Карапетян: Идею создания коньячного дома я обсуждал с Назарбаевым

"Будучи ребенком, я все время наблюдал за процессом перегонки, лазил в подвал, полный банок с чачей и бочек с вином", – вспоминает наш герой

Артуш Карапетян
Фото: Андрей Лунин
Артуш Карапетян

Артуш Карапетян хорошо известен на казахстанском алкогольном рынке: еще в 1970-е был директором Лениногорского пивзавода, Сарыагачского завода минеральных вод. В 1980-е работал главой Чимкентского пивного объединения, Главпивопрома Министерства пищевой промышленности КазССР, Главплод­овоща, Госагропрома и алматинского ПО «Напитки», а затем 23 года руководил известным АО «Бахус».

Такая специализация не случайна. Еще в 1937 отец Артуша Карапетяна – Месроп – был депортирован в Казахстан. С собой он привез виноградную лозу (по утверждению собеседника, первую в республике на тот момент). Уже через несколько лет у семьи был виноградник, делали вино и чачу, практически за счет этого построили дом.

- Будучи ребенком, я все время наблюдал за процессом перегонки, лазил в подвал, полный банок с чачей и бочек с вином, – вспоминает Артуш Карапетян. – Позже, в советское время, когда я пришел работать в сферу производства напитков, у меня всегда оставалась мечта продолжить делать то, что делал мой отец, и назвать его именем продукцию. Теперь я этого добился – имя отца носит чача, которую выпускаю.

Та идея наложилась на другую – создание коньячного завода.

- Как-то мы встречались с президентом Казахстана и обсуждали создание небольшого заводика с европейским оборудованием, который бы производил элитный алкоголь, – рассказывает Карапетян. – Дело тогда уже шло к пенсии, у меня с парт­нером были виноградники в Шымкенте, которые мы наращивали около 30 лет, уже 10 лет как закатали первую бочку коньяка, и я всерьез решил заняться созданием компании.

Он съездил во Францию, обсудил с производителями концепцию завода, нашел в Италии поставщиков оборудования. К моменту создания завода все еще работал в «Бахусе» и, когда понадобились средства на развитие нового проекта, продал свои акции. Так три года назад появилось совместное казахстанско-германское предприятие Winnac-Elite.

Первичная переработка происходила рядом с виноградниками в Южно-Казахстанской области, там сырье перекуривали, делали спирт и возили его в Алматы на выдержку, чтобы можно было следить за качеством.

- Поскольку завод и хранение коньячных спиртов в дубовых бочках были созданы раньше, налоговая нагрузка оказалась минимальная: проценты для сельского хозяйства маленькие, – поясняет Карапетян. – Кроме того, у меня есть определенная репутация на кредитном рынке, как в наших, так и в российских банках. Я всегда беру небольшие займы и всегда возвращаю их вовремя.

Практически сразу после открытия завода началось падение цен на нефть, валютные колебания, но местное сырье и производство позволили избежать потрясений.

- У нас уже были виноградники и оборудование для его переработки, нас практически не коснулись валютные колебания. По сути, мы только стеклянные бутылки из Франции (на 25 000 евро в год) и пробку из Португалии (на 8 000 евро) закупаем – просто потому, что аналогичных продуктов в ближнем зарубежье не найти, – говорит бизнесмен. – Все остальное, даже упаковка, – местное.

Однако после выпуска первой партии товара компания столкнулась с рядом проблем: подделки, дешевая продукция конкурентов и кассовые разрывы.

- Мы начали с традиционных здесь напитков – коньяк две-три звезды, но просто потерялись на этом рынке. В этом сегменте основная масса на полках – это не настоящий продукт. По сути, это концентраты плюс ароматизаторы, красители – все делается за сутки. Я чувствовал, что мы просто портим отличный виноградный спирт, потому что, сколько ни снижай цену, с такими «производителями» конкурировать невозможно, – рассказывает Карапетян. – А ведь такого полного цикла производства коньячных спиртов и конечного продукта, как у нас, – от винограда до готовой бутылки – нет не только в Казахстане, но и в СНГ! Могу говорить это ответственно: всех производителей знаю, мы каждый год в Ялте и Москве встречаемся, и регулярно Winnac-Elite завоевывает золотые медали.

В прошлом году, по словам бизнесмена, отправили на конкурс четыре образца и получили четыре золотые медали к уже имеющимся 18.

Артуш Карапетян
Фото: Андрей Лунин
Артуш Карапетян

Когда объем подделок стал достигать 35–40% всего объема продукции под их брендом, было принято первое серьезное решение – отказаться от свободной продажи и создать сеть собственных магазинов.

- Так мы ушли от посредников, «платы за полку», дебиторской задолженности и многих других минусов, – говорит Карапетян. – Кому-то это может показаться маркетинговой ошибкой, но раньше у нас была армия бухгалтеров и юристов, бесконечное бумагодвижение, а теперь мы вздохнули с облегчением. Сейчас у нас пять фирменных магазинов, есть планы по открытию еще нескольких в Алматы и Астане.

В конечном итоге было решено выпускать индивидуальную продукцию хорошего качества и по нормальной цене.

- Марочные коньяки 6–10-летней выдержки можем делать только мы. Заключили контракт с упаковочным цехом Тургеньского завода: цена за коробку может достигать 7000 тенге. Или бочковое хранение: купили 400 бочек из 80-летнего дуба в Италии и Франции, только одна стоит 3200 евро. – рассказывает бизнесмен. – Кроме того, сама технология: во время выдержки спирт все время испаряется – 5–7% в год, следовательно, нужно производить долив. Делать это нужно постепенно, чтобы в составе не произошло резких изменений. Так что 10-летний коньяк – это более 50% потери.

Смена модели сразу принесла плоды. Несмотря на то, что обороты снизились, возросла рентабельность завода – 15–20%. В 2016 выручка увеличилась на 42%, продажи – на 22%.

И главное – заполнили полки отличным марочным продуктом, который не стыдно дарить, – подчеркивает Карапетян и добавляет, что это и создание первого в Казахстане коньячного дома можно считать его главными достижениями. – Когда был в Австралии, увидел прекрасный пример – всего 25 гектаров виноградника, семь человек, одна семья, работают на заводе. И так 400 лет – хозяева одни, покупатели одни, прекрасный продукт, отличный бизнес. Мы тоже к этому идем: создали настоящий бренд, где работают мои сын и внук.

Компания готовится к выходу на российские рынки. Этот вопрос стоит довольно остро для всех производителей алкогольной продукции с момента вступления в Таможенный союз. Казахстанские акцизы оказались существенно ниже российских, было решено поднимать их постепенно.

- Некоторые производители хотят форсировать этот процесс, но, если резко поднять цену, продукция станет неконкурентоспособной. Надо использовать это время, чтобы укрепить бренд, развить культуру потребления, выбора качественных напитков, – считает Карапетян. – В целом я доволен тем, что мы с самого начала знали, к чему идем, и строили все основательно. Сегодня у нас классическая технология, натуральное сырье, отличное оборудование и своя сеть магазинов. Думаю, грех иметь все это и выпускать плохой продукт. Поэтому на каждой этикетке, я пишу: «За качество отвечаю лично», ставлю печать и роспись.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


журналист

 

Статистика

6971
просмотров
 
 
Загрузка...