиционную политику. Они резко увеличили инвестиции в инфраструктуру, чтобы компенсировать их дефицит в «худые» годы. Сфокусировались на инвестициях в недвижимость и стали активно развивать строительство и сферу услуг: туризм, логистику, транспортные и финансовые услуги. Страны ПЗ продолжили либерализацию экономики, благодаря чему практически полностью открылись для внешнего рынка. Улучшилась среда для ведения бизнеса. В международных рейтингах конкурентоспособности эти нефтяные государства поднялись на высокие места.

То есть в последней по времени фазе в странах ПЗ была проведена большая работа по диверсификации экономики. Однако, как отмечено в исследовании МВФ, они так и не смогли достичь своей главной цели. Давайте посмотрим, почему, несмотря на достижения и дорогостоящие инвестиции, в этих странах так и не произошла радикальная диверсификация. 

Что такое диверсификация экономики

Она означает одновременное развитие различных отраслей производства и сферы услуг, совершенно не связанных друг с другом. Это позволяет добиться стабильного роста экономики и благосостояния населения, даже если отдельные секторы экономики имеют серьезные проблемы. В исследовании МВФ отмечается, что для стран - нефтяных экспортёров с небольшим внутренним рынком есть только один ключевой критерий диверсификации страны - это доля экспорта продукции и услуг, не связанных с сырьем. Причем она должна быть существенно больше доли сырьевого экспорта. Все остальные критерии диверсификации не имеют серьезного значения. Часто используемый критерий «структура ВВП» для нефтяных стран не работает.

В документе приводится сравнение между Бахрейном и Сингапуром. Почему выбран именно Бахрейн? Структура ВВП этой страны примерно соответствует сингапурской, чья диверсификация экономики никем не ставится под сомнение. То есть, если рассматривать Бахрейн с точки зрения структуры ВВП, то можно заключить, что его экономика так же диверсифицирована, как и у Сингапура.

Однако если изучить структуру экспорта обеих стран, становится ясно, какая пропасть лежит между ними. У Бахрейна экспорт нефти занимает 71,9%, алюминия и других металлов (это первый передел сырья) – 16,1%. У Сингапура на первом месте стоит доля экспорта оборудования – 51%. Потом идет экспорт нефти (24%), промышленных (11%), химических товаров (10%) и так далее. С учетом того, что в экспорт оборудования входит большой перечень продукции – от электроники до транспорта, можно однозначно сказать, что экономика Сингапура просто великолепно диверсифицирована, в отличие от экономики Бахрейна. Кстати, структура экспорта этого нефтяного экспортера очень близка к казахстанской.

Скромные объемы экспорта несырьевых товаров (non-oil tradable goods and services) уже сказываются на экономических показателях стран ПЗ. Благодаря высоким нефтяным доходам ВВП на душу населения у этих стран высок. Однако при быстром росте населения ВВП этих стран не растет в той же пропорции. Несмотря на то, что последние десятилетия ВВП США рос гораздо более низкими темпами, говорится в исследовании, производительность (ВВП на каждого работающего гражданина) в этой стране продолжала расти, тогда как в странах ПЗ она падала. То есть при низких ценах на нефть прочие отрасли экономики не могут поддержать высокий уровень благосостояния населения, к которому то уже привыкло.

Почему экономики стран ПЗ до сих пор не диверсифицированы?

Одной из главных ошибок стран ПЗ стало недостаточное понимание сути диверсификации. Ключевая же рекомендация МВФ гласит, что странам ПЗ сегодня надо сконцентрироваться лишь на быстром росте экспорта товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью, которые никак не связаны с добычей сырья.

В документе также говорится, что другая причина отсутствия диверсификации – проявление «голландской болезни» («ресурсного проклятия»): высокие нефтяные доходы стран ПЗ не дают развиваться секторам, которые производят несырьевые экспортируемые товары и услуги (non-oil tradable goods and services). То есть срабатывает эффект вытеснения (crowding out effect). Но почему так происходит?

Высокие зарплаты в нефтяном секторе подымают уровень зарплат в других секторах экономики. В результате там он не соответствует производительности труда. В таких условиях, несмотря на государственное стимулирование, наличие инфраструктуры и хорошей среды для развития бизнеса, инвесторы все равно предпочитают открывать производство экспортируемых товаров в странах, где зарплата соответствует производительности. Это связано с тем, что экспортные товары всегда сталкиваются с жесткой конкуренцией, а их себестоимость является одним из важнейших факторов конкурентоспособности.  

Также высокие нефтяные доходы поднимают цены на неэкспортируемые товары и услуги (non-tradable goods and services). К ним относятся: все виды местных услуг, строительство, операции с недвижимостью, электричество, вода, внутренний транспорт, гостиницы и так далее. То есть они включают все внутренние товары и услуги, цена на которые не определяется ценами на мировых рынках или в соседних странах. Это связано с отсутствием импортной конкуренции на такие товары и услуги.

Естественно, поскольку цены на неэкспортируемые товары и услуги в нефтяных странах  обычно сильно завышены, инвестору выгоднее вкладывать деньги в эту отрасль, нежели в производство экспортных товаров. Например, инвестиции в производство для экспорта каких-либо электронных устройств – очень рискованные вложения, окупаемость которых обычно под большим вопросом. Зато высокие доходы населения создают высокий спрос на недвижимость, поэтому инвестиции в строительство (неэкспортируемый товар) дают больше прибыли при меньших рисках.

Какие выводы стоит сделать Казахстану

Исследование МВФ очень объемное, и я выделил только моменты, которые, по моему мнению, наиболее важны с точки зрения анализа прогресса в диверсификации стран ПЗ. Также в исследовании дается ряд рекомендаций. Я хочу обсудить те из них, которые, как считаю, подходят и для Казахстана.

О первой ключевой рекомендации я уже упомянул – необходимо продолжить работу по всем факторам развития конкурентоспособности страны. Речь идет о развитии государственных и частных институтов, рыночных отношений, об образовании, здравоохранении, инфраструктуре, эффективности рынка труда и так далее (это большой список). При этом с точки зрения государственного стимулирования во главу угла должно ставиться только развитие производства для экспорта товаров и услуг, не связанных с добычей сырья. Эксперты рекомендуют отслеживать результаты: растет экспорт в этой сфере – стимулирование продолжается, не растет – государственная помощь прекращается. Этот принцип должен касаться как отечественных, так и иностранных инвесторов. 

По мнению специалистов МВФ, политика импортозамещения вредна, если только отечественные товары не конкурируют с импортными на равных. Но обычно такая политика характеризуется защитой отечественного производителя различными способами (барьерами на импорт, налоговыми льготами, субсидируемыми инвестициями и процентными ставками, искусственным курсом национальной валюты и так далее). Мировой опыт показывает, что такая государственная защита вредна для бизнеса и приводит к тому, что у производственных компаний отсутствуют стимулы для повышения конкурентоспособности своей продукции. По идее, только экспорт может показать реальную конкурентоспособность любого бизнеса.

Также необходимо лишить государственной помощи компании, занимающиеся производством неэкспортируемых товаров и услуг, а также экспортеров сырья и производителей товаров первого и второго передела сырья. Это пустая трата государственных средств, которая не развивает конкурентоспособность, но лишь приводит к увеличению доходов владельцев таких компаний, а также нарушает нормальные конкурентные отношения внутри страны.

В своем исследовании специалисты МВФ особо отметили, что развитие индустриализации, основанное на первом или втором переделе сырья, не дает необходимый вклад в диверсификацию страны. Такие производства являются высоко капитало- и энергоёмкими и не требуют большого числа работников любой квалификации. Они не относятся к производствам с высокой добавочной стоимостью, их трудно отнести к высокотехнологичному сектору (который имеет большой потенциал по передаче технологий и развитию прочих отраслей экономики). Вдобавок ко всему, цены на продукцию таких производств во многом зависят от цен на сырье и энергию, что не дает странам окончательно уйти от сырьевой зависимости.

Госпрограммы РК идут вразрез с рекомендациями МВФ

Все госпрограммы Казахстана, связанные с диверсификацией и индустриализацией, в большинстве своем планируют противоположное тому, что рекомендует МВФ. Конечно, есть определённые усилия по стимулированию производства экспортируемых несырьевых товаров, но это капля в море по сравнению со стимулированием других отраслей.

Другой важный момент - это снижение доли государства в рыночной экономике. Диверсификация должна идти только через частный сектор.

Государство не должно само выбирать проекты для госпомощи, по которым оно ожидает успеха с точки индустриализации и других аспектов диверсификации. С точки зрения развития производства экспортируемых товаров (tradable goods), важны только государственные институты развития (НУХ «Байтерек»). При этом институты развития (по сути, государство) не должны иметь основную долю ни в капитале, ни в выдаче кредитов. Главную роль должен играть частный бизнес: частные компании (первоначальные инвесторы в индустриальный проект) и частные банки (кредиторы таких проектов). В противном случае появляется непонятная государственная целесообразность, которая в большинстве случаев не соответствует нормальным рыночным отношениям.

ФНБ «Самрук Казына» не должен заниматься ни индустриализацией, ни диверсификацией экономики, поскольку это автоматически означает прямое участие государства в инвестиционных проектах.

Также в исследовании МВФ есть стандартные рекомендации, которые уже давно набили оскомину, но, тем не менее, не выполняются ни в Казахстане, ни, по всей видимости, в странах ПЗ:

- Обеспечить прозрачность решений по государственным инвестициям и помощи в рамках развития диверсификации.

- Решить проблему эффективности госпомощи – одну из ключевых проблем нефтяных экспортеров.

- Усилить ответственность чиновников за принятие ошибочных решений и невыполнение планов.  

- Внедрить систему подотчётности чиновников. Чиновники оказывают помощь и мониторят бизнес, а кто мониторит чиновников? Это вопрос о подотчётности всему обществу (через парламент). Также это вопрос о политической конкуренции, так как без нее не будет нормальной подотчетности обществу.  

В заключение хотелось бы отметить, что, исходя из данного исследования МВФ, все правительственные программы, связанные с президентской стратегией «Казахстан 2050», требуют коренного пересмотра. Прежде всего, это касается Концепции по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых государств мира и Программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2015-2019.

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
23763 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить