Как парень из Тараза запустил венчурный бизнес в Сингапуре

Менее чем за год его бизнес стал безубыточным

Фото: © Depositphotos.com/2nix

К 28 годам предприниматель Олжас Жиенкулов окончил по программе «Болашак» один из лучших университетов мира, получил опыт аналитической работы на казахстанском страховом рынке и в секторе брокерских услуг, а затем предложение поработать в Сингапуре. Решив и в далёкой стране не ограничиваться исполнением служебных обязанностей, совместно с казахстанским инвестором Дамиром Карасаевым основал инновационную компанию по управлению активами Paladigm Capital. Менее чем за год их бизнес стал безубыточным. Сегодня Жиенкулов не только ведёт собственное дело в одном из крупнейших финансовых центров мира, но и инвестирует в ряд азиатских стартапов, а также возглавляет Казахстанско-Азиатско-Тихоокеанскую торгово-инвестиционную палату, помогая предпринимателям двух стран налаживать деловые связи.

От науки к экономике

Тем, кто считает столь стремительное восхождение результатом удачного стечения обстоятельств, Жиенкулов отвечает, что не бывает везения без упорства. Условия жизни в Таразе образца 90-х едва ли можно было охарактеризовать как благоприятные, но в его семье, вспоминает собеседник, всегда царил культ знаний и образования. Именно поэтому мать отправила сына на учёбу в алматинский физико-математический лицей №166, аттестат которого ценили приёмные комиссии ведущих технических вузов бывшего СССР, включая знаменитый Московский физико-технологический институт.

Довольно долго Олжас был уверен, что делом жизни станет ядерная физика, и всерьёз планировал поступать на факультет ядерного синтеза, благо в его активе были победы на городских и международных олимпиадах по физике и математике.

- На тот момент было очевидно, что мир нуждается в более продвинутых источниках энергии, а наука и поиск передовых решений казались единственным путём к решению этой проблемы. Повзрослев, я начал осознавать, что технологии без инвестиций мало что решают, особенно в странах, где мало капитала, в том числе в Казахстане. Учёные идут только в те сферы науки, куда приходят инвесторы, а последние в свою очередь часто вкладываются в проекты, которые на поверку не стоят внимания. Так пришло понимание, что путь к прогрессу лежит через повышение эффективности инвестиций, – рассказывает бизнесмен.

Приняв решение связать своё будущее с финансовой сферой, Жиенкулов нацелился на получение высшего образования за рубежом и после 10-го класса поехал в Великобританию, чтобы за оставшийся учебный год подтянуть английский и получить местный аттестат. Хорошие оценки и высокие результаты, показанные на предметных олимпиадах, позволили вчерашнему казахстанскому школьнику поступить на факультет управления в одно из лучших учебных заведений – City University of London. Оплачивать обучение сына в дорогостоящем британском вузе матери было не по карману, и молодой человек в 2008 году подал документы на программу «Болашак», попав по результатам жёсткого отбора в число стипендиатов.

По окончании университета Олжас вернулся в Казахстан, несколько лет отработал в брокерской компании Unicorn и в страховой «Лондон – Алматы», а спустя некоторое время получил приглашение на работу в сингапурский офис одной из гонконгских компаний, специализирующейся на управлении капиталом. С будущим работодателем он познакомился ещё в Лондоне, во время работы над одним из курсовых проектов. Ещё тогда иностранный бизнесмен оценил идеи студента из далекой страны. Впоследствии компания выросла и перешла под управление более крупной структуры, зато у Жиенкулова на тот момент уже появились ресурсы и знания, позволявшие начать собственный бизнес. Очень кстати оказалась и встреча с будущим партнёром Дамиром Карасаевым, который на тот момент вышел из бизнеса по управлению одним из банков в Камбодже, предварительно «раскачав» его до №4 в стране.

Точечный метод

Основатели компании, получившей название Paladigm Capital, решили предложить рынку концепцию так называемого финансового супермаркета. Человек, у которого появляются серьёзные деньги, стремится инвестировать в ликвидный капитал, объясняет Жиенкулов. В банке такому клиенту готовы предложить множество разных продуктов, большинство из которых, однако, по факту нацелены лишь на получение комиссии, а не на то, чтобы принести ему прибыль. К тому же банки, как правило, не рассказывают об актуальных инвестиционных направлениях и трендах. Эта проблема существует даже на таком развитом рынке, как Сингапур. Основатели Paladigm Capital решили проанализировать весь финансовый рынок, факторы риска и определить самые привлекательные инвестиционные направления, чтобы затем предложить их своим клиентам.

Жиенкулов вложил в новый бизнес все ранее заработанные деньги, порядка $350 тыс., примерно на 20% больше инвестировал Карасаев. Открытию Paladigm Capital, рассказывает собеседник, предшествовал длительный период лицензирования. В Сингапуре непросто начать собственное дело. Процедура получения лицензии оказалась вдвойне сложной для «пришельцев» из Казахстана: регулятор с пристрастием оценивал риски, но в конечном итоге дал добро.

Олжас Жиенкулов
Фото: Руслан Асанов
Олжас Жиенкулов

Партнёры нашли для себя оригинальную нишу. Не будучи столь профессиональными экспертами, как опытные венчурные фонды, которые могут разглядеть в стоящей пару сотен тысяч долларов компании будущего миллионного гиганта, они решили ориентироваться на более позднюю стадию и понятную динамику.

- Наш фонд вкладывается в компании, которые еще не листингованы, но очевидно имеют высокий потенциал. На этой стадии обычно инвестируют крупные фонды, поскольку такие компании не заинтересованы в инвесторах, не способных вложить солидную сумму. Мы применили метод, который давно практикуется в Америке и позволяет зайти в подобные стартапы с меньшими суммами. У сотрудников, много лет проработавших в бизнесе, как правило, есть пакет акций, который стоит достаточно больших денег. Многие из этих людей не против продать часть своей доли. Мы находим таких сотрудников и покупаем их акции по цене, сравнимой с той, по которой в компанию заходил последний фонд. Или же ищем инвесторов, которые вложились в компанию на более ранних стадиях, а теперь хотят продать небольшую часть своего пакета. Таким образом мы создаём дополнительную ликвидность. Желающие продать часть акций могут связаться с нами, оставив заявку на специальном портале, – поясняет Жиенкулов.

Другой фонд

Одно из направлений, которым он занимается в свободное от основной работы время, связано с популярным сегодня социальным инвестированием – impact investing. Его бизнесмен осуществляет посредством собственного инвестиционного фонда Tesla Capital. По словам Жиенкулова, молодые предприниматели в развивающихся странах, авторы по-настоящему полезных проектов, часто испытывают проблемы с доступом к капиталу, и в результате интересные идеи не получают доступа к рынку. Один из проектов, в который инвестировал фонд Жиенкулова в 2016 году, – казахстанский стартап Smart Satu (Forbes Kazakhstan писал о нем в июне 2017).

Инвестиции от Tesla Capital получил и сингапурский стартап Sapio – платформа, где любой желающий может разместить информацию о проведении мастер-классов по дисциплинам, в которых является профессионалом.

Ещё одним выбором фонда стал старт­ап LendingStar из Малайзии. Его автор, предприниматель Вячеслав Артамонов, создал платформу, посредством которой любой желающий может инвестировать в малый и средний бизнес. В Малайзии примерно 30–40% предприятий МСБ страдают от нехватки оборотного капитала, на рынке не так много инвестиционных банков и хороших инвестпродуктов. А на платформе LendingStar обычный человек может поддержать предпринимателя, чьи идеи показались ему интересными, минимальная сумма инвестиций составляет $2. Теоретически, вложив $100, инвестор может распределить свои риски на 50 компаний.

По словам Жиенкулова, данная концепция инвестирования связана с высоким риском, но и потенциал этого направления высок: именно социально ориентированный бизнес генерирует лояльность своих клиентов, и, если инициатива предпринимателя приносит пользу обществу, люди непременно это оценят.

- В перспективе я планирую превратить этот концепт в отдельный продукт и сфокусировать его на развивающихся рынках, потому что именно там молодые люди часто не могут найти финансовую поддержку для своих идей, – отмечает собеседник.

Инвесторы для Казахстана

Немногим более года назад в орбите профессиональной деятельности Жиенкулова оказалось развитие деловых связей между Сингапуром и Казахстаном через Казахстанско-Азиатско-Тихоокеанскую торгово-инвестиционную палату. Две страны давно наладили контакты на уровне правительств и даже подписали договоры об избежании двойного налогообложения. Но, несмотря на это, для большинства сингапурских предпринимателей казахстанский рынок по-прежнему остается terra incognita. Они не имеют понятия, с кем из коллег и на каких условиях стоит работать, а единичные попытки начать работу в Казахстане заканчивались тем, что потенциальные инвесторы лишь теряли деньги. К такому результату, убеждён Жиенкулов, в немалой степени приводило отсутствие структуры, благодаря которой предприниматели могли бы лучше понять нюансы рынка чужой страны. По большому счету, понимание отсутствовало и со стороны Казахстана, предприниматели которого привыкли рассматривать Сингапур исключительно как финансовый центр.

- Сегодня ситуация изменилась, реализация инициативы One belt – One road («Один пояс – один путь», выдвинутая в 2010-х Китаем идея объединенных проектов «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI века», с вовлечением многих стран Евразии. – F) открывает большие возможности. Люди понимают это, но не представляют, как подступиться к практической работе. Поэтому вначале мы рассказывали представителям сингапурской стороны про Казахстан, знакомили с культурой нашей страны и аспектами работы в деловой сфере. Сформировался пул компаний, которые понимают потенциал и риски, но готовы работать на казахстанском рынке, где действительно созданы очень хорошие условия для привлечения инвесторов. Наша главная проблема заключается в отсутствии маркетингового подхода. Дурная слава бежит далеко, а о хороших делах нужно рассказывать, – отмечает Жиенкулов.

Сам он не раз задумывался о том, насколько применимы технологичные идеи, успешно воплощённые в Сингапуре, в родной стране. Незначительный размер рынка IT и отсутствие крупных компаний, способных привлечь интерес международных фондов, собеседник считает одной из самых серьёзных проблем для Казахстана. Опыт той же Беларуси показал: не имея в активе историй успеха, невозможно убедить зарубежных экспертов в потенциальной привлекательности рынка. Именно технологический сектор выступает в роли двигателя мировой экономики. В США, например, стартапы ежегодно создают до 70% новых рабочих мест.

В Казахстане пока фактически отсутствует инфраструктура для развития этого сектора – не хватает инкубаторов, нет фондов, которые поддержали бы действительно стоящие компании после выхода из инкубаторских стен. Надеюсь, что опыт, который мы получили за время работы за рубежом, позволит понять, чего нам не хватает для развития технологического сектора и связанного с ним предпринимательства, сделать так, чтобы заработали нужные механизмы, – говорит Жиенкулов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9010 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
15 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить