Экономику Казахстана готовят к юбилею

Правительство подвело очень оптимистичные итоги за три квартала. Набирающие силу темпы роста экономики при падающей инфляции – и все это на фоне бума иностранных инвестиций. Какое качество стоит за этими количественными успехами?

Иллюстрация: luxfon.com

ВВП исполняет поручение

Невзирая на серьезные объективные, казалось бы, проблемы, итоги социально-экономического развития страны за первые три квартала нынешнего года подводились в мажорных тонах. Рост ВВП, по словам министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева, достиг 0,4% - немного, но это больше, чем 0,3% за январь-август. Иными словами, экономическое ведомство видит восходящую динамику.

Что еще важнее, это дает надежду на исполнение президентского поручения добиться роста ВВП по итогам года на 0,5%. «Здесь, наверное, нет сомнений в том, что этот план мы выполним», - заявил премьер Бакытжан Сагинтаев. Мало того, глава кабмина поручил найти резервы, чтобы поставленную планку перешагнуть.

По данным г-на Бишимбаева, вклад в рост экономики внесло увеличение выпуска в строительстве (на 6,9%), сельском хозяйстве (на 4,9%), транспортной сфере (на 4%) и обрабатывающей промышленности (на 0,6%). При этом министерство признает, что объемы строительных работ возросли за счет государственных вливаний по программе «Нурлы жол».

Между тем, промышленность продолжает показывать спад, и здесь можно похвалиться разве что замедлением темпов спада – с 2,4% в январе-августе до 2% за январь-сентябрь. Наибольший провал произошел в машиностроении – минус 18,6%. Тем не менее, это не смущает правительство, которое считает общую динамику в обрабатывающем секторе положительной (плюс 0,6%).

Инвестиционный взрыв

Надежды на то, что экономический рост ускорится, вселяет значительное увеличение инвестиций. Впрочем, то, что произошло с иностранными инвестициями, не назовешь просто увеличением – это настоящий бум. По данным, Миннацэкономики, чистый приток иностранных инвестиций вырос в 4,4 раза, достигнув $5,7 млрд.

Из валового притока ПИИ $9,3 млрд в геологоразведку вложено $2,9 млрд, в добычу нефти и газа - $2,2 млрд, в металлургию - $1,2 млрд. Таким образом, иностранные инвесторы выбрали привычные добывающие сектора.

Рост внутренних инвестиций на 4,1% до 5,1 трлн тенге, по словам Бишимбаева, «обусловлен реализацией индустриально-инновационных и инфраструктурных проектов в рамках госпрограммы «Нурлы жол» и ГПИИР». То есть главным инвестором несырьевых отраслей выступило государство. По данным Миннацэкономики, доля госинвестиций с учетом квазигоссектора составляет почти 40%. Это, безусловно, неприлично много для экономики, которая называет себя рыночной.

Однако без зашкаливающего показателя госинвестиций не было бы и экономического роста, пусть даже символичного. Пять госпрограмм («Нурлы жол», ГПИИР, «Агробизнес», «Дорожная карта бизнеса», «Дорожная карта занятости») плюс два антикризисных пакета на 973 млрд тенге просто не могли не вытащить экономику из неминуемой при прочих равных обстоятельствах рецессии.  

Для кого отчет?

Какой мы имеем «выхлоп» от столь значительных госинвестиций? Как сделал вывод Куандык Бишимбаев, наряду с ростом ВВП «замедляются инфляционные процессы, стабилизируется ситуация на валютном рынке растут инвестиционная активность бизнеса и международные резервы страны, а также сохраняется низкий уровень безработицы». В общем, позитив по всем макроиндикаторам. И это вопреки тому, что экспорт страны рухнул за 8 месяцев на 29%, сократившись на $9,3 млрд – ровно на сумму валового притока ПИИ.

В целом отношение к итогам социально-экономического развития – это вопрос методологии. Нужно просто определиться, для чего вообще правительство их ежеквартально подводит.

Если для того, чтобы показать свою результативность (а тем более накануне важного для страны праздника – 25-летия Независимости) - это один вопрос. Если для объективной оценки экономической ситуации и принятия решений – совсем другой.

В этом случае нужно, во-первых, смоделировать результаты, какими бы они были без государственного вмешательства. Во-вторых, сопоставить экономический эффект от господдержки с затратами на нее. В-третьих, обратить внимание на то, что иностранным инвесторам не интересны обрабатывающие сектора, а отечественным банкам промышленность и долгосрочные проекты не интересны в принципе (долгосрочное кредитование снизилось на 3%, а общий объем кредитов вырос на 8,3% - но это в номинальном объеме без учета потерей реального веса национальной валюты почти на 50%).

В-четвертых, следует признать проблему стагфляции, которая не может быть решена  путем заливания деньгами, требуя структурных преобразований. Но все это, повторимся, исходит из методологии и понимания того, зачем у нас вообще подводятся итоги. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

5756
просмотров