Как «асфальтные пацаны» дают аграриям деньги на весенний сев

Приближается начало аграрного сезона, и перед крестьянами встает вопрос, где взять деньги на проведение сева

Фото: Сергей Буянов

Республиканский бюджет перечислил 60 млрд тенге Министерству сельского хозяйства на кредитование весенних полевых и осенних уборочных работ. Годом ранее выделялась аналогичная сумма. Учитывая, что за минувший период цены существенно выросли по многим позициям (ГСМ, семена, удобрения, запчасти), ясно, хватит ресурсов далеко не всем.

«Асфальтные пацаны»

По сравнению с сезоном 2016, Минсельхоз изменил схему распределения бюджетных средств. Теперь оператор один, Аграрная кредитная корпорация (АКК), входящая в холдинг «КазАгро». Тогда как годом ранее участие в делёжке пирога принимала еще и «Продкорпорация» через процедуру форвардного закупа сельхозпродукции.

Появились и другие изменения в схеме. Чтобы донести их до крестьян, в поездку по регионам отправился Нуржан Сейсембаев, первый заместитель председателя правления «АКК». Шквал недовольства механизмом кредитования со стороны крестьян вылился на него уже в первом пункте на пути следования, в Карагандинской области.

Основной причиной недовольства стали расчеты себестоимости выращивания культур, который подготовили специалисты АКК. Исходя из полученных сумм, будет определяться, на какой максимальный размер кредита аграрий может претендовать в зависимости от того, что и на какой площади он сеет.

Понятно, что цифры разнятся в регионах, поскольку различны и почвенно-климатические условия, и применяемые технологии. Но у крестьян расчеты АКК вызвали недоумение, поскольку даже в соседних, очень похожих по условиям областях себестоимость выращивания льна, например, различается на треть: 33 769 тенге на гектар в Акмолинской области и 22 334 тенге на гектар – в Карагандинской. При этом, максимум рассчитан для Павлодарской области, с похожими климатическими условиями – 42 966 тенге на гектар.

Вопросы возникли и по поводу себестоимости картофеля. Считается, что затраты на его выращивание по регионам практически одинаковы: так как культура поливная, везде применяются схожие технологии, а урожайность получается близкой. Однако в расчетах Аграрной кредитной корпорации разброс себестоимости составил также порядка 30% - от минимальных 291 тыс. тенге на гектар в Западно-Казахстанской области до максимальных 492 тыс. тенге – в Костанайской.

Шагурашид Мамалинов.
Шагурашид Мамалинов.

- Набрали «асфальтных пацанов», создали кабинетные рабочие группы, в которых что-то считают и решают. Поэтому так и получается. Вы хоть иногда, по таким принципиальным моментам, приглашайте производственников на свои встречи, - красноречиво оценил презентацию АКК заместитель акима Карагандинской области Шагурашид Мамалинов.

«Лепёшки» для крестьян

С такой оценкой согласился Павел Лущак, директор ТОО «Найдоровское». Это хозяйство - лидер Карагандинской области по внедрению новых культур в оборот. Тут первыми отказались от преобладания пшеницы в структуре посевных площадей, перейдя к выращиванию льна и картофеля. Естественно, перед таким шагом были проведены расчеты себестоимости и рентабельности, изучен опыт других регионов. И собственные расчеты земледельцев далеки от цифр, представленных Аграрной кредитной корпорацией.

- По поводу «кабинетных мальчиков» и их расчетов - очень верное замечание, - говорит Павел Лущак. – У нас в области всего два хозяйства всерьёз занимаются выращиванием льна – моё и ТОО «Шахтерское» Георгия Прокопа. Ни ко мне, ни к  нему никто не обращался за данными по себестоимости. Откуда же они взялись в расчетах Аграрной кредитной корпорации? Поля Карагандинской и Акмолинской областей находятся, что называется, «через забор». Откуда разница в себестоимости выращивания льна в 11435 тенге на гектар?

Павел Лущак.
Павел Лущак.

Чтобы найти ответ на вопрос, Павел Лущак копнул исследования АКК глубже. И выяснил вот что: разница в цифрах возникла из-за того, что специалисты АКК вообще не заложили карагандинским крестьянам расходов на внесение в почву удобрений. Ни одного тенге. И это притом, что лён – та культура, которая очень активно выносит микроэлементы из почвы, поэтому выращивание ее без подкормки ведет к деградации земли.

Что касается Павлодарской области, где себестоимость льна считается выше карагандинского на 20 632 тенге на гектар, то здесь, помимо удобрений, еще и семена посчитаны дороже среднереспубликанского уровня в два раза – порядка 19 тыс. тенге на гектар вместо 9-10 тыс. тенге.

 - Все эти расчеты – полная глупость, - говорит Павел Лущак. – И это я только начал их смотреть, проанализировал лишь две культуры: лён и картофель. По картофелю то же самое: в Акмолинской области 413 тыс. тенге на гектар, у нас – 313 тыс. тенге. Куда делись 100 тыс. тенге? Культура одна, условия выращивания одинаковые – почему разница в себестоимости? Откуда Аграрная кредитная корпорация взяла эти «лепёшки», и зачем «лепит» их крестьянам, непонятно. Могу только предположить, что сумма кредита ограничена, на всех ее не хватает, вот и идёт лоббирование на уровне регионов, кто себе больше финансирования «пробьёт».

Без земли и флага

Еще одной проблемой аграрии назвали схему работы АКК с сельскими кредитными товариществами (СКТ).

Вообще Аграрная кредитная корпорация намерена распределять 60 млрд тенге по трем каналам. Первый (40 млрд тенге) – через банки второго уровня. Второй (15 млрд тенге) – через собственные региональные представительства. И третий (5 млрд тенге) – через СКТ и микрофинансовые организации. Ставка кредитования 6-8%.

Для мелких и средних сельхозформирований (которые дают 80% производимой в Казахстане сельхозпродукции) самый оптимальный путь – именно третий, поскольку первые два для большинства недоступны из-за отсутствия залогов или банковских гарантий. Так что такой перекос по суммам вызвал непонимание. Крестьяне посчитали, что логично было бы основное финансирование вести именно через СКТ.

- Но проблема тут даже в другом, - объяснил Павел Лущак. – Кредитные товарищества существуют давно, они формировались на определенных условиях. Это наличие собственной техники и земли у людей, а также опыта работы. Дело в том, что СКТ предполагает солидарную ответственность всех членов, и в наших же интересах брать только надежных людей, за которых нам завтра не придётся расплачиваться из своего кармана. Но сейчас АКК нам дало разнарядку на прием новых членов, уже без прежних требований. Главное – внести долю в уставной фонд. То есть, образно говоря, нас толкают к тому, чтобы взять людей «без земли, без флага», которые смогут рассчитывать на кредит с кратностью 20. Получается, внеся 200 тыс. тенге в уставной фонд, человек получит 4 млн тенге. И это – без залога. Кто и как из новых членов будет работать, мы не знаем. То, что у многих новичков возникнут трудности, можно не сомневаться. И в итоге новые правила просто «подсадят» стабильно работающие СКТ.

Слишком короткие деньги

Собрания в СКТ по вопросам приема новых членов назначены на конец февраля. Разнарядка понятна – решить вопрос положительно, поскольку это вписывается в модную сейчас для Минсельхоза РК тему сельхозкооперации. Вот только разгребать последствия придется не чиновникам, а самим аграриям.

А что из инициатив сверху выходит, крестьянам напоминать не надо. Те же СКТ еще не успели переварить вопрос с отменой субсидирования по кредитам: под сезон 2015 года в товарищества пришли дорогие деньги, под 9% годовых, хотя до этого ставка не превышала 4%. Плюс маржа самого товарищества – и прокредитовались крестьяне в 2015 году под 14%. Минсельхоз и холдинг «КазАгро» тогда обещали выделить субсидии, чтобы снизить ставку до 7%. Но денег не нашлось ни в 2015, ни в 2016. А сейчас чиновники и вовсе развели руками: вопрос субсидий решается в рамках одного бюджетного года, и теперь, даже при наличии денег, никто те обещания выполнить просто не сможет.

Возникли и другие вопросы в АКК. В частности, о продлении срока кредитования. Сейчас, взяв кредит весной, крестьяне должны вернуть его уже до 1 декабря. Нуржан Сейсембаев объяснил такой порядок все той же работой в рамках одного бюджетного года. Но для аграриев это очень невыгодно: чтобы расплатиться, им нужно продавать свою продукцию осенью, когда цены низкие. В случае продления срока до марта они смогут вести реализацию зимой, что намного выгоднее. Например, тонна ячменя осенью стоила 20 тыс. тенге, а сейчас – 35 тыс. тенге.

Эти вопросы аграрии планируют поднимать на уровне правительства через НПП РК «Атамекен» и Союз фермеров Казахстана, поскольку у АКК ответов на них не нашлось. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Караганда

 

Статистика

7289
просмотров