Дело шьют

На рынке одежды самой перспективной схемой считается возможность поставлять свою продукцию в беспошлинном режиме. 2009 год оказался рекордным для Шри-Ланки – островного государства, которое занимает лидирующие позиции в швейной отрасли

DOMINIC SANSONI/ONASIA.COM ДЛЯ FORBES
Клан Ашрофа Омара из Шри-Ланки владеет компанией Brandix – местным лидером в производстве одежды. Компания все активнее расширяет свое присутствие на мировом рынке

На рынке одежды самой перспективной схемой считается возможность поставлять свою продукцию в беспошлинном режиме. 2009 год оказался рекордным для Шри-Ланки – островного государства, которое занимает лидирующие позиции в швейной отрасли. Объемы продаж и экспорта в Европу составили $1,7 млрд. И в том же году в стране закончилась 26-летняя гражданская война, что вселило определенные надежды на рост торговли и увеличение инвестиций. Однако вместо этого швейную отрасль ожидал внезапный удар. В августе 2010 года Европейский cоюз приостановил действие режима беспошлинной торговли в знак протеста против нарушений прав человека правительством Шри-Ланки.

AP PHOTO/ERANGA JAYAWARDENA
В индийский технопарк было привлечено более $100 млн

Для Brandix Lanka, крупнейшего национального производителя одежды и поставщика таких марок, как Gap, Victoria’s Secret, Marks & Spencer, это стало тревожным сигналом. «Многие предвещали кризис», – вспоминает генеральный директор компании Ашроф Омар. У Шри-Ланки были все причины для беспокойства: на долю швейной промышленности приходится 45% всего экспорта страны и в ней занято 200 тыс. человек. Но вопреки всему стране удалось добиться увеличения объемов экспорта одежды в Европу, а кроме того, она продолжала работать на рынке США – поставки выросли на 5% в течение года. С середины прошлого года Brandix открыла в Шри-Ланке пять новых фабрик. Ей также принадлежат фабрики и заводы в Бангладеш и Индии, где в настоящее время она ведет строительство амбициозного технопарка общей площадью 1000 акров в прибрежной провинции Андхра-Прадеш для швейных и текстильных производителей. Только на Шри-Ланке в компании трудится 27 тыс. человек, включая тех, кто проживает в восточной части страны, которая ранее находилась в руках повстанцев.

Производители из Шри-ланки серьезно пострадали из-за введения в действие 10%-ной пошлины

Чтобы отвечать стандартам Европейского союза и взыскательным требованиям покупателей, предприятия швейной промышленности Шри-Ланки приложили много усилий. Технологии, используемые на фабриках Brandix, помогают снизить расход и потребление воды и энергии. Однако эта отрасль серьезно пострадала в результате дипломатических разногласий между правительством Шри-Ланки и Европейским союзом, который выступил с резкой критикой его политики во время гражданской войны – даже несмотря на то, что именно в ней (как в случае с Brandix) представителям побежденной стороны предлагаются рабочие места. Brandix, как MAS Holdings и Hirdaramani (ее основные конкуренты из Шри-Ланки), – это частная семейная компания. Ее лицо – это сам Омар, ему 56 лет. Brandix выросла из торгового предприятия, основанного его отцом в 1969 году. Кроме этого, семья Омар занимается инвестициями в недвижимость и производство пластмасс, этим управляет старший брат Ашрофа через холдинговую компанию Phoenix Ventures, а третий брат является директором Brandix.

В прошлом году компания превысила показатель в $500 млн по объему продаж. Ашроф абсолютно уверен в том, что новые инвестиции только ускорят этот рост. В индийский технопарк для швейных предприятий было привлечено более $100 млн, в основном от Brandix. Ашроф намерен добиться миллиардного объема продаж. В ближайшем будущем он видит Brandix региональным лидером в производстве одежды, признавая, однако, что для этого потребуется привлечь внешний капитал. «Мы стремимся к 100%-ному владению капиталом не в силу нашего менталитета, а чтобы иметь возможность правильно определять возможности и направления деятельности, например осуществлять слияние кампаний или, наоборот, их разделение», – говорит Омар.

Инвесторы смогли прочувствовать результаты этой политики в июле текущего года, когда Brandix зарегистрировала на бирже компанию по производству трикотажных изделий Textured Jersey – совместное предприятие с Pacific Textile Holdings из Гонконга (40 и 60% соответственно). В ходе первичного публичного размещения сделки по ее акциям (ее прибыль в прошлом году составила $6,2 млрд) в 10 раз превысили ее фактический доход. На предприятии площадью 690 тыс. кв. футов на окраине Коломбо работают 1200 рабочих, в основном мужчины, которые обеспечивают круглосуточную эксплуатацию прядильных и вязальных машин, а также установок для окрашивания нитей. Фабрика производит в месяц 2,5 млн метров трикотажного полотна, которое используется для изготовления футболок, причем 70% поставляется производителям одежды, не связанным с Brandix. На фабрике установлена мощная система кондиционирования – чтобы как-то бороться с ужасающей жарой, вызываемой работой станков и оборудования.

Textured Jersey планирует провести расширение завода за счет прилегающей территории площадью 8 акров. Ашроф рассматривает регистрацию на бирже в качестве трамплина для экспансии на рынке Индии и в других странах Южной Азии, которые занимаются производством текстильных изделий. Он очень признателен Pacific Textile (которая осуществляет свою деятельность в материковой части Китая) за то, что она подтолкнула его к этому решению. Он говорит: «Специалисты Pacific считали, что если мы зарегистрируемся на бирже и расширим свое присутствие в Коломбо, а также в регионе, то сможем использовать наши акции в виде валюты при осуществлении сделок по слиянию компаний. Когда компания котируется на бирже, многое становится выполнимым».

В здании на обочине сельской дороги, за рядами швейных машин женщины прострачивают ткани. Надо сказать, что для восточной час­ти Шри-Ланки это сегодня довольно рискованное предприятие – все-таки это бывшая зона военных действий. Посетители должны проходить через решетку металлоискателя на охраняемом входе, где останавливаются автобусы с рабочими и происходит загрузка готовых партий одежды для отправления. До Коломбо отсюда ехать семь часов.

Во время гражданской вой­ны именно здесь шли бои между «Тамильскими тиграми» и государственными вооруженными силами, состоящими из рекрутов-сингальцев. В 2007 году военным удалось восстановить контроль в восточной провинции, после того как предводитель повстанцев перешел на сторону сил безопасности. На следующий год в Brandix было принято решение строить фабрику в Пунани, и компания начала наем рабочих из числа представителей этнического меньшинства. Многие жили в лагерях беженцев и никогда не имели оплачиваемой работы. Сегодня тамилы составляют 59%, доля сингальцев – 40%, а мусульман – 1%. Среди тамильских швей есть те, кто воевал. В свою очередь некоторые работники-сингальцы потеряли родных и были вынуждены покинуть свои места проживания во время ожесточенного конфликта. Но, по словам Теодора Гунасекара, менеджера фабрики, это прошлое остается за воротами фабрики. «Когда вы приходите сюда, вы становитесь сотрудником Brandix, и это ваша главная идентификация», – говорит он. Рабочие проходят обучение в этнически смешанных группах, причем во время занятий акцент делается на командную работу и обмен идеями.

Средняя зарплата составляет $70 в месяц. В отношении фабрики действует пятилетний режим освобождения от налогов, кроме того, она получила гранты на программы по обучению персонала от Агентства США по международному развитию.

Как и Mas, Brandix использовала такие государства, как Маврикий и Мадагаскар, у которых были нереализованные квоты по поставкам одежды на европейские и американские рынки. Сегодня обе компании сосредоточили свое внимание на Южной Азии

Ашроф добавляет, что Brandix не перестанет работать у себя дома. Вместе с тем он понимает, что предприятиям Шри-Ланки придется конкурировать с низкозатратными швейными фабриками из Вьетнама и Бангладеш в период спада темпов экономического роста в Европе и США. И хотя в прошлом году удалось сохранить объемы экспорта на прежнем уровне (частично благодаря увеличению трудозатрат в Китае, в результате чего производственные заказы стали размещаться в других странах), тем не менее производители из Шри-Ланки серьезно пострадали от введенной в действие 10%-ной пошлины.

На протяжении десятилетий швейная промышленность Шри-Ланки так или иначе страдала от гражданской войны. Как отмечает Рошан Лиман, торговый представитель миссии Европейской комиссии в Коломбо, теперь, когда ситуация изменилась, эта отрасль промышленности должна стремительно набирать обороты. Но временное приостановление действия торговых привилегий омрачило этот радужный прогноз. «Мы не заметили, чтобы был какой-то рост, но прибыль была», – говорит он.

Не все покупатели одежды гоняются за низкими ценами. Джеф Стридер, бывший топ-менеджер VF Corp. и Guess, который начал использовать поставщиков из Шри-Ланки в 1980-е годы, отмечает, что фирмы, подобные Brandix, предлагают своим потребителям качество, сервис и соответствие международным стандартам в области охраны труда и окружающей среды. «Трудовые ресурсы Шри-Ланки не самые дешевые. Но местная продукция всегда узнаваема, и она неплохого качества», – говорит Стридер, который сейчас работает советником Merlin Equity Partners в Калифорнии.

Итальянская фирма по производству женского белья и пляжной одежды Calzedonia, которая владеет двумя предприятиями в Шри-Ланке, недавно дала согласие инвестировать $20 млн в строительство третьего предприятия на севере страны. Когда корреспонденты «Forbes Азия» встречались с Ашрофом в его офисе, обшитом деревянными панелями, с видом на Индийский океан, он должен был посетить открытие нового представительства для снабжения шведской розничной сети H&M – одного из своих давних и добрых клиентов.

Архивы пресс-служб

Либеральные правила в области инвестиций на Шри-Ланке позволяют таким компаниям, как Calzedonia (владеет маркой Intimissimi), открывать там свои собственные фабрики. А новые рынки труда, возникающие в зонах бывших военных действий, делают страну еще более привлекательной для бизнеса. «Сейчас в стране работает гораздо больше компаний, выпускающих одежду модных брендов, чем было до войны», – отмечает Нирош де Силва из Orion Capital Partners, частной консалтинговой фирмы из Коломбо.

Семья Омар приобрела свою первую швейную фабрику в 1972 году. Ашроф начал работать в семейном бизнесе сразу по окончании школы. Он отвечал за развитие филиалов. В 1981 году он начал поставлять одежду для Limited Brands, которая владеет маркой Victoria’s Secret. Чуть позже компания-поставщик Limited Brands открыла совместное предприятие с Brandix (и с MAS), которое было закрыто в 2004 году. Как и MAS, Brandix использовала такие государства, как Маврикий и Мадагаскар, у которых были нереализованные квоты по поставкам одежды на европейские и американские рынки. Сегодня обе компании сосредоточили свое внимание на Южной Азии: MAS владеет предприятием на окраине Ченнаи и утверждает, что является крупнейшим производителем белья в регионе.

По словам Ашрофа, который учился вместе с Махешем Амалином (его визави из MAS) и тоже одним из трех братьев, соперничество с MAS носит дружеский характер. «Мы похожи на генном уровне, – говорит он. – Как конкуренты мы непримиримы, но если встретимся где-нибудь, то в горло друг другу уж точно не вцепимся».

Нирош де Силва, который знаком с обоими генеральными директорами, говорит, что Махеш не так склонен демонстрировать свое богатство, как Ашроф (последний питает слабость разве что к мотоциклам Harley-Davidson). По словам Ашрофа, он ездит на своих мотоциклах только в спортивный зал по утрам.

Он начинает осторожничать, когда речь заходит о прибыли, которую заработала Brandix в прошлом году. (Согласно оценкам экспертов, она составила почти $250 млн.)

Архивы пресс-служб

Приоритетным направлением работы на сегодняшний день является строительство технопарка для швейных предприятий в Индии, который он называет «золотой жилой». Политические деятели из штата Андхра-Прадеш жалуются, что реализация проекта не привела к созданию обещанного числа рабочих мест. По мнению Ашрофа, сейчас на предприятиях Brandix и других производителей наблюдается рост объема экспорта, в основном нижнего белья и футболок. «Сейчас мы выстраиваем цепь своих поставок», – говорит он.

Возможно, что в будущем лидирующие позиции будут принадлежать швейным предприятиям, которые смогут производить продукцию в объемах, необходимых для глобальных розничных сетей, например, таких как компания Li & Fung. В этом случае дни семейных фирм, рассредоточенных в странах с низким уровнем доходов, могут быть сочтены. Согласно прогнозу Стридера, «в швейной отрасли продолжатся укрупнение и консолидация, что позволит компаниям расширить свою деятельность и стать более диверсифицированными». Фаворитами новой эры станут акционерные компании открытого типа, способные привлечь крупный капитал. Возможно, что Brandix окажется в их числе.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8036 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить