Кайрат Мажибаев: Кризиса в РК нет, это нормальное состояние экономики

13936

Такую точку зрения известный казахстанский бизнесмен выразил в эксклюзивном интервью обозревателю Forbes.kz

Кайрат Мажибаев.
Фото: Андрей Лунин
Кайрат Мажибаев.

Как уже сообщал Forbes.kz переговоры по выходу на китайский рынок пищевой продукции из Казахстана вышли на финишную прямую. По словам министра сельского хозяйства РК Асылжана Мамытбекова, соглашение, после которого уже можно будет начинать реальные поставки, будет подписано в первой половине этого года. Обозреватель Forbes.kz поговорила с председателем наблюдательного совета группы компаний RESMI Кайратом Мажибаевым и узнала, тяжело ли казахстанким производителям выходить на внешние рынки.

FКайрат Куанышбаевич, есть ли у казахстанских товаров реальные возможности выйти на рынки ЕАЭС, учитывая те преграды, о которых говорили на международном бизнес-саммите «Ретейл-бизнес Казахстана 2016»?

- Это абсолютно реально, особенно в тех секторах переработки, что связаны с пищевой промышленностью, сельским хозяйством и услугами (например, логистикой, здравоохранением и информационными продуктами). Отдельные группы продуктов из этих секторов вполне конкурентоспособны. В той же России между Калининградом и Владивостоком огромная дистанция, но это не мешает региональному обмену, если это экономически целесообразно. Иногда выгоднее привозить продукцию из Казахстана, чем осуществлять их перевозку по РФ. Более того, на бизнес-саммите мы говорили о потребительском рынке, для которого расстояние не является единственным значимым барьером. На него большее влияние оказывают потребительская культура, то есть традиции потребления товаров повседневного спроса. В этом отношении нам на руку, что на рынках ЕАЭС присутствует и развивается в целом идентичная потребительская культура. Однако есть вопросы в том, насколько сама структура казахстанской экономики реально нацелена на экспансию в рамках нашего региона. И здесь я в первую очередь говорю о предприятиях обрабатывающего сектора, а не сырьевого и не банковского.

F: Насколько наша экономика, на ваш взгляд, на это нацелена?

- Она еще далека от какой-то осмысленной практики и стратегии работы на рынках ЕАЭС. Сейчас идет процесс формирования пока только основных целей. Последовательность государственных инициатив – тоже важный фактор. Поэтому мы следим, например, за тем, чтобы за ПФИИР-1 шёл ПФИИР-2 и т.д. У каждого цикла этой программы есть свои успехи и провалы, но важно, чтобы мы продолжали двигаться в этом направлении, и планы хоть в какой-то мере, хотя бы институционально осуществлялись. Постепенно региональные стратегии станут абсолютно реальными. Надо только практически работать над этим. Например, в этом году больше половины роста, который показывает RG Brands, происходит за счет работы на российском рынке. При этом на «домашнем» казахстанском рынке становится жарко. То есть рамки конкурентной среды в регионе уже понятны. Важно иметь осмысленный подход к работе в ней.

F: Какие объемы продукции RG Brands поставляет в РФ?

- 20-22% от общего объема произведенной продукции мы поставляем в Россию, Таджикистан, Узбекистан, Туркмению, Монголию и Киргизию.

F: Сейчас многие говорят о возможности поставок казахстанских товаров на китайский рынок. Вы рассматриваете такой вариант?

- Для казахстанских продуктов, прежде всего, биржевых commodities - это, к примеру, зерно, мясо, шерсть - китайский рынок является чрезвычайно привлекательным уже сейчас. Мы же рассматриваем Западный Китай и Иран больше как перспективные рынки.

F: Какую схему поставок вы используете в своём бизнесе?

- Для нас нет большой разницы, где производится наша продукция. Мы приверженцы концепции развития валового национального продукта (ВНП), а не валового внутреннего продукта (ВВП). Нам важно, чтобы это были наши торговые марки, наш концепт, наши технологии. Мы можем производить свою продукцию как в России, так и в Китае или Иране. Важно, чтобы мы продавали на этих рынках продукцию с казахстанским содержанием и высокой добавленной стоимостью.

F: Значит ли это, что вы рассматривайте возможность строительства завода в России?

- Строительство или покупку.

F: Есть уже какие-то конкретные договоренности?

- Мы постоянно в процессе рассмотрения новых проектов. Но мы рассматриваем аквизиционный рост, то есть рост через покупку, слияние, поглощение, как дополнительный, как не основной элемент нашего развития. Ведь успех через M&A зависит от очень многих факторов. Даже изменения курсов валют и некоторые решения правительств могут сказываться на самих такого рода сделках. На заключение подобных сделок обычно требуется от 6 месяцев до 1 года. Но, так как последние пару лет общая ситуация быстро меняется, мы даже не успеваем разработать структуру потенциальных сделок в процессе наших переговоров. Надеемся, что сейчас настал более стабильный период.

F: Когда нам ждать новостей об открытии вашего завода в России?

- Мы сначала должны все организовать и сделать, а потом уже сообщать вам.

F: Хорошо, давайте вернемся к ЕАЭС. Во время своего выступления на «Ретейл-бизнес Казахстана 2016» вы сказали, что в ЕАЭС должна быть единая денежно-кредитная политика. Могли бы вы более подробно объяснить, что вы имели в виду?

- Для меня как для гражданина Казахстана наша валюта, так же как наши территория, язык, конституция, президент, паспорт, флаг, гимн – это основополагающий, так сказать, фундаментальный фактор независимости нашей страны. К тому же считаю, что нет необходимости в единой валюте для того, чтобы обеспечить в рамках ЕАЭС экономическую интеграцию. Но вот в формировании интегрированной денежно-кредитной политики ЕАЭС как региональное экономическое объединение нуждается. Интегрированная денежно-кредитная политика необходима для ответственного управления финансовыми рынками, как в каждой отдельной стране союза, так и в рамках союза. Мы же понимаем, что деньги - это эквивалент стоимости товаров и услуг от реального сектора. И когда происходит определенный диссонанс в финансовых сценариях между развитием событий на денежных рынках разных стран, входящих в ЕАЭС, это отражается на товарных рынках. Например, односторонние резкие девальвации валют в России и в РК создали хаос в межстрановой торговле. В итоге мы получаем ужасные рыночные коллизии по всей экономической цепочке, и это очень сильно мешает той же региональной интеграции, не говоря уже о диверсификации нашей казахстанской экономики.

F: Как должна проходить эта интеграция?

- Мы видим, что Казахстан импортирует инфляцию и девальвацию из России. Очень часто наш Нацбанк делает вещи, затрагивающее интересы наших экономических союзников проактивно. У каждого значимого решения экономических властей должен быть свой отработанный механизм его согласования в рамках ЕАЭС, определения стоимости этих решений. Если же мы работаем в рамках общего экономически интегрированного союза, это значит, что за то или иное решение союзники должны нести экономическую и политическую ответственность перед своими партнерами, а не делать это в одностороннем порядке. Более того, общую денежно-кредитную политику не так сложно сформировать. Особенно если отталкиваться от стратегии ЕАЭС как экономического образования, его целевых экономических параметров. Мы должны понимать, например, какой ВРП у союза сейчас и каких результатов мы планируем добиться в 2021, каковы золотовалютные резервы у всех стран, входящих в союз, общие темпы инфляции, дефицита бюджетов и т.д. Таким образом, мы сможем консолидировано оценивать состояние общих и отдельных денежных и товарных рынков по Евразийскому экономическому союзу.

F: Вы упомянули о том, что Казахстан импортировал девальвацию из России, эффект от которой ощутили на себе казахстанские производители. Удалось ли вашей компании восстановиться после девальвации?

- Мы – терпеливая инвестиционная компания и смотрим на 5-10 лет вперед. Для нас это нормальная ситуация, когда у тебя тенговая выручка растет, но физические объемы продаж могут отставать циклически. Существуют и определенная циклическая взаимосвязь между девальвацией, инфляцией и производительностью. Мы к этому относимся спокойно, лишь бы действия экономических властей были в рамках экономической науки. Сейчас, после девальвации, мы не растем в физических объемах. Мы видим, что потребители отдают основное предпочтение продуктам и брендам, которые дают лучшее качество за оптимальную цену (the best value for money). Зная это, мы стараемся максимально помочь нашим клиентам и удовлетворить наших потребителей, но так, чтобы при этом доходность была на приемлемом уровне, и мы могли ее реинвестировать в дальнейшие улучшения.

F: Какие тренды на потребительском рынке вы можете выделить?

- За три месяца этого года мы выросли на 30% в тенговой выручке. Основной рост обеспечивается за счет работы на новых рынках. К сожалению, в Казахстане, особенно в западной его части, потребительский рынок демонстрирует спад. Также мы  видим, что упаковки больших объемов, которые позволяют потребителям сэкономить, продаются очень хорошо. Отдельные розничные каналы - открытые рынки, оптомаркеты, fast food - показывают рост из-за их привлекательных цен для потребителей. Сегодня казахстанцы все меньше совершают эмоциональные покупки, все больше планируют их. Главное, чтобы в следующие 5-10 лет ситуация в целом была стабильной.

F: Как вы считаете, достаточно ли будет 5-10 лет для того, чтобы экономика Казахстана восстановилась?

- Мы слишком много говорим о кризисе. Много эмоций по этому поводу. Мы нынешние, нормальные, времена называем кризисом, сравнивая их с пиковыми значениями казахстанской экономики в середине 2000-х. Но мы уже с 2007 находимся в этом состоянии. Хочу вам сказать, что 9-летний срок данного отрезка говорит о том, что это не может быть кризисом, то есть резким падением.

Считаю, что нынешняя ситуация рядовая и объективно отображает положение в казахстанской экономике. Прыгающие цены на энергоносители и металлы, слабая диверсификация экономики, невысокая производительность частного и государственного секторов, ограниченный доступ бизнеса и домохозяйств к капиталу - это реальность и отображает нашу сегодняшнюю конкурентоспособность. Ситуация может быть хуже, а может быть и лучше. Сегодня же это – нормальная и объективная ситуация, она абсолютно соответствует производительности труда, которую мы с вами демонстрируем. Как только мы будем работать лучше, экономика улучшится. Объективно все для этого есть.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить